Олег Павлов: «Абсолютно не согласен с мнением о криминальности спортивных клубов»

Учитель айкидо о спорте, деньгах и охранном бизнесе
"Конкурент" | «Абсолютно не согласен с мнением о криминальности спортивных клубов»
"Конкурент"
Анкета
Павлов Олег Юрьевич, 28 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Благовещенск.
ОБРАЗОВАНИЕ: ДВГУ, биолого-почвенный факультет (1993).
КАРЬЕРА: занимал различные должности в охранных предприятиях Владивостока (1993-95), преподавал плавание и айкидо в частной школе "Конкордия" (1994-98). С 1995 г. - преподаватель тактики физического контакта в Дальневосточном центре по изучению проблем безопасности.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: холост.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: "смена вида деятельности".

Олег Павлов работает инструктором в Дальневосточном центре по изучению проблем безопасности. Не так давно он открыл собственную школу боевых искусств, где адаптировал японское единоборство "айкидо" для русских, сделал его наиболее простым и эффективным. Павлов утверждает: то, чему он обучает, как ничто иное подходит для самообороны на улице. Его услугами активно пользуются милиция, охранные предприятия и простые люди, желающие научиться постоять за себя. А это уже говорит о том, что Павлов себе не льстит.

Неудавшийся пловец

- Что натолкнуло вас на мысль заняться "кровавым спортом"?

- Детство я провел в Амурской области. С четвертого класса занимался плаванием. Когда учился в восьмом, у нас в городе открылась секция дзюдо и я в нее записался ради интереса. График был достаточно плотный: каждый день плавание и через день - дзюдо. Трудно сказать, что больше нравилось. Хотя, мне кажется, что плавание - великая штука, убедился в этом на собственном опыте. Я с рождения сильно болел хронической пневмонией. А в 14 лет прошел медицинское обследование, и максимум, что осталось от моей болезни - бронхит. Поэтому я обеими руками за плавание, если не заниматься им профессионально.

- Почему?

- Требования в современном плавании рассчитаны либо на гениев, либо на людей, употребляющих анаболики. До кандидата в мастера спорта ты еще можешь использовать свои резервы, максимально вырабатываться. После же придется выбирать - начинать принимать допинги или тормозить.

В 1988 году я поступил в ДВГУ. Продолжал заниматься плаванием, и "доплавался" до кандидата в мастера спорта. Но это был мой "потолок" - старая травма дала о себе знать, и врачи запретили повышать нагрузки. В 90-м один мой товарищ нашел в газете объявление о наборе в секцию айкидо. И вот уже без малого десять лет я занимаюсь этим видом единоборств. Организовав свою школу, сейчас пытаюсь завязать прямые контакты с Японией, хочу пригласить сюда председателя клуба айкидо Тоямского университета, чтобы он осуществлял у нас техническое руководство. Насколько я знаю, японцев, преподающих айкидо, во Владивостоке никогда не было. Звучит парадоксально, но это так.

- Что вы можете сказать о состоянии спорта во Владивостоке вообще?

- Примерно до 93-94 годов все шло без сбоев и провалов, как по инерции. Но спорт - дело не коммерческое, и требует постоянной финансовой подпитки. Я недавно присутствовал на открытом первенстве Дальнего Востока - состав был крайне слабый. Чтобы спортсмен "рос", его нужно выдвигать на соревнования. И чем чаще, тем лучше. Иначе он просто не сможет себя адекватно оценить.  А чтобы спортсмен участвовал в соревнованиях, нужны деньги.

Спортшколы финансируются администрациями города и края. Но на мой взгляд, чиновники из этих структур заняты немного другим - пытаются выяснить, кто кого в конечном счете сгрызет. Единственный плюс из этого в том, что показывая, какие они хорошие, край или город все же иногда спонсируют какое-либо соревнование. И второе, почему сейчас спорт "загибается" - это застой в подготовке тренеров. Раньше, насколько я помню, тренера обязательно выезжали для повышения квалификации на различные семинары. Сегодня они предоставлены самим себе.

