2018-04-03T14:58:39+10:00 2018-04-03T14:58:39+10:00

Василий Нестеренко: «В Приморье экономика даже не в стагнации, а в полном упадке»

Приморский бизнесмен о 90-х, доходах населения и оттоке людей из края

Из личного архива героя публикации |  «В Приморье экономика даже не в стагнации, а в полном упадке»
Из личного архива героя публикации
Василий Нестеренко, предприниматель.
Родился в 1972 г. в г. Дальнереченске Приморского края.
1989 г. закончил физико-математический класс в школе-интернате № 2 г. Владивостока (сейчас имени Н. Н. Дубинина), образование — неоконченное высшее.
В 1991 г. одним из первых во Владивостоке открыл круглосуточную торговую точку по продаже продуктов питания. С 1992 г. по 1996 г. — соучредитель компании «САВА» — оптово-розничная торговля продуктами питания.
С 1996 г. — индивидуальный предприниматель. В настоящее время является учредителем ООО «ВИП Каскад» (магазин розничной торговли) и компании по оказанию услуг в бухучете (аутсорсинг).

Пережив криминальное давление в 90-х и крах надежд на превращение нескольких магазинов в сеть крупных супермаркетов в 2000-х, сегодня бизнес Василия Нестеренко вновь проходит испытания.

— Василий Иванович, вы уже 26 лет в торговле…

— Да, время летит… В конце 90-х в моем активе насчитывалось шесть магазинов. Во Владивостоке я был в числе первых «сетевиков». Но знаний не хватало, поэтому преобразовать сеть небольших магазинов «у дома» в сеть супермаркетов не удалось. Ведь только-только вышли из коммунизма, все учились на собственном опыте, пробивали, как говорится, собственными головами. Сейчас у меня только один магазин.

— Российская экономика сейчас не в лучшем состоянии: покупательная способность населения заметно снизилась, из-за девальвации рубля подскочили цены на продукты, инфляция — это вообще эфемерный показатель. Как это отразилось на ваших потребителях, изменился ли средний чек?

— В экономике нашей страны сейчас не все гладко. В Приморье она даже не в стагнации, а в полном упадке. Такой вывод мной был сделан не только на основании экономических показателей своего магазина — у меня серьезный спад продаж. Я специально проанализировал потребительское поведение покупателей в супермаркетах Владивостока. И если взять период 2010–2014 гг., когда люди выходили с тремя тележками, набитыми пакетами с продуктами, то сейчас — с одним пакетиком. И если он прозрачный, то там чаще проглядывается стандартный набор продуктов — молоко, хлеб и т. п. То есть люди стали экономить. Это печально, но это факт, и от него никак не уйдешь.

— Всегда казалось, что розница — такая нервная система, которая подстроится под любую ситуацию. Почему сейчас не получается?

— Доходы населения схлопнулись очень сильно. Вот и все. Что касается розницы… Поставщики сегодня сражаются за один ценовой сегмент — 100 рублей. И производители стараются уместиться в эти рамки, уменьшая фасовку. Потому что покупатель сейчас вместо булки хлеба купит полбулки хлеба, вместо палки колбасы — 150–200 граммов. Но и здесь есть исключения. Возьмите молочную продукцию. Для меня до сих пор загадка, почему в центральной полосе России молоко в торговле стоит 30 рублей, в Приморье — 80–100 рублей.

— А у вас молоко сколько стоит?

— Ну, в зависимости от жирности, в среднем 100 рублей литр молока.

— То есть так же, как и везде?

— В принципе цена на молочные продукты везде одинакова, и формирование цен на остальные продукты происходит по одним и тем же принципам. Ни для кого не секрет, что у населения и представителей власти сложилось мнение, что розничный торговец — буржуй. Это мнение ошибочное.

Давайте разберемся вместе, как формируется цена на товар и, как следствие, рентабельность бизнеса. Предприниматель, создавая рабочие места, выплачивает работникам заработную плату, дальше идут налоги и сборы в бюджет страны, коммунальные платежи. Также не забудьте включить сюда затраты на обслуживание оборудования магазина, на внедрение различных видов контроля над предпринимателями со стороны государства — онлайн-кассы, ЕГАИС. С некоторых пор к армии требующих свою «мзду» относятся и банки.

Банковский сбор за использование терминала при покупке товара по карте составляет от 2 до 4%. В конечном итоге получаем рентабельность розничного магазина всего 3–5%.

Таким образом, доход владельца магазина почти не отличается от зарплаты его работника, но ответственность при этом остается колоссальной. Как видите, розничный предприниматель далек от того, чтобы считаться буржуем.

— В этих условиях будущее «магазинов у дома» не самое светлое?

— В настоящее время уверенным шагом наступает время именно «маленьких магазинчиков у дома». Когда на дворе неустойчивая политическая ситуация, санкции, девальвации и прочие «шалости», россияне все больше предпочитают совершать покупки небольшими объемами, не обременяя себя походами по огромным моллам. Я, кстати, отношусь именно к этой категории покупателей.

