Людмила Минкина: «Нельзя быть полностью готовым к летальным исходам»

Врач-онколог о создании реабилитационного центра
Андрей ГОРБОНОС |  «Нельзя быть полностью готовым к летальным исходам»
Андрей ГОРБОНОС
Анкета
Минкина Людмила Михайловна, руководитель детского краевого онкогематологического центра, кандидат медицинских наук, детский врач-онколог высшей категории. 
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Краснодарский край, станица Павловская.
ОБРАЗОВАНИЕ: лечебный факультет Владивостокского государственного медицинского института, 1972 г.
КАРЬЕРА: педиатрическая служба ДВМП : от участкового педиатра до заведующего отделения в стационаре; окончив клиническую ординатуру, работала ассистентом кафедры детских болезней ВГМУ, с 1986 г. - руководитель детского краевого онкогематологического центра при городской детской клинической больнице.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: замужем, две взрослые дочери.
ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО: "Я всегда спешу жить!"
МЕЧТА: завершить строительство реабилитационного детского центра к апрелю 2003 г. 

4 апреля в пригороде Владивостока состоялась торжественная закладка первого камня детского онкологического реабилитационного центра. На призыв "Дети в беде!" откликнулось большое количество частных спонсоров и общественных организаций. Руководитель этого проекта Людмила Минкина надеется, что всем миром центр построят уже через год. Дай бог, чтобы это благое желание исполнилось.

История о болезни

- Людмила Михайловна, неужели и дети могут болеть онкологическими заболеваниями?

- К сожалению, да. Рак не щадит ни взрослых, ни детей, но в случае с детьми это заболевание оказывается еще более коварным, так как гораздо тяжелее переносятся последствия лечения. Причем лечение довольно жесткое, ведь иначе оно было бы не в состоянии победить болезнь. В результате 55% ребят выздоравливают, и я считаю это очень хорошим показателем. 

- Возможно ли выявить какие-то причины возникновения детских заболеваний раком? Может быть, отрицательно сказывается экологическая ситуация в нашем крае?

- Существует целый комплекс причин, но все-таки чаще всего заболевание закладывается в период внутриутробного развития, и дает о себе знать в первые 10 лет жизни ребенка. Как правило, вероятность раковой опухоли возникает при неблагоприятном наследственном фоне: курение родителей, злоупотребление алкоголем, наркотиками и даже просто частое переживание ими стрессовых ситуаций. Дети старше 10 лет заболевают чаще всего из-за снижения иммунитета, причем 16-17 лет - самый критический в этом плане возраст. Что же касается окружающей среды, то вряд ли экология Приморского края повинна в возникновении раковых заболеваниях у наших детей. В Приморье насчитывается примерно такой же процент заболевших, как и во Франции, США, в Южной Африке. В среднем, по статистике, на 100 тысяч детского населения заболевает 12-14 детей.

- Каким образом вы диагностируете рак у детей? Возможно, имеет смысл проводить диагностику в период внутриутробного развития?

- Думаю, было бы не этично по отношению к родителям проводить диагностику их ребенка, который еще не родился, ведь опухоль может развиться, а может и нет... Что касается диагностики, то мы применяем различные методы, начиная от простого осмотра врача, УЗИ до компьютерной томографии, а совсем скоро у нас появится возможность проводить магнитно-резонансное исследование. Все эти современные диагностические установки имеются в медицинских учреждениях Владивостока.

- На ваш взгляд, каков уровень обследования и всей лечебно-медицинской базы центра?

- Считаю его вполне достаточным: дети проходят обследование, получают лечение, находятся на диспансерном учете, кроме того, после прохождения лечения в нашем центре ребенок находится под медицинским наблюдением до 18 лет. Мы стараемся максимально освободить родителей от расходов на лечение их детей, и лишь в некоторых случаях обращаемся к ним за помощью при покупке необходимых антибиотиков.

Всем миром

- Учитывая сегодняшнее бедственное положение медицины, не могу не спросить о финансовой поддержке вашего центра.

