Валентин Кузов: «Не позволял втянуть себя в интриги»

Замглавы города о команде Наздратенко и скандальных политических статьях
из архива газеты «Конкурент» | «Не позволял втянуть себя в интриги»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Кузов Валентин Александрович, 50 лет.
Место рождения: Находка.
Образование: Одесское мореходное училище, специальность "судоводитель" (1970); высшая партийная школа в Хабаровске (1983), Приморский институт госслужбы (1996 г.).
Награды: медаль Ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени и др.
Карьера: инструктор и зав. организационным отделом Находкинского горкома КПСС, председатель исполкома Врангелевского поселкового совета, помощник председателя крайисполкома, руководитель секретариата губернатора, вице-губернатор - руководитель аппарата администрации Приморья, занимал пост полномочного представителя Президента РФ в Приморском крае. В настоящее время - один из заместителей мэра Владивостока.
Семейное положение: женат, воспитывает 10-летнего сына.
Спортивные достижения: КМС по волейболу, первый разряд по боксу.

Кузов похож на народного артиста Кирилла Лаврова. Помните политрука Синцова из "Живых и мертвых"? Прибавьте тому седины, замените пыльную гимнастерку на дорогой пиджак - и перед вами В.А. Кузов, чиновник со стажем, аппаратных дел мастер. В остальном же - умении сыграть ярко, предстать в сложном философском образе и прочем - Валентин Александрович явно уступает Кириллу Юрьевичу: "Я был свидетелем многих аппаратных игр, но сам никогда в них не участвовал". 

Игры, в которые играют люди

- Вам льстит сравнение с известным актером?

- Журналистское воображение не знает границ... Надеюсь, вы сравнили меня с одним из нравственных персонажей Лаврова - кстати, одного из моих любимых артистов - не только для красного словца.

- А что скажете о возможной общности двух персон?

- Кроме того, что Лавров и я вступили в КПСС в двадцать с небольшим лет, ничего общего между нами не нахожу. Игра маститого актера и то, что называют аппаратными играми - по сути и происхождению своему вещи разные.

- И все же, за те шесть лет, что вы руководили аппаратом экс-губернатора Наздратенко, вам, по вашей собственной оценке, удавалось оставаться нравственным человеком?

- В основном мне приходилось предотвращать аппаратные игры. Если же они возникали, то я выступал в роли некоего судьи: выяснял, кто из игроков прав и кто виноват. Насколько это возможно, судил с позиции нравственной, если это слово вообще применимо к политике.

- Самому сыграть на чьей-нибудь половине поля не хотелось?

- Никогда, ведь игроки запускают друг в друга бумеранги. И даже недоброе слово возвращается к тому, кто его произнес. Поэтому, чтобы самому остаться честным, не навредить коллегам, я не позволял втянуть себя в интриги и тем более не затевал их сам. Хотя всего этого, как и в любом коллективе, в чиновных кругах хватало всегда, - это одна из слабостей человеческих.

Родом из детства

- Вы работаете в структурах исполнительной власти Приморья с 1986 года. Поделитесь секретом политического долголетия?

- Действительно, я "пережил" нескольких первых руководителей края. Сначала был председатель крайисполкома Карабанов, у которого я работал помощником. Затем Луценко, Кузнецов, Наздратенко. При Евгении Ивановиче стал вице-губернатором, руководителем его аппарата. Никакого секрета у меня нет, я всегда с открытым сердцем относился к людям и добросовестно трудился при любой власти.

Меня "вылепила" не система, я стал таким, какой есть, в благоприятной человеческой среде. Родители воспитали меня в исконно русских традициях, старались привить доброту, порядочность, честность. Эти качества помогают найти себя в жизни и завоевать уважение людей, где бы я ни находился и в какой бы эпохе ни жил.

- Как вы сейчас оцениваете период работы в команде Наздратенко?

- Как очень интересное, насыщенное делами время. Еще 10 лет назад наше государство находилось в состоянии, близком к фактическому распаду. Кризис идеологии, парад суверенитетов, тотальное разрушение экономики сказывались на регионах, в том числе и на Приморье, страшным образом. И главная заслуга Евгения Наздратенко, на мой взгляд, именно в том, что он как бы поднялся над ситуацией, смог удержать край от гибельных потрясений. Многое сейчас ставится ему в вину, но я убежден: это от незнания и непонимания реалий того времени. Безусловно, по ряду моментов прежнюю администрацию можно критиковать. Но не огульно!