О единоборствах мне судить довольно трудно. В этой области я больше охранник, чем спортсмен. Год назад соревновались охранные предприятия по рукопашному бою. Во-первых, организация была намного ниже всяческих похвал, а во-вторых, придерживались просто смешных ограничений. По идее, охранник применяет свои навыки, умения в обстановке, так сказать, нелимитированной. Если он работает ночью, охраняет объект с ценностями, говорить о каких-то правилах не приходится. Те же соревнования проводились в перчатках, то есть все захваты были исключены, никаких болевых контролей на кисть, практически не применялась бросковая техника; большинство ударов, которые наиболее эффективны в ближнем бою (удары локтями, коленями, головой, по жизненно важным зонам), - запрещались.

На жизнь хватает, и ладно

- Выгодно ли сегодня содержать спортивную секцию?

- В данный момент я работаю только на то, чтобы денег хватило на аренду спортивного зала и на мое проживание, то есть прибыли не остается почти никакой. Мое благосостояние напрямую зависит от благосостояния моих заказчиков. Но, я думаю, страна из кризиса выйдет, у людей появятся деньги, чтобы уделять должное внимание своей сущности, своему телу. Потому что в здоровом теле – здоровый дух. Американцы понимают эту пословицу буквально. Допустим, вы захотели устроиться на выгодную работу. А как у вас со здоровьем? Работник, который постоянно болеет, никому не нужен.

То же самое и в отношении охранных предприятий. Сейчас большинство из них заинтересовано в хорошей подготовке своих сотрудников. Ведь когда приходит клиент нанимать охрану, он интересуется, кто будет у него работать: какие-нибудь "дедушки с ружьями" или квалифицированные охранники. И, естественно, всем нужны подготовленные ребята. Другое дело, что не все фирмы уделяют этому должное внимание по ряду причин. И основная из них – отсутствие средств. Сейчас ведь все занимаются одним - как бы выжить. Поэтому особых доходов у меня сейчас нет. На жизнь хватает, и ладно.

- Сколько стоит ваше кимоно?

- Мне привезли его из Южного Китая, обошлось в 800 рублей. Хотя русские и привыкли относиться к китайским вещам как к одноразовым, это кимоно очень хорошее.

- А в России могут сшить достойное кимоно?

- Насколько я знаю, никогда не пытались.

- Как вы проводите свободное время?

- После чрезвычайно насыщенного рабочего дня хочется упасть и смотреть в потолок. Мне задают вопрос, и приходится себя заставлять, чтобы на него ответить. То есть нужно делать обыкновенное физическое усилие, приказывать себе открыть рот и то-то сказать. Работа выматывает полностью. Я работал грузчиком, охранником, но самая тяжелая и "стремная", по-другому не назовешь, это работа преподавателя.

- У вас есть любимый киноактер, за которым вы наблюдаете с интересом?

- Любимчика нет. С точки зрения актерского мастерства очень нравится Брюс Уиллис. Стивен Сигал тоже довольно интересен. Он близок мне по своему настрою, по своей философии, насколько я его понимаю. Есть фильмы, где Сигал как актер - никто. Зато очень хорошо поставлены боевые сцены, за счет того, что он работает со своими учениками. В этих фильмах драка действительно похожа на драку. Потому что в большинстве боевиков человека бьют несколько раз ногой по голове, а он все упасть не может, или упал, встал и так далее. Просто я по себе знаю, что одно попадание по голове ногой, и все - ты падаешь и лежишь как минимум секунд двадцать. Конечно, если это жизненно важно, встать можно, правда, ты будешь постоянно путать потолок с полом. А при этом стоять проблематично, не говоря уже о том, чтобы драться.

До детдома не дошел

- Как вы относитесь к благотворительности?

- Обеими руками "за". Но куда бы я не понес свои деньги, так это в церковь. У попов они есть, и немалые, сопоставимые с капиталами крупных монополий. На улице тоже вряд ли подам. Попрошайничество - это же самая обыкновенная профессия. Зато при случае помог бы деньгами детдому. Да и то купил бы продуктов: хочу быть уверенным, что они дойдут до обездоленных.

