«Это не страна-концлагерь»

По Северной Корее — без конвоя и автоматчиков
фото:  википедия | «Это не страна-концлагерь»
фото: википедия

«Этот город, один из самых радушных и безопасных для туриста, где очень любят джаз и графические романы, сердце страны победившего тоталитаризма, футуризма и… туризма». Так Пхеньян описывает Сергей Соловьев, директор Владивостокской централизованной библиотечной системы (ВЦБС):

— Наш визит был связан с приближающимся Восточным экономическим форумом. Корейская сторона налаживала связи, чтобы выяснить, какие общие интересы в области промышленности, торговли, культуры могут объединить наши страны, и Централизованная библиотечная система наряду с музеем городского искусства «Арт-Этаж» получили приглашения. Конечно, мифы, легенды и та воинствующая пропаганда, которая льется с разных сторон, во многом формируют ожидания неискушенного туриста. Если мы достаточно хорошо знакомы с литературой, кинематографом, искусством Южной Кореи, то ее северный сосед в этом плане — терра инкогнита. Было интересно посмотреть, что там на самом деле.

Нас встретил аэропорт Сунан — вполне себе среднестатистический, с зонами досмотра, торговли, ничуть не хуже «Кневичей», может быть, на уровне Кимхэ десятилетней давности в Пусане. Начиная с аэропорта, туристические группы и различные делегации в Северной Корее традиционно сопровождают гиды, которые полностью организуют ваше пребывание на территории страны в соответствии с подготовленной программой.

Свою программу мы изучили заранее и в дальнейшем попросили дополнить несколькими пунктами, на что получили согласие. Возможно, это было связано с миссией нашей делегации и высоким статусом главного принимающего — товарища Чона, которого нам представили как заслуженного героя труда. Едва ли не на каждом углу ему отдавали честь, так что авторитет этого человека был действительно велик.

Приехал за нами микроавтобус уровня «Тойота Хайс», оборудованный всем необходимым, — день был жаркий, и в салоне работал кондиционер. На дорогах мы увидели автомобили японского, китайского производства, встречалось и наследие в виде каких-нибудь «древних» моделей мерседеса до 124 кузова. Говорить о всеобщем благоденствии, разумеется, не приходится, население достаточно бедное, и чем дальше от города, тем оно более крестьянское, тем больше вокруг велосипедов. Но это не ужасы тоталитаризма, о которых стоит кричать на каждом углу, это не страна-концлагерь.

Есть доля правды относительно закрытости Северной Кореи, ее оппозиционности, но вместе с тем нельзя не признать, что она меняется, причем очень динамично, и если вам скажут, что в Пхеньяне пустые улицы и свет не горит, знайте, это неправда. Там достаточное количество частных автомобилей (мы и в пробки попадали), присутствует уличная торговля, корейцы умеют веселиться и вкусно кушать, там работают парки развлечений, вечером загорается иллюминация, а в различных заведениях вы можете услышать северокорейский джаз.

Для меня стало открытием, что корейцы так любят джазовую музыку (пусть даже называют ее по-другому). Из корейских детей, которые занимаются по 10 часов в сутки, вырастают музыканты с отличной техникой. Может быть, их кругозор ограничен, ведь им недоступны Акер Билк, Джордж Гершвин, Морис Равель в том виде, в каком они доступны нам, но по итогу рождается очень интересный национальный джаз, и если вы хотите с ним познакомиться, есть возможность сделать это во Владивостоке, например, в «полуофициальной столовой» мэрии, ресторане «Коре», где вечером звучат эти песни, или одном из старейших северокорейских ресторанов города Пхеньян.

Самый известный ансамбль — «Моранбон бэнд». Он состоит из молодых девчонок, и говорят, нередко они становятся женами членов партийной верхушки КНДР. Как музыканта, меня особенно порадовал отчетный концерт пхеньянского Дома пионеров — несколько музыкальных выступлений, в том числе с очень интересной и совершенно небанальной музыкой.

