Ирина Хакамада: «Предпочитаю баланс между индивидуализмом и вписываемостью в формат»

Ирина Хакамада о мечтах и мечтательности, воспитании и «японскости»
Из личного архива героя публикации |  «Предпочитаю баланс между индивидуализмом и вписываемостью в формат»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Ирина Хакамада, российский политический и государственный деятель, кандидат экономических наук, писатель, радиоведущая, телеведущая.
Родилась в 1955 г. в Москве. Окончила экономический факультет Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Защитила кандидатскую диссертацию на экономическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова. В 1983 г. получила звание доцента по специальности «политическая экономия».
До начала 1990-х занималась научной и преподавательской работой (ВТУЗ при Автозаводе им. Лихачева). С 1995 по 2008 гг. — общественный и политический деятель. Занималась бизнесом. В 2004 г. выдвигалась кандидатурой на выборах Президента Российской Федерации.
В настоящее время активно работает над своими книгами, разрабатывает и проводит мастер-классы по личностному росту.

Владивосток вновь ожидает приезда Ирины Хакамада — личности успешной и самобытной. На этот раз с помощью известной женщины self-madе, женщины, которую журнал «Тайм» назвал политиком XXI века, приморцы смогут препарировать феномен успеха и рассмотреть его анатомию. В преддверии визита Хакамада побеседовала с корр. «К».

Self-madе. Крылья в комплекте

— Быть успешным и свободным в России — об этом вы говорите на ваших мастер-классах. А что значат для вас лично понятия успешности и свободы?

— Быть успешным — прежде всего, делать то, что тебе нравится. Среди тех, кто тебе нравится. И для тех, кто тебе нравится.

— Существует ли некий алгоритм достижения того, о чем мы сейчас говорим?

— Если бы это можно было уложить в единую формулу — все было бы очень просто. Однако такого не дано по определению. Понять, куда и как двигаться, чтобы достичь успеха и одновременного сохранить или обрести свободу — для этого и нужны людям тренинги, семинары, мастер-классы, подобные моим.

— Ваши книги, в том числе нашумевшие «SEX в большой политике», «SUCCESS в большом городе» — в какой из них вы больше самовыразились?

— Больше всего меня нынешней в новой книге «Дао жизни». Именно в ней и собраны материалы, которыми я делюсь с людьми на собственных мастер-классах «Дао жизни: Анатомия личного успеха».

Мои мастер-классы не для широких масс, а для личностей определенного типа. Прежде всего для тех, кто органически сочетается со мной. Например, такие, кого называют self-made, стремящиеся самореализоваться, быть успешными, но при этом свободно парить на крыльях мечты (не путать с мечтательством!). Им ничто не чуждо, они хотят обеспечить себя и свою будущую семью, иметь приличную квартиру, машину, сделать бизнес-карьеру. Но эти бонусы для них — не цель, а всего лишь инструмент, позволяющий найти себя в огромном мире и совершить что-то грандиозное.

Есть иные self-made — не стремящиеся к самостоятельному рискованному полету. Не предприниматели, не новаторы по духу, а менеджеры. Мечтают, соответственно, стать топ-менеджерами, работая не в вязкой системе бизнеса по-русски, а в прозрачных престижных западных корпорациях. Правильные, корпоративные отличники. Звезд с неба не хватают и надеются, по возможности, дослужиться до бизнес-«генерала», начав «солдатом». Такие личности рассчитывают на то, что своим профессионализмом и трудом сумеют в жесткой конкурентной борьбе победить блатных и лизоблюдов.

— Вы слывете убежденной индивидуалисткой. Но можно ли понять из вышесказанного, что проповедуете приверженность формату, системе?

