Игорь Сухоруков: «Чем труднее, тем интереснее»

Бизнесмен с флотским прошлым о хороших людях, политике и сотрудниках
Константин Лыков | «Чем труднее, тем интереснее»
Константин Лыков
Анкета
Сухоруков Игорь Викторович, 41 год.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Коммунарск (Ворошиловградская обл.)
КЕМ ХОТЕЛ СТАТЬ В ДЕТСТВЕ: футболистом.
ОБРАЗОВАНИЕ: Павлоградский машиностроительный техникум (1979 г.), Киевское высшее военно-морское политическое училище (1984 г.)
КАРЬЕРА: 1984-94 гг. - служба на Тихоокеанском флоте, 1994-99 гг. - генеральный директор ВПК "Центр" (поставки продовольствия бюджетным организациям). С июля 2000 г. - исполнительный директор владивостокского филиала компании "Самотлор".
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, воспитывает сына.
ХОББИ: чтение, отдых с семьей на природе.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: не драматизировать ситуацию.
АВТОМОБИЛЬ: Toyota Vista, 1992 г.

Глядя на этого подвижного, энергичного и остроумного человека, вы ни за что не догадаетесь, что он уже давно на пенсии. "Ничего удивительного, - смеется исполнительный директор оптово-розничной компании "Самотлор" Игорь Сухоруков, - со службы я уволился в 34 года, для военных это - явление обычное. И потом, кто вам сказал, что с уходом на пенсию жизнь заканчивается?" Судя по тому, как серьезно обосновался на приморской земле "Самотлор", в самом деле веришь, что у его руководителя все еще впереди.

Неформальные обязанности замполита

- Большую часть своей сознательной жизни вы отдали военной службе. Сегодня, когда отношение общества к армии изменилось и на первый план вышли другие ценности, об этом не жалеете?

- Наверно, было бы глупо сожалеть о лучших годах своей жизни. Служба давалась мне легко, достаточно сказать, что к 28 годам я был офицером политуправления ТОФ. Правда, перед этим весь Дальний Восток исколесил: служил на Курилах, на Сахалине, позже – в Магадане. В армии мне как-то больше везло на хороших людей. Достаточно сказать, что в компанию "Самотлор" меня пригласил один из бывших моих однокашников по училищу Евгений Чуприна. Кстати, этому человеку я еще кое-чем обязан. Так вышло, что на его свадьбе я познакомился со своей будущей женой.

- А как получилось, что вы выбрали карьеру политработника?

- Почти случайно. Свой выбор я сделал во время срочной службы. Помните, как было принято в советское время? По выходным в добровольно-принудительном порядке "комсомольские часы" проводить, рассказывать о событиях в мире и т. п. Наконец очередь делать обзор политических событий дошла и до меня. О чем рассказывал тогда, сейчас уже не помню. Помню, что когда говорить закончил, минуты две напряженная тишина стояла, а потом все стали аплодировать, как на концерте. После нескольких таких политинформаций начальник части посоветовал мне написать заявление в политическое училище. В то время я, сказать по правде, даже не знал, где оно находится. Думал - раз морское, наверно в Ленинграде. Это уже потом, когда медкомиссию для поступления проходил, мне все объяснили.

- Говорят, вас в истребители пытались завербовать?

- Было дело. Со здоровьем у меня проблем не было, поэтому медосмотр я прошел шутя. После этого начальник комиссии начал меня переубеждать: "Зачем тебе эта политработа? С твоими данными тебе прямая дорога в истребители."  Другой бы на моем месте, может, и согласился бы, а меня небо никогда не манило.

- В обязанностях "замполитов" как в армии, так и на флоте было так много формальных и, по большому счету, никому не нужных дел. Признайтесь, вам было не скучно работать?

- Мне кажется, при желании в любую формальную работу можно внести живую струю, сделать ее полезной. Все зависит от вас. Простой пример: конец 80-х, идет подготовка к 70-летию ВЛКСМ. Я в то время - помощник по работе с молодежью бригады в Корсакове. Как всегда, социалистическое соревнование, шум фанфар, множество формальных мероприятий... Наверно, можно было пойти по пути наименьшего сопротивления: изобразить бурную деятельность, выпустить пару-тройку юбилейных стенгазет и успокоиться. Но хотелось более весомых дел, которые бы запомнились каждому. И тогда на встрече со вторым секретарем Сахалинского обкома ВЛКСМ я предложил: "У нас в бригаде нет ни одного именного корабля. Почему бы не сделать так, чтобы по итогам соревнования на лучший экипаж присвоить кораблю-победителю название "Сахалинский комсомолец"? Пусть у ребят будет более ощутимый стимул бороться за победу."