Как объяснить тот факт, что к рубежу 1999-2000 годов в Приморье ликвидировалась задолженность по зарплате бюджетникам, заработали десятки социальных программ. В целом по экономическим показателям наш край уверенно занял место в первой двадцатке российских регионов. Конечно, эффективность администрации края во многом зависела от кадрового потенциала, слаженной организационной работы. А в этих направлениях Наздратенко и я, как его заместитель, ответственный за кадры, стремились делать ставку на грамотных, подготовленных профессионально специалистов, на тех, кто умел мыслить перспективно.

- Давайте представим, что Дарькин предложил вам заняться вопросами кадровой политики в сегодняшней администрации края...

- Думаю, эта ситуация фантастическая... Дело в том, что нынешняя администрация исповедует совершенно иные, нежели это было при Наздратенко, принципы подбора кадров, свойственные скорее бизнесу, а не государственной службе. Честно говоря, мне не понятно, почему на ряд ключевых постов в краевую администрацию за последний год пришли люди не просто слабо подготовленные, но не имеющие даже представления о законах административного управления. На мой взгляд, отказ от принципа преемственности управленческих кадров - одна из ошибок действующей команды. В конце концов, нельзя увольнять человека только лишь за то, что он работал в прежней команде. В том, что на работу сейчас принимаются люди, чья единственная заслуга - личная преданность первому лицу и рабочее знакомство с ним, заложена бомба замедленного действия.  

Между отцами города и края

- Как вы оцениваете нынешние взаимоотношения администрации Владивостока и краевой администрации? 

- Никакого противостояния не существует. Есть определенные разногласия в финансово-экономической сфере. Дело в том, что сегодня Владивосток зарабатывает около 8 миллиардов рублей и является единственным городом-донором краевого бюджета. Однако краевая власть оставляет городу, в котором проживает 1/3 приморцев, всего 2,5 миллиарда. На эти деньги содержать город практически невозможно. Так что говорить о справедливом распределении бюджетных средств не приходится. Это первое.

И второе. У Владивостока есть свое, городское казначейство, которое, кстати говоря, сейчас проверяет КРУ Министерства финансов, и, я могу заверить, особых нарушений не выявлено. Денежные потоки, проходящие через городское казначейство, абсолютно прозрачны: столько-то уходит на строительство дорог, на зарплату учителям, врачам, коммунальщикам. Между тем "Белый дом" образовал краевое казначейство, в котором обслуживаются администрации всех городов и районов края, кроме Владивостока и, если не ошибаюсь, Кировского района. Почему Юрий Михайлович Копылов оказался таким "непокладистым"? Потому что администрация города уже имела неудачный опыт с внедрением подобной бюджетной схемы, в том числе в бытность Наздратенко. Сама жизнь заставила создать звено более оперативное и гибкое - городское казначейство.

И третьим камнем преткновения можно считать КГУП "Примтеплоэнерго". Это, на мой взгляд, поспешно созданное предприятие аккумулирует все средства, предназначенные для подготовки к зиме и функционирования жилищно-коммунального хозяйства края. В бытность Наздратенко губернатором мы это уже проходили, но потом жизнь нас поправила. Юрий Копылов не поддержал эту новацию, подчеркнув, что Владивостоку по силам самостоятельно обеспечивать себя как жидким, так и твердым топливом и финансировать ЖКХ. 

- Вас не раздражают регулярно возникающие слухи о снятии непокладистого Копылова?

- Как говорится, собака лает - караван идет. Это во-первых, а во-вторых, я успел убедиться в том, что под началом Копылова работают неравнодушные, энергичные люди. Сам Юрий Михайлович очень работящий, неутомимый человек. Предположим, что завтра на его месте окажется другой... Ничего не изменится в лучшую сторону, даже, вполне вероятно, станет хуже. Пока новичок будет входить в курс дела (а это займет год, не меньше) и пытаться решать те или иные проблемы методом проб и ошибок, вдоволь настрадаются горожане. Суетливая деятельность малокомпетентного руководителя в лучшем случае приведет к тому, что мы давно проходили. Многие понимают это, но, конечно, желающих порулить городом хоть отбавляй.

- Теплое место манит?

- Еще бы, просто "райское"... Спросите у тех, кто занимает ключевые посты в городской администрации и работает сутки напролет. Владивосток - это огромный хозяйственный механизм со множеством проблем и неурядиц. Пытаться их решить одним махом, с наскоку, нельзя. Нужно грамотно оценить ситуацию, четко проработать план действий, позаботиться о финансовом подкреплении и быть готовым к огромной физической и моральной нагрузке. Только тогда что-то получится.

О бедном чиновнике замолвите слово

- Вернемся к вашей персоне. В скором времени краевая дума собирается отрядить своего представителя в Совет Федерации. Среди претендентов называют вас. Вы чувствуете в себе силы занять этот пост?

