Владимир Капранов: «О карьерных горизонтах не думал вообще»

Главный коммунальщик города о чужих ошибках и водном кризисе
из архива газеты «Конкурент» |  «О карьерных горизонтах не думал вообще»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Капранов Владимир Васильевич, 44 года.
Место рождения: г. Владивосток.
Образование: ДВПИ (1982 г.), специальность «инженер-теплоэнергетик»; академия госслужбы при президенте РФ.
Карьера: в 1985 г. был приглашен на работу в комитет ЖКХ Приморского края, в 2000-2003 гг. — заместитель главы администрации Владивостока по вопросам ТЭКа и ЖКХ. С июля 2003 г. — генеральный директор ОАО «КСВ» («Коммунальные системы Владивостока»).
Состав семьи: жена, дочь и сын.
Хобби: активный туризм (сплав по рекам).
Главное личное достоинство: умение слушать и понимать человека, принимать иную точку зрения.
Главный недостаток: готовность прощать людям их слабости.

У главы ОАО «Коммунальные системы Владивостока» почти «касьяновский» баритон и столичный акцент. Первое — от природы, второе — очевидно, от частого общения с коллегами из Москвы. Капранов называет себя технарем, чурающимся политики, считает идеальным руководителем Чубайса и рассказывает о вещах удивительных — регулярном менеджменте на предприятиях ЖКХ.

Из мэрии — в «КСВ»

— Будучи заместителем мэра Владивостока, вы однажды сказали в интервью: «Я привык работать в команде. Если не согласен с лидером, выйди из команды, а потом критикуй, высказывай личное мнение». Сегодня, в этой должности, позволяете себе критические замечания в адрес бывшего шефа?

— Я и сейчас с ним в одной команде. Нас много связывает по работе, мы регулярно общаемся по вопросам функционирования ЖКХ. Есть и другие, перспективные темы для обсуждения. Но поскольку «Коммунальные системы Владивостока» начнут производственную деятельность по тепло- и электроснабжению 1 января, весь груз «коммунальной» ответственности лежит пока на плечах городской администрации. К примеру, мы договорились о том, что часть функций по прохождению отопительного сезона остается за ней. Речь идет об обеспечении топливом как муниципальных, так и ведомственных котельных. А после Нового года, как только платежи по этим видам деятельности перейдут в «КСВ», мы вновь вернемся к разговору с мэром о тех пропорциях, в которых будем осуществлять поставки топлива для нужд города.

— Значит, критиковать Юрия Михайловича не собираетесь?

— Не в моих правилах давать оценку руководителю. Личная точка зрения на что-то из того, что сделал Копылов — мол, не так надо было, а вот так — абсолютно субъективна и поэтому имеет ничтожно малый вес. «Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Я считаю, что у главы администрации угол зрения на ту или иную проблему гораздо шире, чем у любого стороннего наблюдателя. Мэру приходится учитывать массу окружающих факторов, о существовании которых я могу даже не подозревать. Мы не знаем всей информации, на основе которой он принимает то или иное решение. И зачастую остается догадываться, почему оно было принято. Такие, как я — специалисты, обеспечивающие деятельность одной отрасли, — понимают сложившуюся ситуацию по-своему, достаточно узко. И глупо пытаться ставить себя на место руководителя, не зная при этом обо всем, что известно ему. Глупо и некорректно.

— Вы терпимы к чужим ошибкам?

— Да, и к человеческим недостаткам тоже. Все мы ошибаемся, все не без изъяна. Если здравомыслящий, состоявшийся человек занимает позицию, которую он считает правильной, и аргументированно ее отстаивает, это нельзя не уважать. Менее уважительного отношения заслуживают натуры мечущиеся, к тому же не способные признавать и исправлять собственные ошибки.

Во всем виновата власть

— Сегодня в разговорах о водном кризисе во Владивостоке не участвуют только ленивые. Какое из услышанных мнений вам показалось «самым-самым»?

— По оригинальности? «Нужно в бухту Золотой Рог притащить на буксирах айсберг». Иногда такую белиберду слышишь, диву даешься. Кто только не высказывался по этому поводу, причем в основном дилетанты. Профессионалов почти не слышно, зато усердствуют депутаты, журналисты. Между тем есть специалисты, способные мыслить и работать над проблемой, так сказать, одновекторно. Властям только сейчас удалось их привлечь к решению этой задачи.