— Сейчас в Приморье пытаются внедрить систему, некий советский аналог оптового распределения продуктов. Вы как к этому относитесь?

— Нельзя возвращаться в Советский Союз, это уже пройденный этап. Давно сформировались законы бизнеса и правила торговли. Надо всем участникам процесса меняться, в каждом магазине должна быть своя изюминка. Например: пусть в соседнем магазине бутылка растительного масла стоит дешевле, но зато мы будем делать булочки, за которыми будут приезжать из других микрорайонов города. Это называется «творческий подход к ведению бизнеса».

Другой пример. В 90–е, когда не была так развита торговля местными морепродуктами, я познакомился с предпринимателем с острова Попова, который коптил и солил рыбу собственными руками. Он убедил меня, что его продукт уникален, и я выставил его на полку. Риск был велик — проверки в те годы шли уверенным строем еженедельно. Но удивительный факт в том, что покупатели приезжали за этой рыбкой с противоположных концов города. «Фишка» всегда привлекает поток.

— Если говорить об оттоке покупателей из магазинов, как вы думаете, причина только в изменении потребительского поведения или есть причины внутри самих торговых точек? И вообще — не многовато ли во Владивостоке магазинов и торговых центров?

— Проблемы у магазинов есть, были и будут. Одни решаемы, другие нет. Например, припаркованные автомобили жильцов на территории торговых объектов: как ни старайся, победить данный «недуг» не удается ни супермаркетам, ни торговым центрам.

В целом наблюдается развитие торговли, каждый ретейлер выбирает свой путь. И мне нравится тот сервис, который сейчас превалирует в крупных супермаркетах. Проблема в том, что нас очень мало.

600 тыс. человек во Владивостоке и примерно 2 млн в Приморье — это ничто в российском ВВП. Потому-то к нам не приходят крупные сети. Поэтому я вижу большой потенциал в решении государства создать свободный порт и ТОРы.

— Несмотря на все льготные режимы, население все равно покидает Приморский край.

— Потому что население хочет жить здесь и сейчас. Это первое. Второе. Не может быть так, чтобы по чьему-то указанию, щелчку завтра изменилось все. То, что придумали новые режимы, — это очень хорошо, но нужно время. Тем более в условиях санкций и антисанкций.

Более того: люди уходят из предпринимательства, потому что у них нет уверенности в завтрашнем дне. Потому что часто меняются законы. Мне, например, до сих пор непонятно, зачем создали систему ЕГАИС. Она что, решила проблему алкогольных подделок? Нет! Но в то же время маленький магазинчик, чтобы торговать этой же алкогольной продукцией легально, приобрел онлайн-кассу и, следовательно, понес затраты. То есть сбор денег произошел — ситуация не изменилась.

Дальше — больше. С июня 2018 г. все онлайн-кассы должны выдавать онлайн-чек. Я когда прочитал закон, не понял сперва. Прочел его еще раз. А затем открываю Правила торговли, которые действуют на территории Российской Федерации. Оказывается, что при торговле овощами и сельхозпродукцией не требуется никаких кассовых аппаратов. Но имеешь стационарный магазин, торгуешь овощами, подай чек, но куда? Кому? В законе об этом не сказано. Сплошные парадоксы.

— Вы отметили многочисленные проверки. Сегодня чиновники не «кошмарят» так бизнес?

— «Кошмарят», но, как правило, это личные отношения между проверяющим органом и владельцем бизнеса. В любом случае к этому надо относиться спокойно. Инспекторы получают деньги за это, и им эти полномочия дало государство, это в конце концов их работа. Мы живем в этом государстве и должны подчиняться нашим законам. Да, штраф, да, больно. Но это наука. В другой раз ты уже сделаешь по-другому.

— Трагедия в Кемерово вскрыла большую проблему — экономия на всем, чем можно. Так ведь поступают многие предприниматели, владельцы объектов…

— Ответ на самом деле лежит на поверхности. Простите меня, но население РФ — нищее. Если человек решил построить супермаркет, торговый центр, то первым делом он должен пройти семь кругов ада. По оформлению земельного участка, по разрешению строительства. И потом начинается работа с проектировщиками. Все ГОСТы советского государства, а их никто не отменял, должны быть соблюдены. Но когда приносится смета, а у тебя определенный бюджет заложен, то ты начинаешь думать, где взять финансирование. Кредит в банке? Да это просто нереально, даже для строительства магазина. Любой банк выдвинет тебе такие условия и такую процентную ставку, что ты не окупишь эти деньги в столь короткий срок, который они дают. Денег нет, вот и начинается экономия. А что, есть выбор? Давайте ничего не будем строить.

Проблем много. Одна из главных — наше общество объединяется в минуты трагедий. А почему бы не делать этого на постоянной основе? Говорить, показывать, требовать… Иначе, какой бы правитель ни приходил, толка не будет никакого. Но мне хочется верить, что жизнь в Приморье станет лучше.

Игорь ДМИТРИЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