Константин Веревкин: «Больше доверяю себе, чем фортуне»

Глава владивостокского филиала «Филип Моррис» о чтении и формуле успеха
из архива газеты «Конкурент» | «Больше доверяю себе, чем фортуне»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Веревкин Константин Алексеевич, 31 год.
Место рождения: Владивосток.
Образование: ДВГМА (ныне МГУ им. Невельского) — 1995 г., специальность «инженер-судомеханик».
Карьера: с января 2001 г. — начальник филиала во Владивостоке, февраль 1999 г. — специалист по маркетингу; август 1998 г. — начальник по обеспечению сбыта в ДВ регионе; октябрь 1996 г. — компания «Филип Моррис» Сейлз энд Маркетинг», мерчандайзер; ДВМП, судомеханик.
Состав семьи: жена, сын, домашнее животное.
Любимая историческая личность: пожалуй, Петр Столыпин.
Главное личное достоинство: принципиальность.
Личный недостаток: лень.

Константин Веревкин — персона в некотором роде знаковая. Он является наглядным подтверждением того, что в достижении успеха нет ничего сверхъестественного. Главное не столько призвание, сколько сильная мотивация. Она помогает взглянуть на мир новыми глазами в поиске новых решений и даже обратить недостатки в достоинства.

Двигатель прогресса

— Как, скажите, безусловный лентяй может сделать карьеру? Либо вы знаете какой-то секрет борьбы с этим пороком, либо лукавите.

— Лень, как известно — двигатель прогресса. Я стараюсь свою работу сделать как можно быстрее и качественнее, чтобы можно было потом расслабиться и всласть полениться. Я считаю себя человеком в этой жизни, в общем-то, состоявшимся, и если лениться уж очень сильно, делать работу некачественно, то это на пользу не пойдет. Раньше, особенно по студенчеству, у меня была привычка все делать в последний момент. Жизнь вынудила ее скорректировать — сейчас у меня семья, которая от меня зависит, приходится быть ответственным.

— Работа для вас просто круг обязанностей или образ жизни и склад ума?

— Это совокупность всего перечисленного. Проводить границу между личностью и служебными обязанностями не получается, если любишь свою работу и вкладываешься в нее. И на работе бывают личные моменты, и дома не перестаешь думать о деле. Влияет работа и на стиль поведения в жизни. На сегодняшний день я — руководитель, и менеджерские навыки, которые мне были привиты, не могут «выключаться», их используешь и в повседневной реальности. Например, в общении с родными оказываются полезными навыки по мотивированию, сглаживанию конфликтов и т.д.

Чем выше и важнее позиция, тем больше информации приходится перерабатывать, больше анализировать. Наверное, нужно все же иметь для этого специальный склад ума.

— Стало быть, лень карьеризму не препятствие?

— Смотря что в это слово вкладывать. На заре моей туманной юности слово «карьерист» имело очень негативную коннотацию. Карьерист, по тогдашним понятиям — это человек, который ради карьеры идет по головам всех, в том числе и самых близких. Это не мой портрет. Хотя, разумеется, я стремлюсь к вершинам — как известно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Конечно, я вижу себя на других, более высоких, позициях в компании. Если у человека в течение лет пяти не наблюдается карьерный рост, значит, он плохо работает.

Фортуна делу не помеха

— Какое свое профессионально достижение вы считаете главным в своей жизни?

— Я думаю, оно у меня еще впереди! А вообще, что это такое? Есть цель, которой хочешь достигнуть за определенный срок. Когда она достигнута, нельзя сказать, что ты совершил нечто сверхъестественное; это просто достигнутая цель, одна из многих, которые ставишь себе постоянно.

Может быть, мое важное личное достижение — это то, что я решился круто изменить свою жизнь, придя работать в «Филип Моррис» — многие мои знакомые боятся пойти на перемены, предпочитают довольствоваться тем, что есть. Для меня приход в компанию был очень серьезным шагом. Я же из семьи потомственных моряков, и родители ожидали, что пойду по их стопам. Поначалу, впрочем, так и было. Я ожидал сопротивления с их стороны, потому что люди они у меня очень жесткие и властные. Но я все равно считал, что поступаю правильно. К моему удивлению, они меня поняли.

С другой стороны, может быть, мне просто повезло. Я попал в компанию случайно. Мой друг показал объявление в газете, гласившее, что «Филип Моррис» набирает сотрудников, и предложил вместе попробовать. Я на тот момент совершенно не представлял себя в иностранной фирме, и пошел с ним за компанию. Так получилось, что я прошел все эти многоэтапные интервью, а друг — нет.

— Какую вообще роль вы в жизни отводите удаче, случаю?

— Ее роль сложно «вычислить», потому что трудно, если не сказать невозможно, определить миг ее появления. К нам же не снисходит озарение: «О, вот оно, везение!» Даже если что-то подобное случается — это может быть и обманчивое впечатление. Определить присутствие удачи можно только много потом, постфактум, оценивая события.

В моей личной жизни я везению отвожу небольшую роль. Это в игре на бирже все строится на умении или таланте — почуять момент, когда нужно прийти и уйти. У нас все гораздо проще — если хочешь получить какой-то результат, нужно целенаправленно к нему идти, напряженно работать.

— Стало быть, вы доверяете себе больше, чем фортуне?

— Разумеется, больше доверяю себе. Конечно, при планировании всегда приходится иметь ввиду, что могут вмешаться внешние факторы. Готовишься и к задуманному, и к непредвиденному, о всемогущем случае все же нельзя забывать. Здорово, когда все получается как по-писаному, особенно неожиданно; но основывать на этом планы нельзя.

