Юрий Димиденко: «Нужно просто делать...»

Один из первых приморских кооператоров о высшем образовании и мороженом
Константин ЛЫКОВ | «Нужно просто делать...»
Константин ЛЫКОВ
Анкета
Димиденко Юрий Вадимович, 31 год.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Владивосток.
ОБРАЗОВАНИЕ: ДВИСТ, факультет экономики торговли.
КАРЬЕРА: 1987 г. - директор проектного кооператива "Проект", 1990 -93 гг. - директор фабрики мороженого, 1994-01 гг. - занимался внешнеэкономической деятельностью, с 1997 г. и по настоящее время - генеральный директор компании "Стройлюкс".
КРЕДО: Прожить день по максимуму.
СЕМЬЯ: Женат, 2-х летний сын.
ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК: Хорошее пиво.
ЛЮБИМАЯ ФРАЗА: Старый китайский афоризм: "Дорога в 1000 ли начинается с первого шага".

Персона этого номера "К" - один из, можно сказать, "зачинателей" кооперативного движения в Приморье. Человек, начавший свой самостоятельный жизненный путь непосредственно в бизнесе и с успехом продолжающий делать это по сей день. Один из первых приморских кооператоров, сегодня он возглавляет крупную компанию, хорошо известную на Дальнем Востоке России. Знакомьтесь - генеральный директор компании "Стройлюкс" Юрий Димиденко.

У начала перемен

- Юрий Вадимович, вас называют одним из первых кооператоров Владивостока...

- Это действительно почти так. Из ДВИСТа чуть было не ушел за год до диплома - как раз тогда начиналось кооперативное движение и я пытался взять академический отпуск для того, чтобы вплотную заняться созданием кооператива. Уже тогда понимал, что в ближайшие два года в этой области развернется весьма серьезная конкуренция, и можно не успеть. Но декан факультета меня убедил, что не нужно покидать стены института до получения диплома, пусть даже на какое-то время... Я действительно очень потом был благодарен своему декану за то, что он меня удержал - времени я не потерял, зато получил законченное высшее образование, диплом, который мне на самом деле очень потом пригодился.

В 1989 году я закончил институт и начал думать, какой именно кооператив мне создать. Думал все лето и к осени занялся этим вплотную. Посоветовавшись с родителями, я решил организовать проектный кооператив. По сути мы просто объединили свои знания: родители мои - как инженеры-проектировщики, я - как свежеиспеченный выпускник одного из самых престижных на тот момент дальневосточных ВУЗов. У нас не было денег ни для того, чтобы заниматься торговлей, ни для того, чтобы создавать собственное производство. Поэтому мы решили использовать единственное, что у нас было, свои мозги.

Осенью 89 года подал документы на регистрацию предприятия в Ленинский райисполком. Мне тогда был 21 год. Комиссия состояла из человек 20 - кооперативы раньше просто так не открывали. Когда подошла моя очередь, я думаю, комиссия была удивлена - до меня заходили люди уже достаточно в возрасте, "зубры", можно сказать, и вдруг появляется какой-то мальчишка. Мне был задан вопрос - а кто будет работать в вашем кооперативе? Кадры у меня были - все люди были подобраны заранее, в основном это были опытные специалисты, проработавшие в этом направлении не один десяток лет. И когда мне задали этот вопрос, я попросил своих сотрудников зайти в кабинет. Комиссия была поражена, и без особых каких-то проблем и проволочек мне дали "добро". Так появился проектный кооператив, занимавшийся разработкой проектно-технической документации "под ключ" для нужд капитального строительства. Назывался он просто - "Проект".

И у нас все получилось. Мы работали по всему Приморскому краю, проектировали объекты сельского хозяйства - коровники, свинарники, силосные башни и прочее.

Я прекрасно понимал, что для успеха необходимо, чтобы наши заказчики преодолели некую инерцию мышления: многие тогда считали, что молодой человек во главе предприятия - это нонсенс, что ему ничего нельзя доверить. Поэтому я стремился максимально смягчить первое впечатление и никогда не представлялся директором кооператива, а всегда называл себя "представителем директора". Это вошло в привычку и на протяжении многих лет, чем бы я не занимался, никогда не представлялся руководителем компании...

- Наверное, поэтому вы до сих пор не пользуетесь визитными карточками?

- Отчасти и поэтому тоже. Знаете, есть такое выражение: "лучше быть, чем казаться".

Либерализованное мороженое

- Ваше вхождение в бизнес пришлось на самые первые, тогда еще "кооперативные" годы, на либерализацию цен и начало безумной приватизации...