Надо сказать, что подобных прецедентов в истории флота еще не было. По традиции имя кораблю дают тогда, когда он еще стоит на стапелях, но никак не позже. Мы замахнулись на советский бюрократизм, равного которому в мире не было. Вышло так, что о нашем начинании узнали в Главном политуправлении министерства обороны, и дело под свой патронаж взяла Москва. В то время очень популярны были "прямые линии" с представителями власти. Так вот, я по телефону связался с представителем комсомольских структур в Министерстве обороны и добился от него поддержки. К сожалению, окончательно выиграть бой с формализмом нам все-таки не удалось, и победивший корабль носил имя "Сахалинский комсомолец" скорее полуофициально. Но что у нас точно получилось - так это оживить изрядно всем поднадоевшую идею соцсоревнования между экипажами.

Камчатская экспансия

- Встречаясь с бывшими "товарищами по оружию", вы не испытываете неловкости? В жизни довольно часто бывает так – вроде давно не виделись, а говорить не о чем.

- Напротив, можно сказать, что мы довольно тесно общаемся. Регулярно перезваниваемся, и если кто-то из них заезжает во Владивосток, не упущу случая пригласить к себе в гости. Как правило, те симпатии и антипатии, которые складываются у людей в юности - это надолго, а скорее всего навсегда. Если 20 лет назад говорить с человеком было не о чем, то сегодня эта пропасть еще больше. А с кем-то из однокашников общаешься так, будто никогда и не расставался. Возможно, это еще и потому, что большинство из них сегодня тоже имеют отношение к бизнесу. Кто-то начал собственное дело, кто-то растет вверх в чужой фирме. Кстати, у истоков компании "Самотлор", которая 5 лет назад была создана на Камчатке, тоже стоят бывшие военные.

- Довольно нетипичная ситуация: в последнее десятилетие дальневосточный регион испытывает на себе влияние московских компаний, которые, имея заинтересованность в сбыте своей продукции, открывают у нас свои филиалы. А камчатская экспансия - это что-то новенькое.

- "Самотлор" (я имею в виду головное предприятие) - очень мощная компания, и не только по камчатским меркам. Огромный оптово-розничный магазин с залом в 1 тыс. кв. м., собственный рыбоперерабатывающий завод в Усть-Большерецке... В настоящий момент компания занимается приобретением судов прибрежного действия. Здесь строят планы на будущее, тщательно продумывая стратегию развития. Столь прогрессивный подход к делу - в первую очередь, заслуга генерального директора компании Алексея Молостова. Работать в "Самотлоре" на Камчатке считается очень престижным, и мне очень хотелось бы надеяться, что со временем так будет и у нас. Что касается непосредственно открытия нашего филиала – он был создан как в качестве перевалочной базы, для доставки грузов на Камчатку, так и для торговли во Владивостоке.

- Скажите откровенно, после первых шагов на здешнем алкогольном рынке у вас не возникло желания бросить все и заняться чем-нибудь попроще?

- Напротив, чем труднее, тем интереснее. По концентрации капитала Владивосток, думаю, занимает 3 или 4 место после Петербурга и Москвы.  Наличие крупных компаний, большие деньги, которые "крутятся" в торговле... Владивостоку сложно предложить что-то принципиально новое - практически все ниши заняты. Ничего удивительного, что обороты мы набирали постепенно. Наша сила – в организованности. Не в каждой оптовой компании офис находится рядом со складом, а у нас все близко - под контролем. Все в городе знают, что "Самотлор" очень аккуратен и обязателен в работе с документами.

За качество своей продукции могу поручиться. Хотя, признаюсь честно, предложений заняться продажей "левого" алкоголя было предостаточно.

- Не так давно в прессе прошла информация, что у "Самотлора" возникли проблемы с разрешительными документами...

- Ситуация следующая. В тексте выданной нам лицензии имелось несколько фактических неточностей. Именно поэтому, а не по какой-то иной причине налоговая инспекция приняла решение о замене лицензии и аккредитации. Информация попалась на глаза охочим до сенсаций журналистам, которые, не выяснив толком, в чем же дело, поспешили об этом написать. Хотя на самом деле без аккредитации "Самотлор" прожил не больше 1,5 суток. Все это время отгрузка товара в магазины не производилась! К счастью, вскоре инцидент был исчерпан и газета принесла нам свои извинения. Поскольку вопрос с документами решался в предельно короткие сроки, некоторые наши клиенты даже ничего заметить не успели. Имидж компании не пострадал, поэтому подавать в суд мы ни на кого не собираемся.