— Как реагирует экс-чиновник Капранов на «глас народа»? Допустим, в очереди, когда слышит: «Такие-разэдакие власти! Оставили народ без воды...»

— Спорить невозможно и бессмысленно. В сущности, мои ощущения и реакция никому из тысяч горожан, которые испытывают бытовые неудобства, неинтересны. «Виновата власть», и все. С кем ее ассоциируют люди в очереди — с Путиным, Дарькиным, Копыловым, еще кем-то — в конечном итоге не важно.

Это для прокуратуры имеет значение, кто из руководителей и в какой степени причастен к возникновению подобных ситуаций, а для обывателя — виновата власть. И я с этим соглашусь, переубеждать не буду.

— А чувствуете себя «причастным»?

— Как представитель этой самой власти в недавнем прошлом, конечно. Я видел, как в 1997-1998 годах — в период так называемого мягкого водного кризиса — собирались решить проблему с водоснабжением раз и навсегда. Как закончили, по-настоящему не начав, работы на Штыковском водозаборе. Как тогдашняя администрация края особо не настаивала на их завершении. Очевидно, приоритеты у нее были другие...

— Почему никто на официальном уровне не называет виновных в водном кризисе? Вместо упоминания персоналий — кивание друг на друга властей двух разных уровней...

— Потому что это явилось бы субъективным мнением. Хотя, если посмотреть с точки зрения решений, которые принимаются и затем согласовываются выше, то становится понятно, кто ответственен больше, а кто — меньше... Будет ли от этого легче простым гражданам? Можно сколько угодно искать виноватых, но если, наконец, не выполнить принятые когда-то решения о развитии внешних водоисточников — Штыковского и Шкотовского водозаборов, Пушкинской депрессии — мы будем влезать в водный кризис регулярно и независимо от небесной канцелярии.

На глубине

— По сравнению с прежним местом работы вам в этом кресле спокойнее?

— Не скрою, есть возможность передохнуть, перевести дух. Однако, как и везде, имеются свои сложности. Спектр вопросов, которые необходимо решать, не такой широкий, как в городской администрации (там я отвечал за состояние и эксплуатацию жилищного фонда, был председателем комиссии по чрезвычайным ситуациям, решал много смежных задач). Зато здесь глубина погружения в проблемы больше. Плюс необходимо координировать все действия с главным офисом «материнской» компании, который находится в Москве. Это не так просто, как можно было бы представить.

— Уходя из городской администрации, вы уже точно знали, что вам «светит» на новом месте?

— Если вы о карьерных горизонтах, то, поверьте, о них не думал вообще. Юрию Михайловичу тогда откровенно сказал, что «коммуналка мне ближе, чем жилье». Я ведь по специальности инженер-теплоэнергетик, мне по душе производство, эксплуатация сетевого хозяйства и котельного оборудования. Работа в жилищной сфере всегда была для меня менее интересной.

— А как же героика суровых будней? Вспомните, пожалуйста, самый драматичный эпизод в ненаписанных вами мемуарах «ЖКХ. Три года борьбы».

— Пожалуй, это зима 2000-2001 года, когда пол-Приморья практически замерзло, спасали всем миром Кавалерово... Положение во Владивостоке было тоже аховое. В авральных работах выручили наши подрядчики, никто другой не помог, даже МЧС. Я приходил домой обычно за полночь, после запуска последней теплонасосной станции. Аварийные бригады работали во время веерных отключений электроэнергии, а в некоторых домах вместо воды уже шла практически шуга. Рабочие выбивались из сил... Я, грешным делом, тогда подумал: «Еще пару таких чепэшных дней — и разморозим целые кварталы». И ведь выдюжили — ценой колоссального напряжения физических и моральных сил удержали ситуацию под контролем. Еще локальные вещи вспоминаю, так сказать, из опыта руководства городской комиссией по ЧС. Разлив ртути в подъезде на улице Руднева. Или пожар зимой прошлого года на 50 лет ВЛКСМ — горела «высотка», жертвы... Сейчас люди об этом редко вспоминают. Ну и хорошо, может быть.