- Так уж сложилось, что на базе детской городской клинической больницы был создан онкогематологический центр краевого значения. Как ясно из самого названия, в центре имеются отделения онкологии и гематологии. Первое оборудование для центра было закуплено 10 лет назад на деньги благотворительной организации "Кэр-Германия", которая поддерживает подобные онкологические центры по всей России. Сейчас в приобретении оборудования нам помогает отдел здравоохранения администрации края, кое-что покупается за счет федеральных средств, очень ощутима поддержка гуманитарных и спонсорских денег. Спонсорскую помощь нам оказывает церковь, приморское отделение российского детского фонда, общественная организация "Дети России" во главе с Наташей Оуэн, почетным консулом России на Гавайях, организация мормонов "Матери детям России" и другие. Иначе мы бы просто не выжили... Что и говорить, лечение довольно дорогостоящее: одни сутки пребывания ребенка в нашем центре обходятся в 8-10 тысяч рублей, а для работы, например, иммунногистохимической лаборатории требуется не менее $4,5 тысяч в год.

- Сами родители каким-то образом участвуют в спонсорских проектах?

- Конечно, одни, кто может себе это позволить, сами становятся спонсорами, другие привлекают помощь со стороны, третьи создают общественные организации с целью привлечения средств. Должна заметить, что родителям в этой ситуации приходится сложнее, чем врачам, особенно тем, чьих детей не удается спасти...

"Оазис жизни" для потерявших надежду жить

- Совсем недавно состоялась закладка первого камня в возведении детского реабилитационного центра. Расскажите об этом проекте, за который вы так болеете душой.

- Необходимость реабилитации после онкологического заболевания наблюдалась всегда, поскольку дети, перенесшие рак, остро нуждаются в дальнейшей медицинской помощи. Как я уже говорила, лечение оставляет порой весьма тяжелые последствия; уничтожая злокачественные клетки, лекарственные препараты наносят вред и здоровым клеткам - иначе не получается. В результате, после 8-10 месяцев лечения в стационаре страдает печень, сердечно-сосудистая, костная, центральная нервная системы. Детей в прямом смысле слова приходится реабилитировать к нормальной жизни. Раньше переболевших раком детей мы отправляли на восстановительное лечение в подмосковный Чехов, однако по причине переполненности этот центр принимал всего 1-2 детей в год. Затем мы стали отправлять ребят в санаторий-профилакторий "Строитель", который мог принять не более 10-15 человек в год.

Так, примерно, лет 7 назад возникла идея создания своей реабилитационной базы. На сегодняшний день в России подобный центр существует еще в Новосибирске, но там он действует в несколько ином варианте, чем будет у нас.

- Наверняка ваши дети нуждаются еще и в квалифицированной помощи психолога, ведь для ребенка перенести рак - это совсем недетское испытание?

- Безусловно. Эмоционально-психическое состояние детей, переболевших этой болезнью и сумевших все-таки выкарабкаться, часто бывает сильно подорвано. Прожив какое-то время на грани жизни и смерти, дети начинают совсем по-иному смотреть на мир, часто задумываются о смерти. Конечно, им очень трудно влиться в "нормальную" жизнь, в которой им предстоит теперь жить. Наша задача, вернее, даже моральный долг, максимально помочь им в адаптации. Мы предполагаем, что наш реабилитационный центр сможет вместить одновременно 30 детей, причем вместе с их родителями. Помимо различных лечебно-профилактических процедур, ребята будут иметь возможность просто отдыхать и наслаждаться жизнью, играть в игры и смотреть кино, рисовать и читать книги.

При реабилитационном центре будет действовать родительский дом, который за рубежом называется "дом Макдональдса". Дело в том, что во многих странах мира фирма "Макдональдс" оказывает помощь в создании родительских домов при онкологических центрах, куда дети могут приходить за амбулаторным лечением, посещать какие-то культурные мероприятия, проводить уик-энды. Кстати, недавно мы подали в компанию "Макдональдс" заявку на предоставление гранта в $50 тысяч для строительства подобного родительского дома при нашем центре. Интересно, что сначала нам отказали, ссылаясь на нестабильность приморской экономики, но затем все же приняли заявку.

- Каким образом будет финансироваться строительство реабилитационного центра?