- Разумеется, мой кооператив не избег общей участи. После того, как все отечественное производство посадили "на мель", мы лишились заказчиков. Соответственно, в 1992 году пришел конец и "Проекту" - заниматься стало просто нечем. Впрочем, для меня это не было неожиданностью. Уже в 91-м году я решил открыть фирму, которая занималась бы производством и давала бы реальный доход. Я понимал, что деньги, необходимые для работы предпринимателей, есть только у людей, и главная задача - найти способ эти деньги заработать. Нужно было производство чего-то такого, что нужно было бы прежде всего населению. Я этот способ нашел - создал предприятие, которое выпускало мороженое... Причем сделал это уже через месяц после выхода закона "О создании малых предприятий в СССР"

- Другими словами, в начале девяностых вы уже думали о производстве, хотя все кругом интересовались прежде всего торговлей. Ну а чем вас торговая стезя не прельстила? Тем более что за вашими плечами стоял престижный тогда институт торговли - ДВИСТ.

- Понимаете, для нормальной торговли у меня не хватало денег - стартовый капитал в этой области должен быть достаточно большим. Сидеть же со всякой мелочевкой в ларьке или в микроавтобусе мне казалось занятием достаточно никчемным. Не мое это. Поэтому я занялся производством мороженого, которое продавалось не только во Владивостоке. Одним из самых удачных стал опыт его появления в Арсеньеве. Дело в том, что имевшийся там молокозавод, в советское время обеспечивавший Арсеньев мороженым, приказал долго жить, и конкурентов у меня вообще не было. Почему именно Арсеньев? Я неплохо знал этот город, проходил там практику, и когда пришло время, подумал, что было бы интересно туда вернуться.

Для начала мы решили провести рекламную акцию и в течение первого дня раздавали мороженое бесплатно. До самого обеда люди не верили, что мороженое бесплатное и при этом не испорченное, потом, когда распробовали, в универмаге, где мы торговали, выстроились огромные очереди.

- Юрий Вадимович, и все-таки, почему вы решили заняться именно производством? Не будем забывать, что созиданием в нашей державе, к сожалению, заниматься всегда было менее выгодно, нежели любым другим делом...

- Знаете, в 90-м году я впервые побывал в Китае. И заразился той энергией, которая исходила от китайцев. Все работали, производили, крутились как только могли, притом что в то время это была гораздо более бедная и разоренная страна, нежели Россия. Эта поездка еще больше укрепила меня в мысли, что раз весь мир живет прежде всего за счет производства, значит, нам тоже надо заниматься прежде всего этим.

- Наверное, оборудование для производства мороженого вы покупали там же, в Китае?

- Нет, здесь, в Приморском крае. Все это оборудование принадлежало местным предприятиям, которые по разным причинам не могли его использовать. Мне удалось купить мороженные автоматы по балансовой остаточной стоимости - примерно в 3 с небольшим тысячи рублей каждый - как раз по цене тогдашнего "Запорожца". Аппаратов было три.

Дело пошло настолько хорошо, что на торговле мороженым в последующие два года я заработал очень хорошие деньги. Скажем, если вспомнить, что в то время обычный девятиэтажный дом стоил примерно миллион рублей, можно сказать, что доходов от производства мороженого хватило бы по меньшей мере на две трети квартир в этом доме. Увы, как и многих других, меня ограбила павловская либерализация цен и последовавшая за тем неконтролируемая инфляция.

К сожалению, в 93 году производство мороженого мне пришлось продать. В ситуации, когда цены росли, а зарплата - нет, людям приходилось выбирать между покупкой жизненно необходимого и всем остальным, понятно, что покупали прежде всего булку хлеба, а не стаканчик мороженого. Я предвидел, что дальше будет еще хуже, и, не дожидаясь пока дела пойдут совсем плохо, избавился от производства. На остатки не доеденных инфляцией денег мы купили несколько стареньких грузовиков и занялись торговлей сельскохозяйственной продукции. Ездили по краю, покупали у фермеров и крестьян картошку, морковку, капусту - словом, все что выращивалось. Одно время даже был свой магазин.

В бизнесе нет столбовых дорог

- Я заметил, что, как и другие, открыв свое дело вместе, в то же время вы шли не по тому же пути, но как бы параллельно. Это наглядное проявление вашего видения путей в бизнесе?

- Это проявление прежде всего способности предугадывать. Я обладаю своего рода "даром предвидения", которое позволяет мне избегать значительных потерь в бизнесе. На самом деле, именно своему умению предугадать дальнейшее развитие ситуации я обязан успеху. Сегодня я могу назвать себя богатым человеком, который уже может позволить себе работать прежде всего потому, что ему это нравится и интересно, а не потому что нужно зарабатывать себе на жизнь.

- Может быть дадите небольшой прогноз "на будущее"?

