«То, что ожидает нас там, в учебниках не пишут»

Россия не член НАТО, значит, никакая это не Европа, искренне считают англичане
«То, что ожидает нас там, в учебниках не пишут»
Уличный поэт на берегу Темзы воспевает Владивосток в стихах.

Англия теоретически — самая знакомая заграница для россиян со школьной скамьи. Но то, что ожидает нас там, в учебниках английского не пишут, как убедилась корр. «К».

Все достопримечательности, зазубренные нами на уроках английского в школе, да! — они потрясающи и впечатляющи. Биг-бен, Вестминстерское аббатство, Тауэр с бережно начищенными слоями веков, собор Святого Павла, вполне широкая Темза, мосты через нее. Но…

Стихи про Владивосток. Разве рассказали нам учебники о том, что на набережных Темзы можно встретить уличных поэтов? Явление, кажется, любопытнее, чем привычные везде уличные музыканты, танцоры и художники. Сидят себе английские молодые поэты на променаде возле Тейт Модерн с бесстрастными лицами. В шляпах. Курят. И строчат на пишущих машинках XX века стишки по заказу прохожих.

Платишь такому творцу, сколько считаешь нужным, говоришь слово, и поэт тут же производит на свет вирши на заданную в слове тему. Мы попросили что-нибудь со словом «Владивосток». В итоге получили четыре строфы, начинающиеся тем, что «скакал казак через долину… во Владивосток» и «…все, что привез мне брат из Владивостока — одна паршивая футболка» в финале поэтического текста. Было забавно. А главное, фото получили колоритные.

Уличные поэты — «фишка» чисто столичная в Англии. А вообще Лондон — отдельная страна в стране, как всякий мегаполис.

Столица геополитики. Снаружи Лондон именно такой, каким мы знаем его из учебников. А внутри — иное. Былое имперское величие стремительно переросло сегодня в интернациональный тусич. Индийцы, киприоты, китайцы, африканцы — теперь представители бывших британских колоний оккупируют столицу Соединенного Королевства.

И это тоже впечатляет. А слово «русский» в Лондоне ассоциируется у местных непременно со словами «олигарх» и «опасность вторжения». Самих русских в лондонской толпе еще поискать. Зато заметны албанцы, на каждом углу кричащие, что Косово — это Албания, под одобрительное кивание старушки-Англии. В первый же день пребывания в английской столице нам об этом объявили сразу двое: портье отеля и официантка одного из кафе. Ну, бог с ними, главное, что Крым наш (если это кого-то утешает)!

Тайное имя. Биг-бен, этот заштампованный во всех странах символ Англии, тоже выдал сюрприз. Оказалось, данная достопримечательность носит псевдоним. А ее реальное имя — башня королевы Елизаветы I — известно только искушенным знатокам английской столицы.

Мы стали таковыми, взяв экскурсию по Темзе на катере, где веселый лондонский гид раскрыл нам много городских тайн и просил не рассказывать о них никому. Мы обещали так и поступить. Отнеслись к обещанию, конечно, по-английски.

Солнечный Альбион. После знакомства с Лондоном мы решили познать Англию исконную, не мегаполисную. Арендовали кроссовер и проехали от южного Портсмута до северного Скиптона. Это автопутешествие — отдельная интересная история. Но что поражало в любой его точке, так это погода. Синее небо, яркое солнце, сверкающее море, изумрудная трава по долинам и холмам. Пресловутого тумана нам не довелось увидеть в Англии ни разу за полмесяца. Все-таки и там лето умеет баловать отпускников.

В Уэймуте, маленьком курортном городке, раскинувшемся вдоль длинного пляжа, мы искупались в Ла Манше. Конечно, местные жители никогда о Ла Манше не слышали, ибо привыкли именовать его Английским каналом. Море, как и во Владивостоке, ярко пахло морем. Вода его — полна водорослей, маленьких ракушек и крошечных крабов. Кстати, именно в Уэймуте снимали английскую часть фильма «Дюнкерк». И в момент нашего путешествия уэймутцы терпеливо ждали премьеры картины, потягивая коктейли на солнечных террасах пляжных кафе.

