Уличная еда Владивостока: не то, что надо?

Чего не хватает рынку стритфуда в краевом центре
Г. Семенов |  Уличная еда Владивостока: не то, что надо?
Г. Семенов

Имевший место быть на прошлой неделе снос девяти самовольно установленных торговых объектов, т. е. ларьков, расположенных на ул. Адмирала Фокина во Владивостоке, специализировавшихся на продаже фастфуда, заставил KONKURENT обратиться к теме стритфуда.

В современном городе уличная еда — это не просто система быстрого и вредного для здоровья общественного питания. Это настоящее культурное явление и туристический фактор, ведь в каждом регионе уличная еда особенная. В Сеуле и Бангкоке у вас глаза разбегутся от выбора специфической азиатской еды, а на Манхэттене можно купить разве что вкуснейший хот-дог с лотка какого-нибудь белоруса.

Общепризнано, что одним из символов Владивостока является пян-се. Однако сомнительного происхождения шаурма, пирожки и те же хот-доги — основной ассортимент местного стритфуда, в т. ч. вышеупомянутых снесенных ларьков. И это явно не тот «культурно-туристический» фактор, который нам нужен. Специфической особенностью краевого центра является сложившаяся внутренняя потребительская привычка покупать еду в пит-стопах и употреблять ее в т. ч. в машинах — это что касается «автомобилизированных» клиентов.

Тем не менее эксперты говорят, что Владивосток переживает бум данного сегмента общепита. Рынок уличной еды прирастает в разы, но ему не хватает внятных участников и четких правил игры.

ПРОБЛЕМА НОМЕР ОДИН — разумеется, земельная; суть ее в отсутствии подходящих, т. е. должным образом подготовленных для цивилизованной торговли мест.

Андрей Водеников, координатор федеральной коалиции киоскеров по Владивостоку: «Основная проблема для нестационарной торговли — это участки. Во Владивостоке по большей части главный трафик проходит возле остановочных комплексов, каких-то дорог, где особенно тяжело получить землю в аренду. Плюс накладывает ограничения так называемый гостевой маршрут, утвержденный еще к саммиту АТЭС, куда включено почти 2/3 города. Это частое основание для отказа в предоставлении площадей под размещение нестационарного торгового объекта».

Алексей Тереньтев, генеральный директор сети автокафе Zaza cafe: «Поиск земельного участка для очередного проекта порой походит на некий квест, выход из которого найти достаточно непросто. Очень часто это связано с высокой ценой аренды или продажи лакомого кусочка земли или нежеланием собственника договариваться. В этот момент одну из ключевых ролей играет твое имя, название твоей компании, продукта, который ты производишь».

ЭЛЕКТРИЧЕСТВО — ЭТО ЕЩЕ ОДНА ЗАБОТА. Андрей Водеников: «Для малого и микробизнеса это зачастую неподъемная сумма, которая практически равна стоимости самой конструкции. Как тянуть кабель, нужно ли тянуть его через опоры — зависит от места. Помню, мы платили даже за аренду каждого столба, через которые проходил наш провод. А год назад за подключение новой точки отдали 150 тыс. рублей. Автономные системы? Не выход. Установка генератора выливается в бешеные расходы. В том числе поэтому многие предприниматели идут в обход закона, я сам выявлял случаи, когда к нашему кабелю незаконно подсоединялись».

Участок 20 кв. м на трассе рядом с остановкой «Катерная» можно арендовать за 20 тыс. руб., восемь «квадратов» на Океанском проспекте для лоточной торговли — за те же 20 тыс. Арендная ставка, по мнению Воденикова, не является большой проблемой для бизнеса, гораздо более сложный вопрос касается инженерных сетей и коммуникацией.

Сама конструкция стоит в среднем 150–250 тыс., если это павильон. Полностью укомплектованный пит-стоп в районе Набережной, к примеру, продается за 550 тыс.

Во Владивостоке на муниципальном уровне не утверждены единые требования к внешнему виду объектов нестационарной торговли, а потому разномастные киоски и павильоны и не служат украшением городской среды.

АССОРТИМЕНТ. Кухня народов Ближнего Востока и Закавказья, конечно, хороша, но она не должна превалировать. Если Амстердам знаменит нежнейшей сладковатой селедкой, жемчужиной голландского стритфуда, а флорентийский лампедротто — сандвич с потрохами — чуть ли не самое желанное угощение для туриста, то приморская уличная еда слабо отражает местный колорит. Впрочем, дело не столько в подходе и вкусах предпринимателей, сколько в том, что местными прохожими востребована недорогая и простая продукция, а чтобы популяризировать премиум-стритфуд, нечто исконно русское или выпадающее из общих стереотипов о шаурме, гамбургерах и хот-догах, нужна смелость, которая во всех смыслах далеко не каждому по карману. К примеру, блинный или «здоровый вегетарианский» стритфуд не прижился на приморском рынке. Шаурма на улицах до сих пор вне конкуренции.

