Сергей Шестаков: «Я приехал с определенными амбициями»

Новый тренер «Луча» о патриотизме, молодых игроках и медведках
Андрей ГОРБОНОС | «Я приехал с определенными амбициями»
Андрей ГОРБОНОС
Анкета
Сергею Шестакову 39 лет.
Играл за клубы "Динамо" (Ставрополь) в 1979-1986 гг.  и с 1993 по 1995 гг., "Даугава" (Рига) в 1987-1988 гг., "Легия" (Варшава) в 1992-1993 гг., "Лада" (Тольятти) в 1994 г.
После окончания Высшей школы тренеров был играющим тренером дубля "Динамо" (Ставрополь), после чего стал тренером основного состава команды. В 1997 г. занял должность генерального директора ФК "Торпедо" (Георгиевск), в 1998 - тренер ярославского "Шинника". В 1998-1999 гг. был "главным" в "Бештау" (Лермонтов), после чего стал тренером ФК "КАМАЗ" (Набережные Челны). С 23 июля 2001 г. - главный тренер футбольного клуба "Луч" (Владивосток).

"Я буду ждать вас на нашей тренировочной базе. Меня вы узнаете просто: в руках я буду держать журнал "Огонек", - пошутил по телефону главный тренер "Луча" Сергей Шестаков. Однако при встрече узнать его, напротив, оказалось проблематично. Он так самозабвенно гонял мяч по полю наравне с молодыми игроками, что трудно было поверить, что именно с этим человеком сейчас связаны все надежды тысяч болельщиков "Луча" на успех любимой команды.

- Был ли в вашей жизни человек, который однажды взял вас за руку и сказал: "Парень, ты должен заниматься футболом"? Может быть, это была детская мечта или вся ваша карьера в футболе началась со случайности?

- Это не было детской мечтой, но у меня был сосед. Однажды он повел меня на футбол.  Мне это так понравилось... Но я футболом стал заниматься не сразу. Сначала был ансамбль народного танца, потом акробатика и даже легкая атлетика. Однажды после матча между школами Ставрополя ко мне подошел тренер и пригласил в детскую команду - группу подготовки при футбольном клубе "Динамо". Именно Анатолий Владимирович Александровский привел меня в футбол и стал в нем моим "крестным отцом". Чудесный, интеллигентнейший человек. Детский тренер от Бога.

Я выбрал футбол и никогда не жалел об этом.

- Ваш послужной список впечатляет...

- Мне просто повезло. Не шарахался из команды в команду. К признанию шел постепенно. Как такового таланта мне Бог не особо отсыпал, но зато дал трудолюбие и целенаправленность. И в какой-то момент мне словно кто-то подсказал, что заявить о себе как о личности и добиться чего-либо в жизни у меня есть шанс только в футболе. Ведь футбол не просто игра - это возможность каждому проявить себя. Я играл, потом в течение пяти лет был капитаном команды ставропольского "Динамо", был на виду.  Но однажды понял, что нужно уехать, чтобы поднять свой авторитет и улучшить имидж.

- Большое видится на расстоянии?

- Да. Первая команда, в которую я уехал, - рижская "Даугава". Это произошло еще в советские времена, но уже тогда у людей в Латвии был другой менталитет и совершенно иной уклад жизни. Я провел там два прекрасных года. Единственное, что оказалось не совсем гладко, - в Ригу я попал как раз в то время, когда зарождались националистические антирусские настроения. И хотя на каком-то высоком уровне они пока еще не проявлялись - это были, как мы шутили, "травмвайные" споры-разговоры, - подобное началось и в школах. Последнее казалось жутким. Дети до ненависти не доходили своим умом, они слушали взрослых, наблюдали за ними. Драки в школах между русскими и латышами стали обычным явлением.  

- Это как-то отразилось на вашем решении уйти из "Даугавы"?

- Если честно, я абсолютно не хотел оттуда уезжать. У нас была очень хорошая команда и меня прекрасно приняли. Не было разделения на латышей и русских - все определялось тем, хороший ты футболист или плохой. У меня появились друзья, но, к сожалению, у моих детей там не было никакого будущего. И поэтому я вернулся в Ставрополь.

- Следующим этапом в вашей карьере стала Польша. Что повлияло на ваше решение подписать контракт с варшавской "Легией"? Желание любого советского человека вырваться за границу или возможность заработать?