- Безусловно, центр будет построен исключительно на гуманитарные деньги, и в этом нам помогают все вышеназванные спонсоры - огромная им благодарность! Неоценимую помощь нам оказали также и другие российские организации, например, научно-практический центр "Социальные инновации" выделил $100 тысяч, $40 тысяч было собрано на территории нашего края. Так, первые суммы на строительство этого центра предоставили первые лица нашего края: по $5 тысяч передали губернатор Приморья Сергей Дарькин и вице-губернатор Александр Линецкий. Конечно, очень хотелось бы, чтобы и другие люди, не равнодушные к проблемам больных детей, присоединились бы к созданию реабилитационного центра. Например, американский профессор медицины Стюарт Сигал вложил $3 тысячи на оборудование кабинета заведующего отделением в будущем центре.

- Из сказанного вами ясно, что реабилитационный центр будет создан по большей части благодаря финансовой помощи российских спонсоров. Неужели россияне готовы столь активно помогать материально?

- С приятным удивлением для себя я обнаружила готовность и желание своих соотечественников помогать материально. Действительно, большую часть средств для этого проекта предоставили наши сограждане. Все-таки в каждом человеке заложено доброе начало, и, по-моему, сейчас наше общество уже пришло к мысли о благотворительности, бескорыстной спонсорской и гуманитарной помощи, не требуя взамен никаких дивидендов.

Постепенно российский менталитет меняется, и сейчас мы живем в несколько ином мире, чем жили еще лет 5 назад, более цивилизованном и гуманном. Истинные ценности человека, его жизненные задачи в том, чтобы вырастить детей, построить дом и посадить дерево, воспринимаются теперь многими деловыми состоятельными людьми без прежнего скепсиса и иронии. Тем более мы же не требуем от спонсоров, например, миллион долларов не понятно на что - наоборот, каждый дает столько денег, сколько в состоянии дать, причем мы обязательно ставим их в известность, на что эти деньги будут потрачены. Так, например, на недавней презентации проекта реабилитационного центра представители приморской бизнес-элиты поддержали нас тем, что приобрели детские рисунки. Таким образом, наши дети заработали $3,5 тысячи, чего как раз хватит на строительство игровой комнаты. Надеюсь, что со временем помогать будут еще охотнее.

Большую поддержку нашему реабилитационному центру оказал Михаил Горбачев, который также выразил надежду, что будущий центр будет носить имя его жены Раисы Максимовны, умершей от рака.             

Врач как высшее призвание

- Людмила Михайловна, прежде всего вы врач, но фактически занимаетесь еще и деловыми вопросами - создаете реабилитационный центр. Как вам удается параллельно вести эти два таких разных направления, наверняка, возникает множество трудностей в экономических и хозяйственных вопросах?

- Действительно, это не просто, особенно трудно было в начале, когда я еще весьма туманно представляла себе, что такое сметы расходов, бухгалтерские проводки, строительные проекты. Однако вот уже несколько лет я работаю бок о бок с профессионалами: строителями, бухгалтерами, экономистами, инженерами-сметчиками. Постепенно с их помощью и сама стала разбираться в деловых и хозяйственных вопросах. Когда понимаешь, что бизнес-опыт просто необходим для реализации твоего проекта, то он усваивается сам собой.  

- Наверное, как и многим врачам, вам нелегко видеть столько страданий детей и их родителей. Что делать, чтобы как-то "переключаться", приходя с работы домой?

- Вот именно и надо "переключаться": на работе болеть душой за каждого ребенка, а дома думать только о своих детях, о домашних хлопотах, о радостях жизни. Не скажу, что мне эти "переключения" даются легко, но прежде всего стараюсь хотя бы не обсуждать свои врачебные переживания дома, иначе для всей семьи жизнь стала бы просто невыносимой. Да, честно говоря, дома приходится бывать довольно мало времени, только успеваю позвонить, узнать, что все нормально, и опять в работу.

- И все-таки, при всей вашей любви к детям и к своему делу, при вашей окрыленности и целеустремленности, готовы ли вы морально к возможным печальным результатам в лечении детей?

- Наверное, нельзя быть полностью готовым к летальным исходам. Вообще, я стараюсь относиться к смерти философски. Подобное отношение всегда присуще врачам, особенно онкологам. Разумеется, мы ожесточенно боремся за жизнь каждого ребенка. Все, что в наших силах, это предельно грамотно назначить и провести лечение. Но в некоторых случаях я почти наверняка знаю, что шансы на выздоровление очень малы, и в этом нет вины врача - этот исход неизбежен.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