Патологическая вежливость. Мы, конечно, проходили в школе на уроках английского, что English people are naturally polite. Но масштабы явления!.. Они тоже стали сюрпризом для нас. Англичане не просто вежливы, а вежливы до неприличия, до патологии, на русский взгляд. Они могут беспрестанно извиняться (даже за то, что встретились с вами глазами случайно в метро) и бесконечно повторять «спасибо» (даже если подают тебе что-то, когда ты сам должен благодарить их).

Джентльмены и леди чистой воды. Нам же, обладателям широкой русской натуры, было тяжко переносить такой вынос мозга засильем вежливости. Внутри нас помимо воли и воспитания росло зудящее желание написать большими буквами икс, игрек и букву «й» в публичном месте. Но мы сдержались, подобно англичанам.

Выносливость джентльменов. При этом всем от англичан старшего поколения нам довелось слышать, мол, они — нация селян. Но на самом деле они по сей день — нация первопроходцев, знающих, на что идут. Если есть цель и движение к ней — никаких жалоб.

Как пришлось наблюдать, ни дискомфорт, ни внезапные проблемы не способны довести типичного англичанина до демонстрации каких-либо эмоций. Вот наш характерный диалог по теме с жителем Портсмута: «Вы когда-нибудь жалуетесь вообще?» — «Да. На погоду. На то, что зачастую нам слишком холодно. А если выйдет солнце — нам слишком жарко». Вот вам максимальная мера публичного возмущения от приличного человека.

Брексит им не нужен. Когда мы покупали в Англии молоко, оно всегда было восхитительным, почти сладким и с маленьким сроком хранения. Будь то покупка в маленьком подвальном магазине в деревне или в мегамаркете Лондона. Оно и понятно: трава густа и отменного качества в стране, коровы пасутся везде, где нет застройки.

А на «крайнем севере» Англии, в графстве Йоркшир, сюрпризом для нас стали большие стада овечек, помимо тех же коров, и табуны лошадей. В отличие от приморских сопок, йоркширские холмы «разрисованы в клеточку» каменными заграждениями частных владений и густо населены всеми этими домашними животными, пасущимися дни напролет. Как пояснили нам в Йоркшире, фермерам в глубинке (кстати, как и молодежи в Лондоне) совсем не хочется выходить из состава Евросоюза. Он же дотирует английское сельское хозяйство! С Брекситом с йоркширских холмов утечет и благополучие, считают они. Это «синим воротникам», работягам из индустриальных городов типа Ливерпуля, хочется «вернуть великую Британию». А у крестьян и столичной молодежи Британия и так в полном порядке.

Это не Европа, в то же время гордо говорят англичане, не экономически, но культурно отделяя себя от континента испокон веков. Данное высказывание было, пожалуй, самым неожиданным сюрпризом для нас! Впрочем, то, что Россия относится к Европе — сюрприз уже для самих англичан. Что-что? Географически Европа — это до Урала? Так ведь Россия не член НАТО, значит, никакая это не Европа, искренне считают они.

С западноевропейскими же странами англичане — друзья вполне… заклятые. Помнят, как была разбита Англией Непобедимая испанская армада в 1588 г. Гордятся до сих пор. Помнят, как братья-немцы бомбили Лондон в Первую и Вторую мировые войны. Не забудут им этого никогда. Помнят, как на Британские острова с континента устроили норманнское нашествие. Почти тысячу лет назад, на минуточку! Не простили по сей день. Потому и Ла Манша в английском сознании не существует. Вместо него — Английский канал, и точка.

Но все это никак не мешает англичанам иметь превосходный сервис, усердно служить гостям, невзирая на их национальность, и старательно поддерживать приятную для всех атмосферу. «Что пожелаете, мои сладкие? Бургер погорячее?» — свойски подмигивала нам хозяйка таверны в Скиптоне, в северной йоркширской глубинке. «А что для вас, голубчики мои?» — одаривала теплой южной улыбкой официантка в кофейне на пляже Уэймута, будто знала нас давно.

Еще не уехав из Англии, мы уже начинали скучать по ней, такой странной и полной сюрпризов.

Ольга ШИПИЛОВА, фото автора