- Да, и готов объяснить почему. В Совете Федерации надо не выполнять представительские функции, а РАБОТАТЬ. Отстаивать интересы краевых депутатов и, следовательно, их избирателей. В этом мне могут помочь связи, которые сохранились с той поры, когда я был полпредом Президента в Приморском крае. Речь идет о налаженных контактах в президентской администрации, правительстве, Государственной думе, в самом Совете Федерации, многих министерствах и ведомствах.

Однако ситуация складывается таким образом, что в Законодательном собрании края, судя по всему, руководствуются какими-то конъюнктурными соображениями при выборе своего представителя в Совете Федерации, нежели тем КПД, с которым он смог бы работать в Москве. Поэтому депутатский выбор, на мой взгляд, будет ограничен теми кандидатурами, которые представит Дарькин.

- Пожалуй, вы единственный из бывших вице-губернаторов, о ком не писали дурно пахнущих статей. Говорят, у вас нет даже загородного коттеджа. Перефразируя известную рекламу, можно сказать: "Нехорошо", - подумал обыватель и поместил чиновника Кузова в один ряд с антигероями нашего времени".

- Конечно, бывает обидно, когда о нашем брате, чиновнике (а значит, и обо мне), отзываются исключительно в плохом тоне: мол, все, как один, взяточники и воры. Но, не пытаясь разубедить категорически настроенных оппонентов, я отношусь к подобным высказываниям философски, а прочитывая скандальные статьи, думаю о том, что людям доставляет какое-то странное наслаждение то, что человек, занимающий высокий пост, оказывается - пусть по версии газетчиков - мерзавцем. 

В будущем, я очень в это верю, отношение простых людей к чиновному люду улучшится. Слово "чиновник" в народе произносится с определенной интонацией, а ведь на самом деле это тот человек, который делает всего лишь бумажную работу. Без него - никуда, так повелось со времен Петра и Екатерины. К сожалению, в последние лет сто чиновничий корпус во многом себя дискредитировал. Думаю, пройдет столько же, прежде чем мои коллеги снова будут у народа в чести. Можете считать меня идеалистом...

- Каков же он, чиновник светлого будущего?

- Такого, кстати, можно встретить и сегодня - доку в своем деле и глубоко порядочного человека. Высокий профессионализм и порядочность - те самые черты, которые отличают чиновника, работающего на благо народа. Он делает порой невидимую, но очень трудную и нужную работу.

50 лет и вся жизнь

- 1 октября вы отметили круглую дату. Какой главный жизненный урок вынесли для себя в пятидесятый день рождения?

- Никакого мысленного озарения не было. Понял для себя только одно: надо не думать о том, что в любой момент может произойти непоправимое, а просто жить. Но жить с внутренним стержнем, на который всегда можно опереться. И не предавать; на мой взгляд, это самая отрицательная черта в человеке.

- Ошибки и промахи, допущенные в прошлом, совесть не терзают?

- Бывало, конечно, что оступался, набивал шишки, но при этом учился уму-разуму. А так, чтобы чем-то навредить многим людям... Нет, этого не допускал. Ошибка высокопоставленного чиновника дорого обходится сотням тысяч простых граждан. На моем счету, слава Богу, таких "достижений" нет, и совесть чиста. Может быть, поэтому я и не был причислен прессой, как вы выразились, к "антигероям нашего времени".

- Интересно, ваш сын-пятиклассник отдает себе отчет в том, что его папа - влиятельная чиновная фигура?

- Пока он мало что понимает в жизни, особенно в политике. Перед друзьями папиным положением не бравирует, обычный мальчишка. Хотя, признаюсь, для меня он самый лучший и необыкновенный. Провожу с ним каждый свободный час: провожаю и встречаю с тренировок по каратэ, помогаю делать домашние задания, разговариваю обо всем на свете. Он занимает одну половину меня, а жена - оставшуюся. У меня любящая, заботливая семья, и поэтому я счастлив.

БЛИЦ

- Ваши жилищные условия?

- 4-комнатная квартира в районе Первой речки.

- Кем мечтали стать в детстве?

- Моряком. А сын хочет стать врачом.

- Когда вы почувствовали, что достигли чего-то существенного на профессиональном поприще?

- В день назначения полномочным представителем Президента Российской Федерации в Приморском крае.

- О чем вы подумали, услышав об убийстве своего тезки, губернатора Магаданской области Валентина Цветкова?

- О беспределе, о несчастном случае с Рушайло и Машковцевым на Камчатке, о заказных убийствах в Приморье, о беззащитности граждан.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