Вообще, деньги заставляют людей проходить огонь, воду и медные трубы. Нет у человека денег - он классный, стал богатым - все, он меняется на глазах. Или, допустим, занял ты другу какую-то сумму, а он тебе ее вернуть не может. И друг превращается для тебя в злейшего врага.

- Вы взялись бы бесплатно обучать детдомовцев?

- С удовольствием. Финансово я помочь им никак не могу, а если у них появится возможность заниматься и они подходят по возрасту - ради Бога.

... Со скольки лет? 15 - это как раз тот возраст, когда мальчишка начинает понимать, что перед ним не игрушка, а живой человек, который чувствует боль. Так что, если у меня в зале появятся такие дети, я буду только рад.

- А сами вы не пытались наладить контакт с детскими домами?

- Пока нет. Было дело, мы с товарищем распространяли объявления о наборе в секции айкидо в различных образовательных учреждениях. Но до детдома не дошли...

- Что прежде всего нужно, чтобы открыть сегодня спортивную секцию - деньги или связи?

- Приведу пример из моей практики. Как-то в качестве преподавателя айкидо я пришел в один спортивный зал. Договориться о сотрудничестве особых трудностей не составило. Я поговорил с ребятами, которые занимались в том зале, и в итоге стал обучать их бесплатно, за это мне выделялось время, в которое я занимался с общей группой. Так что, как видите, особых денег и связей это не потребовало.

- А есть ли во Владивостоке высокооплачиваемые тренеры? Какой вид единоборств считается элитным?

- Каждый тренер свое болото хвалит. В принципе, расценки одинаковые везде, они колеблются в пределах 300-400 рублей за месяц обучения. В свое время очень популярны (а следовательно и дороги) были занятия дайдо-дзюку. Сейчас ажиотаж вокруг этого единоборства спал.

Боксер не значит бандит

- Согласны ли вы с известным мнением о том, что те, кто руководит спортивными секциями так сказать "силовой направленности", не чисты в отношениях с законом?

- Я чист (смеется). В центре, где я работаю, людей учат владению оружием. Представители власти, которые довольно часто у нас бывают, по этому поводу шутят: "Бандитов готовите, чтоб мы их потом ловили?". Убедить человека, что ты не занимаешься каким-то незаконным бизнесом, практически невозможно. Я в свое время работал в охране. Насколько знаю, у каждого охранного предприятия существуют два, так сказать, подразделения. Первое - верховое, то есть то, которое у всех на виду. Второе же состоит из "бойцов невидимого фронта"...

Существует такое понятие - "дебиторская задолженность". Например, Иванов занял какую-то сумму Петрову, они написали расписку, заверили все документы нотариусом. Но вдруг случается так, что Петров долг не отдает. Что делать? Обращаться в суд? Но в постановлении суда будет значиться, что Петров работает в такой-то компании не гендиректором, а грузчиком с зарплатой 1200 рублей, что квартира, в которой он проживает, не его, а троюродного дяди, что машину ему одолжил его друг, и так далее. И суд вынесет вердикт: Петров обязан выплачивать ежемесячно 25% от заработной платы. Вот и будет Петров платить Иванову по 300 рублей каждый месяц, хотя занял у него, допустим, 10000 долларов. Поэтому Иванов и вынужден будет обратиться к людям, которые занимаются "дебиторскими задолженностями". Одни фирмы работают в этом отношении мягко, грамотно, то есть не прибегают к применению физической силы, другие - крайне жестко.

А охранная деятельность неразрывно связана со спортзалами, так как нормальные фирмы набирают себе работников именно там. Поэтому я абсолютно не согласен с мнением о "криминальности" спортивных клубов. Взять тех же самых боксеров. У нас почему-то всегда считали, что если человек занимается боксом - он бандит. У меня половина знакомых - боксеры. Да, многие из них не в ладах с законом, как говорится, от сумы и тюрьмы не зарекайся. Но начинаешь общаться с ними ближе, и понимаешь, что они такие же люди, как и мы.