— Я предпочитаю баланс между индивидуализмом и вписываемостью в формат. В моем кругу общения есть интересная иллюстрация: двое высокопоставленных чиновников, обоим — за шестьдесят. Один из них предпочел слиться с системой. Теперь он старый человек, выглядящий на свои года, без особого вкуса к жизни. А второй — в прекрасной форме, ему не дашь и 60 лет. Все потому, что помимо карьерных устремлений он имеет множество интересов, увлечений и, сохраняя свою индивидуальность, он просто успешно вписался в систему, а не сливался с ней.

Патернализм не нужен

— Очевидно, что личность в человеке формируется с детства. Как современным родителям стоит воспитывать детей, чтобы заложить в них успешность и свободолюбие?

— Уверена, нужно уметь дружить с собственными детьми, договариваться, не важно, 4 года ребенку или 14. Но друг-родитель иногда должен быть достаточно строгим. И чрезвычайно важно заставлять ребенка самому принимать решения и чувствовать ответственность за них. Патернализм 24 часа в сутки совершенно не нужен!

— Делаете ли вы разницу в подходах к воспитанию девочки и мальчика?

— С девочками все более понятно: важно развивать в них интеллект и культивировать хороший вкус. А с мальчиками нужно обязательно играть. Я и сама играла с сыном в хоккей, хотя совершенно не умела этого делать, ходила на карате… Cчитаю, что и в компьютерные игры нужно играть вместе. И если видишь, что ребенок поглощен игрой, где сплошь кровь и дерьмо, плавно подвести его к другим играм, не менее крутым, но содержащим свет и созидательные элементы.

— Кого вы почитали за идеал в юные годы?

— Майя Плисецкая и Галина Уланова — вот на кого мне хотелось быть похожей.

— Неожиданный ответ от Хакамады. Почему же вы не стали балериной?

— Честно сказать, я пыталась. Но меня не взяли в соответствующее учебное заведение. Хотя идеалы детства все равно оставили свою отметину в развитии личности. Полагаю, ощущением внутренней элегантности и определенным эстетическим вкусом я во многом обязана своим детским балетным кумирам.

— Ваши нынешние отношения с миром кино — тоже наследие детских мечтаний? Говорят, после того как вы сыграли в фильме, теперь сами намерены снять ленту по собственной книге «Любовь. Вне игры».

— Мое появление в кино — это все просто баловство, не более. И не думаю, что дело дойдет до съемок фильма по моему политическому роману.

Японское пробуждение

— Кандидатская диссертация, которую вы успешно защитили, связана с Францией, и помимо английского языка вы владеете французским. Почему не японским? Все-таки вы дочь японского иммигранта.

— Так случилось, что в вузе пришлось изучать французский, а не японский. Если говорить о папе — он не имел ни малейшего намерения обучать меня своему родному языку. В связи с коммунистическими убеждениями он иммигрировал в СССР, получил советское гражданство и принципиально отказался от всего японского.

— Однако вы не разделили и политических убеждений отца.

— Мне всегда были чужды любые формы принуждения и уравниловка, характерные для коммунистической идеологии. С юных лет я была типичным интеллигентом подполья, который обзавелся диссидентским кругом общения, читая произведения Солженицына.

— Вы как-то ощущаете в себе «японскость»?

— Безусловно! Японец пробуждается во мне в определенных жизненных ситуациях. Например, в конфликтной обстановке, когда вокруг все кричат, я предпочту помолчать. Или со стойкостью, вероятно, самурайской выдерживать испытания в жизни, упорно двигаясь вперед.

— Поддерживаете ли вы контакт с вашим братом по отцу, живущим в Японии?

— Да. Мой брат, Сигэки Хакамада, профессор токийского университета Аояма, советолог, прекрасно говорит по-русски, известен в российских политических кругах, Путин его знает.

Харизматический город

— Вы уже бывали во Владивостоке раньше. Какое впечатление оставила у вас приморская столица?

— Владивосток запомнился мне бардаком, суетой, шумом, пробками и своей особенной харизмой.

— Чего вы ожидаете от Владивостока в ближайший ваш приезд?

— Большего порядка. Но чтобы при этом город не утратил харизмы!

 

Ольга ШИПИЛОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