- Почему бы и нет? Сегодня я вижу, что основным деловым, экономическим, стратегическим партнером Приморского края становится Китай. И именно за счет этого сотрудничества мы можем реально поднять экономику края. Это мое глубокое убеждение, которое опирается на знание реальной ситуации: за последние шесть или семь лет, я провел в Китае очень много времени и наглядно убедился в том, как они умеют работать. Китай "заболел" болезнью подъема экономики. Мы находимся совсем рядом с ними, у нас много населения, которое туда ездит, и мы просто обязаны воспользоваться их энергией и опытом...

Приморец с китайцем - братья навек?

- Вы считаете, что Китай может стать своего рода экономическим "катализатором" для Приморского края?

- Именно так.

- Мне кажется, что пока все получается с точностью до наоборот - Приморье становится "катализатором" для Китая. Посмотрите на бывшие приграничные деревушки вроде Суйфуньхэ, Хэньхэ, Футоань, чей быстрый рост во многом происходит за счет Приморского края...

- На самом деле, это хотя и расхожая, но ошибочная точка зрения. Считать, что Китай процветает за счет Приморского края - весьма наивно. Ну как может один человек прокормить и обеспечить сотню? Соотношение населения Приморья и той же провинции Хэйлунцзян примерно как 2 миллиона "наших" и почти 50 миллионов китайцев. Одна только армейская группировка в Хэйлунцзяне по численности сопоставима с населением всего российского Приморья. Нет, подъем северных провинций Китая - лишь отголоски той волны экономического роста, которая прошла по всей стране. Доля всей России в этом китайском экономическом чуде - не больше одной десятой или даже одной двадцатой.

- Мне часто приходилось сталкиваться с утверждением, что русским с китайцами работать невозможно - хоть в чем-то, но обманут, кинут, разведут...

- Действительно, работать с ними хотя и можно, но очень сложно. Китайский бизнес развивается в условиях настолько жесткой конкуренции, что медлительные и нерасторопные, не умеющие быстро принимать решения и быстро действовать там просто не выживают. Наши предприниматели в этом смысле достаточно сильно китайцам уступают, у них пока не получается работать с такой стремительностью. Кроме того, те китайцы, с которыми мы общаемся - это северные китайцы, по своему развитию и менталитету они весьма сильно отличаются от "южных" и "континентальных". Северные провинции Китая - самые отсталые территории этой страны, северные китайцы для остального населения Китая - это примерно то же самое, что для нас - чукчи.

Наука управлять

- Если к вам придет человек и скажет: у меня четыре высших образования, я хочу у вас работать - какой вопрос вы ему зададите первым?

- Прежде всего, я спрошу его: а где конкретно ты применил свои знания? Что смог сделать с их помощью, чего добился?

У нас умны все по-своему и прежде всего - внутри себя. Людей, способных реально применять свой ум и свои знания на практике, достаточно мало. Несмотря на все перемены, большинство населения у нас до сих пор находится в каком-то латентном периоде, в спячке. Вместо общества мы имеем дело с некоей аморфной массой, в которой способно погрязнуть любое, даже самое благое начинание...

- Чувствуется, что наболело... Скажите, Юрий Вадимович, как вы добиваетесь от своих подчиненных максимально эффективной работы? Люди ведь по своей природе всегда более ленивы, нежели деятельны... Или для вас такой проблемы не стоит?

- К сожалению, с этим я сталкиваюсь постоянно. Это все идет от того представления, что хорошую работу обуславливает только хорошая оплата. На самом деле, когда качество работы привязывают к уровню ее оплаты, это все равно, что ставить телегу впереди лошади. Вы думаете, почему у нас такая большая себестоимость продукции промышленных предприятий, при том, что ни цены на электроэнергию, ни транспортная составляющая в Приморье на самом деле мало чем отличаются от тех, которые действуют в Китае? Скажем, бензин у нас и вовсе дешевле, чем у китайцев. Тем не менее один и тот же товар, выпущенный в России и в Китае стоит совершенно по-разному. Дело в том, что в России эффективность труда в несколько раз ниже.

- Другими словами, вы хотите сказать, что не "Дальэнерго" и не МПС виноваты в том, что производство в Приморском крае дорогое и неэффективное?

- Конечно. Это миф, который выгоден прежде всего нечестным местным производителям, пытающимся свалить свою вину, свои огрехи и неумение работать на подходящих "козлов отпущения".

- Тогда на сцену вновь выходит извечный русский вопрос: что делать?

- Что делать? Надо просто "брать и делать". Другого способа хотя бы немного изменить то, что нас окружает, просто не существует. По-моему, поднимать экономику, это не значит создавать программы, это прежде всего - создавать новые производства с новыми технологиями и оборудованием.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