Андрей Аракян, совладелец торговой точки по продаже шаурмы на Луговой, дал нам ПОЛНЫЙ РАСКЛАД ДЛЯ ИНВЕСТОРА образца 2018 г.: «Главное — купить гриль для жарки мяса. Он обойдется примерно в 50 тыс. рублей, хотя можно взять и дешевле. Холодильник — 8 тыс., еще 3 тыс. — кухонный инвентарь, водонагреватель, мойка и микроволновка — это еще тысяч 25. Весь комплект, думаю, можно взять тысяч за 170. Все инвестиции составят тысяч 350. Лепешки и лаваш покупаем готовые, овощи берем на базе. На одной точке могут работать два человека. При себестоимости шаурмы 70 рублей ее розничная цена составляет 150–170 рублей».

По словам Аракяна, торговая точка не приносит ему и 100 тыс. руб. в месяц, а «делать кассу» помогают некие сопутствующие товары. Чтобы иметь приличную прибыль, по подсчетам нашего собеседника, объем производства должен составлять не меньше тысячи шт. продукта в день. В таком случае вы должны создать полноценное мини-предприятие с собственным производством и логистикой, ведь торговая точка для прокрутки фарша не подходит.

Алексей Тереньтев: «Безусловно, формат сети автокафе предполагает наличие собственного производственного цеха. На нашей фабрике-кухне ежедневно обеспечивается производство тысячи единиц полуфабрикатов и готовой продукции. В нашей компании четко выстроена система логистики, позволяющая бесперебойно и стабильно, без потерь в качестве, функционировать всей сети автокафе 24 часа в сутки. Но мы не стоим на месте. В рамках масштабирования семьи Zaza cafe еще одним, уже четвертым по счету, проектом мы планируем расширять наши производственные площади и сделать их еще более автоматизированными и технологичными».

Автокафе, или, как принято говорить в Приморье, пит-стопы, в качестве отдельного сегмента рынка общественного питания получили мощное развитие в течение последних пяти лет. Этот сегмент в краевом центре выглядит уже гипертрофированным, при этом количественной конкуренции в нем куда больше, чем качественной.

«Во Владивостоке, самом автомобильном городе России, автокафе — подвижная и очень конкурентная среда, — комментирует Тереньтев. — На самом деле термин и сам формат автокафе для нашего города достаточно новый, хотя рынок уже давно насыщен схожими на первый взгляд проектами. Но если посмотреть на этот бизнес изнутри, то можно увидеть огромную пропасть между двумя бизнес-моделями. В основе подхода первых, тех, кто, так сказать, «высоко над пропастью», стоит в первую очередь качество. А вторые… Потому они и «вторые»… Они так и будут оставаться на этом месте, пока не изменят свой подход к покупателю и, как следствие, к бизнесу в целом. Именно качество определяет формат автокафе не просто конкурентоспособным, но и лидирующим на рынке. Я готов десятки раз повторять это слово — «качество». Качество продукта и сервиса, скорость и автоматизация, все должно быть направлено на то, чтобы покупатель не просто был удовлетворен услугой питания, а получал истинное удовольствие от еды и общения с людьми, вновь и вновь возвращаясь за этим вкусом и эмоциями».

ФУДТРАКИ, которые последнее время можно наблюдать на набережной Спортивной гавани и в других местах отдыха, — со слов экспертов, это «очень сезонная история», она целесообразна только при диверсификации бизнеса. Кроме того, на сегодняшний день такой формат попадает под действие федерального закона о нестационарной торговле. Это значит, что продавать еду на колесах можно, только оставаясь на одном месте. А если вы хотите торговать в разных точках города, то договоры аренды земли должны заключать за каждое место.

Полностью укомплектованный фудтрак стоит 1,2–1,5 млн руб. «Фургон можно использовать круглогодично, — уверяет одна из владелиц «кафе на колесах», — обслуживать различные массовые мероприятия, корпоративы, заниматься кейтерингом». Тем не менее зимний период накладывает ограничения. Короткий сезон — одна из основных причин, по которой рынок стритфуда во Владивостоке никогда не будет похож, к примеру, на тайский, с его вечными ароматами еды, витающими по улицам Пхукета и Патайи.

Эдуард Рябкин, ресторатор: «Нужен какой-то отчаянный или очень продуманный игрок, который зашел бы в эту нишу с серьезными инвестициями. Потому что одна точка стритфуда — это ничто. Во Владивостоке таких игроков пока единицы. Стритфуд — совсем не простая история. Любая точка общественного питания, будь она на колесах или нет, — это место, где должны строго соблюдаться санитарные нормы. Как и что готовить, как торговать, как решать вопросы с поставщиками, хранением продуктов, кто будет вести бухгалтерский учет, что делать с «Меркурием» и онлайн-кассами — это целая история. Для которой идеи «пожарить пирожки» недостаточно».

Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Вася 2 года назад
0 0
Серега, поддерживаю полностью. Уж лучше до дома потерпеть, а если уж совсем припрет, то Nuts зажевать.
Иванов Сергей Парфирьевич 2 года назад
0 0
Лучше с голоду сдохнуть, чем купить что либо в такой помойке.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