— Допускаете ли вы, что судьба может снова вмешаться в вашу жизнь, и вы ее снова коренным образом измените?

— Сейчас я себе этого не представляю. Все-таки тогда я искал перемен, и они бы случились не так, так эдак. Сегодня все мои потребности удовлетворены. Есть куда двигаться в личностном плане. Зарплата тоже устраивает, хотя, как говорят психологи, это фактор «гигиенический», немотивирующий — она поддерживает нормальный уровень жизни, а сама по себе на свершения не сподвигает.

Если бы мне было некуда расти, то через определенный промежуток времени — лет примерно через пять — я бы начал испытывать дискомфорт оттого, что никуда не двигаюсь. Сейчас у меня перспективы есть, за которые нужно еще побороться.

Формула успеха и любви

— Можете ли вы, основываясь на своем опыте, вывести формулу успеха?

— Меня периодически об этом спрашивают. Если говорить о жизни в целом, то важно иметь хорошую, стабильную семью — тогда, как я считаю, и здоровье, и все остальное приложится. Что касается успеха профессионального, нужно просто любить свою работу. Не исполнять свои обязанности для «галочки», а верить, что делаешь полезное для компании дело. И никогда не жертвовать ради карьеры любовью близких и друзей. Чем старше становишься, тем больше ценишь глубокие отношения, настоящих, преданных людей.

Это то, ради чего стоит в жизни чего-то хотеть и добиваться и чем никогда нельзя поступаться.

— Есть ли у вас какой-то идеал, на который вы ориентируетесь?

— Я считаю, его не должно быть. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Нужно опираться на обстоятельства, а не на образец. Взять для примера нашу компанию. Это живой динамичный организм, который ответственно ведет свой бизнес. Каждый наш шаг мы делаем не согласно путеводителям или рекомендациям какого-нибудь великого бизнесмена или маркетолога — мы строим этот бизнес сами, своими руками. Можно брать в пример какого-то человека за то, что он достиг результата за короткий период времени, но не стоит делать его кумиром, идеалом для подражания.

— Что лично вам в вашей работе импонирует больше всего?

— Она позволяет знакомиться с огромным количеством интересных и умных людей, у которых можно и хочется учиться. И я сам учу своих подчиненных, потому что в нашей компании каждый руководитель должен быть тренером, наставником для своих подчиненных, учить их тому, чего достиг сам. Когда твой подопечный становится профессионалом, испытываешь огромное удовлетворение. Причем сразу по нескольким причинам — не только потому, что сотрудник усовершенствовался и стал грамотнее, но и потому, что это поможет компании стать еще более успешной. Результат ведь нашей работы очень легко измерить — например, в занимаемой доле рынка.

Книга как жизненный образ

— Вы известный книгоман. Многие говорят, что для чтения у них нет времени. А как вы умудряетесь его находить?

— Да уж, к печатному слову у меня давняя любовь. В третьем классе мне выдали на вечное хранение читательский билет из детской библиотеки — потому что у всех нормальных людей он заканчивается в одиннадцатом классе, а у меня закончился уже в третьем...

Как нахожу время? Читаю во время еды, лежа, в любой ситуации, если могу совместить чтение с другим занятием — в общем, нарушаю все мыслимые нормы с точки зрения здорового образа жизни. Не смотрю телевизор. Таким образом я прочитываю две-три книги в неделю. Любимых у меня много, вот из прочитанного в последнее время особенно легла на душу «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова. Там дело происходит в Казахстане в 40-50-е годы. Семья переселенцев выживает в нечеловеческих условиях... Пересказать сложно, но это очень интересно.

Хороший фильм тоже уважаю, и тоже не могу выделить для себя самый-самый. На разные периоды жизни приходятся свои любимые, потому что душа меняется и всякий раз ей созвучны разные вещи. Есть и такое кино, которое могу вкушать сколько угодно — например, «Форрест Гамп». Некоторые наши советские фильмы тоже могу смотреть бесконечно.

— Кто-то сказал, что жизнь — это книга, и человек, который не выезжает за пределы своей страны, читает только одну ее страницу. Как вы относитесь к путешествиям?

— Я путешествую много, но в основном по работе, отдыхать за границей не получается практически. Хотелось, чтобы таких возможностей было больше. Вообще, у меня есть такой список великих городов мира, которые стоит посмотреть. Многое уже удалось, но многое еще осталось в списке; среди них Рио, Прага, Париж... В данный момент я мечтаю, чтобы мне в ближайшее время не пришлось много разъезжать и удалось побольше времени проводить дома, с семьей.

БЛИЦ

— Если бы у вас была возможность вернуться на десять лет назад, что бы вы сделали иначе?

— С большей любовью относился бы к своему организму, занимался бы спортом. Сейчас я это делаю, но с десятилетним опозданием. Стараюсь двигаться; постоянной нагрузки в спортзале нет, но раз в неделю играю в футбол, волейбол.

— Влияют ли табачные пристрастия сотрудника на отношение к нему со стороны компании? Что если он курит сигареты других марок?

— Курение — это свободный выбор каждого взрослого человека. Этот вопрос никак не регламентируется. Хотя и, уж конечно, это не является критерием при приеме на работу.

— Вы компромиссный человек?

— Скорее, нет. Вопрос не в компромиссах, а в качестве. Нужно стремиться брать от жизни самое лучшее. С тем, что попадает в разряд «что попало» — как в известных строках Омара Хайяма — лучше не связываться.