- У "Самотлора" репутация фирмы, на редкость добросовестной в отношении денежных операций с партнерами. А ведь наверняка далеко не все ваши клиенты придерживаются той же политики по отношению к вам...

- К счастью, сегодня их все меньше и меньше. Времена изменились. В 1998-м году рассыпалось очень много фирм, которые держались исключительно за счет протяжки платежей и недобросовестного отношения к партнерам. Сейчас на рынке остались только самые сильные, имеющие определенный резерв, запас прочности, те, кто всегда делал ставку на честность. Наверно, сейчас уже можно говорить о том, что мы стоим на пороге цивилизованного рынка. Очень хочется работать на доверии, не обвешивая себя миллионом договоров, которые, в случае чего, придется нести в суд.

С момента, как "Самотлор" заявил о себе на местном алкогольном рынке, прошло достаточно времени, чтобы сформировать круг клиентов. Могу сказать, что больших проблем с задержкой платежей у нас нет. Если кто-то и подводит, то это розничные предприятия. Розница во Владивостоке сейчас избалована до неприличия. Владелец самого крохотного магазинчика прекрасно понимает, что оптовых компаний много и все хотят продать свой товар. А значит, мы в нем заинтересованы. Такие, представьте себе, умудряются половину проблем решать за счет поставщиков. Они даже на грузчиках экономят! Вот приходит машина с товаром, и наш грузчик выносит все ящики сам. А они только ходят и указания дают: "Сюда поставьте, нет, туда поставьте!"

- В последнее время приморский потребитель почти полностью перешел на привозной алкоголь, в ущерб местным производителям спиртного. Как по-вашему можно объяснить такую ситуацию?

- Мне ни в коем случае не хотелось бы вешать ярлыки и ставить диагнозы. Но когда у компании проблемы со сбытом продукции, видимо, нужно что-то менять: либо в цене, либо в качестве. "Самотлор" вовсе не против того, чтобы брать на реализацию алкоголь местных производителей. Главное, чтобы условия были взаимовыгодные. А когда у тебя требуют предоплату за товар, который неизвестно когда будет продан, да еще по явно завышенной цене...

Я не против поддержки местных производителей, но патриотизм хорош в разумных пределах. Главный стимул торговли - прибыль, и если ее нет, административными мерами положение не спасешь.

- А вы сами, кстати, что предпочитаете видеть у себя на праздничном столе: "Исток", "Кристалл", водку "Мороз", продвижением которой на местный рынок занимается "Самотлор", или что-нибудь еще?

- Я не пью. Совсем. Это помогает сохранить трезвый взгляд на вещи.

"Начальник должен думать о людях"

- Принципы, которых вы придерживаетесь в работе с подчиненными, скорее можно назвать военными или гражданскими?

- По-моему, они для всех ситуаций одинаковы. Нельзя спешить с выводами: раньше времени начинать петь кому-то дифирамбы так же вредно, как и недооценивать сотрудника. Узнать человека можно только со временем. Второе правило: руководитель никогда не должен повышать голос, что бы ни случилось, пожар, взрыв, кризис. И если, не дай бог, его кто-то вывел из себя, начальником ему лучше не быть. И последнее: руководитель должен быть требовательным, но ни в коем случае нельзя воспринимать сотрудников как приложение к рабочему месту. Компания, которая не заботится о людях, не имеет будущего. Да, человеку нужно создать такие условия, чтобы ему было приятно работать. В то же время он должен чувствовать - здесь не клуб по интересам и у каждого есть свой круг профессиональных обязанностей, которые необходимо четко выполнять.

- Жена не ревнует вас к работе?

- Она у меня человек понятливый. Вот и сейчас часто пропадаю в офисе по субботам. Железная дорога не дает отдыхать. Подали вагон с товаром в выходной день - значит, будешь трудится в выходной. Хотя по сравнению с офицерскими буднями это еще пустяки. Во время службы бывали периоды, когда дома меня видели раз в неделю, а то и реже.

- С основателями компании "Самотлор" вас связывают тесные дружеские отношения. А бизнесу это не мешает?

- У нас не принято смешивать личные отношения с деловыми. Сначала работа, потом все остальное. Пожалуй, в чем-то старая дружба мне все-таки помогла. Проще было войти в коллектив. Но ведь это только аванс, а всего остального я должен добиться сам.