Ничего случайного

— Есть ли логика в том, что три года назад Чубайс назначил поднимать из руин энергетику региона Виктора Мясника (генеральный директор «Дальневосточной энергетичекой управляющей компании». — Прим. авт.), а затем, для создания эффективной коммунальной системы во Владивостоке — Владимира Капранова?

— Своя логика в этом есть. С одним «но» — я не призван заниматься антикризисным управлением. Обеспечение жителей Владивостока коммунальными услугами не имеет кризисных черт, хотя ситуация балансирует на грани допустимого. Т.е. все усилия муниципалитета по содержанию ЖКХ направлены на исключительно локальные проблемы, не более. Причина известна — чтобы обеспечить нормативное, удовлетворительное состояние коммунального хозяйства, мэрии не хватает денег. Между тем эти средства, в виде инвестиций, есть у финансово-промышленных групп, которые, по Чубайсу, и способны дать толчок развитию ЖКХ страны в целом. Такова главная составляющая федеральной программы реформирования «коммуналки».

Представьте, что Чубайс пришел к Путину и сказал: «Я уже навел порядок в большой энергетике, но есть промежуточное звено в потребительском секторе ЖКХ, которое непонятно как функционирует. Я знаю, как это изменить. Во-первых, есть предложения от крупных инвесторов...» Иными словами, частный бизнес собирается участвовать в реформировании ЖКХ, но — при определенных условиях, поскольку заинтересован в прибыли. Президент дал «добро», и появились «Российские коммунальные системы», акционеры которых — несколько московских ФПГ. В свою очередь «РКС», исходя из того, что тарифное регулирование в ЖКХ со стороны государства сохраняется, начинает работать с муниципалитетами на договорных условиях. А деньги крупного капитала придут в эту отрасль только в том случае, когда решится вопрос с собственностью ЖКХ. Поэтому мы сейчас выясняем, сколько она стоит, каковы расходы на ее обслуживание и размеры вложений. Таким образом, идет подготовка к реформе жилищно-коммунального хозяйства. На этом этапе мы должны предоставлять населению качественные коммунальные услуги, постоянно улучшать инфраструктуру ЖКХ и управление процессом.

— Вы не находите, что такое понятие, как «менеджмент», в нынешнем его понимании не применимо к этим, по сути, антирыночным структурам — ЖЭУ, ПЖЭТам и т.д?

— Не нахожу. Во-первых, несправедливо считать, что в коммунальной сфере работают исключительно люди с печатью советского благоустройства на лицах. Во-вторых, всё в наших силах. Да, управление никудышное: большая дебиторская задолженность перед бюджетами различных уровней, возникающие то и дело разногласия с основными поставщиками и т. д. С другой стороны, влияние ОАО «КСВ» на такие муниципальные предприятия — замечу, самостоятельные организации — минимальное. Поэтому еще давно был решен вопрос о создании наших филиалов, в которых будут внедряться процедуры регулярного менеджмента. Модель управления согласована с «РКС». В ней предусмотрены инжиниринговые центры (сосредоточение передовых технических идей), дирекции по управлению водо- , теплоснабжением и пр.

— Какие требования к персоналу?

— Самое важное — адекватное понимание целей, стоящих перед «Российскими коммунальными системами». И, безусловно, высокая квалификация в своей области.

— А если желающий работать под вашим началом заверит в том, что очарован Чубайсом и собирается вступить в «Союз правых сил»?

— Политические пристрастия значения не имеют. Необходимы высокие профессиональные и личностные качества.

БЛИЦ

— Как зовут вашего годовалого сына?

— Денис.

— Вас не смущает такое выражение, как «поздний ребенок»?

— Нисколько. Сын родился действительно поздно. Его отцу за 40 — возраст, когда отдаешь отчет своим поступкам и отцовская любовь имеет невероятную силу.

— Кем вы видите сына в будущем?

— Хочу гордиться им, и всё.

— Ваш идеал руководителя?

— Очень импонирует Чубайс. Прагматичный, доводящий до конца принятое решение. Умеет ставить большие цели и достигать желаемых результатов.

— Встречались с ним?

— Не довелось.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