- Нужно было опять "обновить кровь". Это была возможность побывать за рубежом. "Легия", к тому же - достаточно видный клуб, который выступал в Лиге чемпионов и по уровню не уступал нашему ЦСКА. Тем более что "Легия" - столичный армейский клуб, который в Польше многие ненавидели. Он ассоциировался у зрителей с армией, солдатами, которые совсем недавно подавляли в стране антикоммунистические волнения. Но все равно этот период в моей жизни был потрясающим. Когда пришел в "Легию", команда находилась в зоне вылета. Мы уперлись, не вылетели, и на следующий год нашим спонсором стала фирма "Кодак". Спонсор стал вкладывать в команду большие деньги и требовать результатов. В том же сезоне мы стали чемпионами Польши. Уже начали готовиться к банкету, но буквально через неделю после решающего и победного для нас матча разразился скандал. Одного из футболистов уличили в употреблении допинга. "Легию" многие не любили, и команда уже 12 лет не занимала первого места, а тут вдруг стала чемпионом - с клуба сняли два очка, и мы оказались на втором месте.

- Обидно...

- Обидно. Впрочем, я уже не был участником всех этих действий, потому что почти сразу после окончания сезона за мной приехали из Ставрополя. "Динамо" играло тогда в высшей лиге и директор клуба попросил меня вернуться, хотя у меня еще был год контракта с "Легией". Если бы этот разговор состоялся чуть раньше или, наоборот, чуть позже, я бы не вернулся никогда. А тут подкатила такая волна ностальгии, что я не смог отказать и поехал домой.

- Вам не кажется, будто что-то из того, что было раньше в футболе, безвозвратно ушло?

- Пожалуй. Ушел патриотизм, хотя я и не люблю это слово. Нет прежней гордости за город, клуб, страну. Я не знаю, как это назвать. С тех пор, как открыли "железный занавес", мы пытаемся подстраиваться под западные клубы, а результата нет. Деньги в футболе начинают давать тогда, когда перед командой ставится какая-то определенная цель. Но мы забываем о том, что все футболисты когда-то были мальчишками и их именно тогда нужно было научить хотя бы бить по мячу. И вкладывать средства и душу надо сначала в детский футбол. А у нас получается, что ребята тренируются на каких-то пустырях, приходят в команду и очень многого не умеют. Не соответствуют тем деньгам, которые им платят. Сегодня развалилась вся система подготовки молодых игроков.

- Успех футбольного клуба всегда зависит от многих составляющих. Недаром говорят: если выигрывает команда - молодцы игроки, если проигрывает - виноват тренер. Иными словами, сегодня ты герой вместе со всеми, а завтра, после нескольких провальных матчей, придется паковать чемоданы. Фактор неопределенности в вашей профессии присутствует всегда?

- К счастью, у меня почти нет бытовых проблем. Я приехал во Владивосток в конце июля, а у меня такое впечатление, словно я здесь живу уже целый год. Любой город, любую команду я воспринимаю как свою родную. Если честно, то я очень хочу работать в "Луче" в следующем сезоне. Безумно. Потому что хочется взять, слепить и потом отвечать за то, что слепил. Я не хочу говорить о тех, кто был здесь до меня. Нормальные люди работали. Хотя мне, конечно, досталось определенное "наследство". Словно дали костюм, который был пошит на другого человека, а носить его нужно мне. Может быть, я все слишком близко к сердцу принимаю, но я тренер. Я приехал с определенными амбициями, неоднократно заявлял о них и не отказываюсь от этого.

- Местные болельщики на вас не косились, мол, приехал чужак? "Своему", приморскому, тренеру они многое могли бы простить, а с вас спрос особый.

- Любой болельщик, когда в команду приезжает тренер из другого клуба, поначалу косится. Но мое личное мнение - приезжему работать все-таки легче, как ни парадоксально это звучит. Потому что он здесь в школу ни с кем не ходил, ни с кем не дружил, детей не крестил. О его недостатках никто не знает. Если же человек местный и вдруг становится главным тренером, то у него неизбежно появляется масса завистников: почему он стал, а не я? Да он такой-сякой, ничего не умеет и так далее.

- Вы сказали, что полны амбиций, а как далеко эти амбиции простираются в отношении "Луча"? Может быть, руководство клуба поставило перед вами какую-то сверхзадачу?