Жили мы, кстати, в приличной гостинице со всей возможной инфраструктурой от бассейна до фитнес-зала — не «Мариотт», конечно, но отель вполне на уровне трех-четырех звезд, причем среди наших соседей было достаточно много экспатов-иностранцев. Особенно выделялась на общем фоне пожилая семейная пара велопутешественников из Франции — они просто достали свои велосипеды и поехали колесить по Пхеньяну, возможно, с сопровождением. Но я знаю, что ребята из нашей делегации спокойно посещали соседние торговые лавочки, никого не спрашивая. Все было в рамках обычного визита — без конвоя, автоматчиков и особой жесткости. Мы захотели посетить супермаркет, получили согласие и свободно ходили по этажам, где Александр Городний, директор «Арт-Этажа», купил себе совершенно замечательный френч — один в один как у лидера страны товарища Ким Чен Ына, и я жалею, что не приобрел себе такой же.

Любимый фотокадр — на фоне самой известной пропагандистской картинки. Если вы смотрели фильм «Интервью», который в свое время вызвал большой скандал (якобы Северная Корея официально запретила киностудии «Сони Пикчерз» выпускать его в прокат), то помните, что эта действительно очень смешная гротескная комедия о том, как группа американских журналистов решила взять интервью у Ким Чен Ына, начинается с кадров, где маленькая девочка поет патриотическую песню, стоя у монумента Корейской Народно-Демократической партии. Этот монумент — визитная карточка Пхеньяна. Причем серп и молот в нем дополняет кисть художника, что, на мой взгляд, очень правильно и даже трогательно — к союзу крестьян и рабочих в Северной Корее присоединяется творческая интеллигенция, которую советский режим не жаловал. Это фото для меня — весьма интересная история, она навсегда останется со мной.

И, конечно, с «кистью художника» была связана наша итоговая цель — встреча с министром внешнеэкономических дел Северной Кореи, сотрудником аппарата председателя правительства КНДР, товарищем Ким Ен Чже, где были подтверждены наши договоренности и взаимные интересы. Я надеюсь, скоро они принесут свои плоды. Что касается библиотечной сети, мы нашли определенные жемчужины, с которыми очень хотелось бы познакомить российского читателя, если не весь мир. В первую очередь я говорю о графических романах или комиксах — очень популярном жанре в этой закрытой стране. Их просто тысячи на любую тему, нам хотелось бы перевести и адаптировать несколько, чтобы показать широкой аудитории Северную Корею совершенно с другой, интереснейшей стороны.

Да, это жесткий режим, небогатое общество, нас просили не выражать открыто свое недовольство по отношению к государственному строю, лидеру, что, в общем-то, было бы глупо. Дискредитировать себя, заявляя, какой там концлагерь? Во-первых, концлагеря мы не увидели, во?вторых, можно придираться ко многому, но, учитывая, под какими санкциями находится государство, нужно отдать должное упорству, с которым оно меняется и растет.

Мы с пониманием отнеслись к тому, что многие объекты в городе под запретом для туристов, что все наши гаджеты прошли тщательную проверку вплоть до фотографий (внешнего интернет-сообщения в Северной Корее нет). Кстати, у двух сопровождавших нас молодых девушек были смартфоны моделей под названием «Пхеньян», работали они на системе «Андроид».

Улетала делегация под впечатлением. Есть большая вероятность и большая надежда, что так же, как в свое время рухнула берлинская стена, вот эта 38-я параллель, разделяющая две страны, когда-нибудь будет стерта, для того чтобы семьи и земли объединились в единую процветающую Корею.

Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
кажимяка | Отправлено: 15 ноября 2018, 21:15
Ошибка в названии. Правильно "Это не страна, а концлагерь".
Алекс | Отправлено: 30 октября 2018, 09:25
В 2015 году дважды посетил вышеуказанную страну, а конкретно речной порт Сонгрим (SONGNIM) всего в 30 км по прямой от Пхеньяна. Впечатления. Во время следования по реке, в нарушение всех Правил безопасности, запрещают использовать навигационные приборы а также бинокли. После заката солнца в зданиях (даже в строении погранпоста на территории порта), перемещаются с фонарями или керосинками, на улицах освещение отсутствует, наши влад. дороги по сравнению с ними (сплошные ямы) -скоростные автобаны, во время поездки в seamensclub наблюдали волов перевозящих груз и пашущих землю, в магазины зайти не разрешили, отопление в гостинице в феврале не работало, обедали в верхней одежде быстро-быстро пока блюда не замерзли. На оформление портовых формальностей приходят не менее 10 человек (у нас 2-3), с обязательным обедом, от 100 грамм не отказываются. Телефоны, фотоаппараты закрываются в сейфе и опечатываются, радиостанции опечатываются, круглые сутки на борту 2 пограничника для контроля.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