- Когда только приехал, еще путал фамилии и имена игроков, а потом, когда просмотрел кассеты с записями матчей "Луча", мне все стало ясно... Думаю, что хотя за Хабаровском нам не угнаться, но войти в первую пятерку команде на будущий год вполне по силам. Я встретился с мэром Юрием Копыловым, часа два мы с ним разговаривали, и он сказал: если команда на следующий год после первого круга не будет на третьем месте, то ты распишешься в своей профессиональной непригодности. Мы бы уже сейчас заняли пятое место, но команда завалила домашние игры - из шести встреч мы выиграли только две.

Как у нас говорят в футболе: "плохо нельзя играть в Москве и дома". Потому что дома - болельщики, а в Москве - специалисты.

- Вы уже хорошо познакомились с командой. В чем вам видится корень нынешних проблем "Луча"?

- Если не брать во внимание, кто куда бегает и как по мячу бьет, то главная проблема видна невооруженным глазом - отсутствие стабильности. А стабильность - это признак мастерства. За последние два года в команде сменилось пять тренеров. Это абсолютно ненормально. Ведь команда создается не за два месяца, а годами. И руководящий коллектив тоже складывается далеко не сразу. Можно впулить огромные деньги, привезти сюда футболистов, но это не гарантия того, что команда хорошо заиграет. Взять, к примеру, тот же ЦСКА. Какие деньги, какие игроки, а команда в тройку может попасть с трудом. Или "Интер", "Барселону". Уж какие там деньги, покупают игроков за 50 миллионов долларов и эти игроки потом отнюдь не сметают всех на своем пути. Поэтому любой команде нужно дать время. И "Лучу" тоже. Конечно, нужно не ошибиться в выборе тренера, но если человек - профессионал, то необходимо дать ему время поработать. Не шарахаться из стороны в сторону.

И еще обязательно должна быть поддержка со стороны властей. Во Владивостоке команда "Луч" - это представитель футбола. А футбол, повторюсь, - это больше, чем просто игра. Это социальное, политическое - как хотите - явление. И к этому нужно относиться очень серьезно. Мы должны дать болельщикам настоящее зрелище. После ничьей с "Океаном" я был сильно расстроен. Но не потому, что мы Находку не смогли обыграть - мы зрелища не показали, красивой игры не показали. 

- Вы всегда так бурно реагируете на ошибки команды? Те, кто видел вас во время матча, уверяют, что складывается полное впечатление, что вы сейчас выбежите на поле, расшвыряете игроков и будете играть сами.

- Ну, в общем-то, да. Есть такое выражение: "убить в себе игрока". Может быть, я в себе его еще не убил. Я ведь играл точно так же. На поле без эмоций нельзя. Возьмите того же Романцева. Это сейчас он сидит невозмутимо, просто он свое уже выкричал. Зато когда только начинал, - страшное дело было! Семин такой же, еще не успокоился. А вообще, эмоциональность - это черта любого молодого тренера. Плюс характер, конечно.

- Сколько сигарет выкуриваете за матч?

- Пачка - это минимум. Но чаще я курю голландский табак. Пока скрутишь, пока то, сё. Причем привычка к табаку "Drum" появилась у меня после турнира в Голландии. Интересно, но там сигареты в пачках почти не курят.

- Вы обмолвились, что чувствуете себя во Владивостоке так, словно уже давно здесь живете. А вы помните свою первую покупку здесь?

- Больше всего, что запомнилось, это медведки. Я никогда в жизни их не ел, у нас их даже в супермаркетах не бывает. Попробовал корюшку, петушков. Вообще, здесь местный колорит - морепродукты.

- Что успели посмотреть в нашем городе, может быть, уже появились какие-то любимые места? Или, наоборот, что-то сразу не понравилось?

- Если честно, терпеть не могу ездить по городу на автомобиле. Машин столько, что постоянно попадаешь в пробки. Это просто ужас какой-то. Очень обидно, что циклон наделал столько бед. Владивосток до него и после - разные города. Столько грязи и пыли появилось... Еще меня несколько раз вывозили на Шамору. Потрясающее, классное место. Мне больше всего понравилось, что там какая-то особая атмосфера: людей очень много и в то же время никому до тебя нет дела, ты никому не мешаешь, остаешься сам по себе.