Нгуен Нгок Бинь: «Вьетнамцам пора привыкать к жесткой конкуренции»

Вьетнамский генконсул о поэзии, кулинарии и бизнесе
Леонид Макогин | «Вьетнамцам пора привыкать к жесткой конкуренции»
Леонид Макогин
Анкета
Нгуен Нгок Бинь, 42 года.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: провинция Хатинь, центральная часть Вьетнама.
ОБРАЗОВАНИЕ: Киевский государственный университет, факультет международных отношений и права (1977-82); дипломатическая академия в Москве (1989-91). Кандидат исторических наук по дипломатическим отношениям (защитил диссертацию на тему "Теория разрешения конфликтов"). Владеет русским и английским языками.
КАРЬЕРА: после учебы в СССР работал в аппарате замминистра иностранных дел Вьетнама - бывал во многих странах мира в краткосрочных командировках. В настоящее время имеет дипломатический ранг "советник" и занимает должность замдиректора канцелярии МИДа. С сентября 1999 г. - генеральный консул СРВ во Владивостоке.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, дочь.
СРЕДСТВА ОТ СТРЕССОВ: чтение стихов, футбол, Интернет.

Месяц тому назад дипломатическую миссию Вьетнама во Владивостоке возглавил новый Генеральный консул. Его четыре предшественника недолго находились на ответственном посту, в чем-то, видимо, не устроив ханойское начальство. На это раз, судя по всему, вьетнамский МИД не ошибся: главой единственного в России консульства СРВ стал Нгуен Нгок Бинь, проверенный кадр "советской закваски". За его плечами - университет в Киеве и московская дипакадемия в конце 80-х. Он бегло говорит по-русски, чрезвычайно работоспособен и деятелен.

Извинившись, что в течение двух недель не мог найти время для интервью (трудился за приболевшего вице-консула), г-н Бинь заметил, что до сих пор местные СМИ не интересовались его персоной. Корр. "К" оказался первым из журналистов, кто переступил порог консульского коттеджа, расположенного на сопке Буссе.

Не "Чилли" единым

- Не так давно Китай с помпой открыл супермаркет в Москве. Не собирается ли Вьетнам последовать этому примеру? Ведь мы хорошо помним качество вьетнамских товаров, их конкурентоспособность не подлежит сомнению.

- Перед приездом сюда я остановился в Москве, где посетил супермаркет, о котором вы говорите. Он оставил у меня приятное впечатление. Однако, если вы не осведомлены, напомню, что у Вьетнама уже есть торговый центр в столице России - он называется Бен Тай, работает не один год и принадлежит одному из вьетнамских бизнесменов.

Моей стране и мне лично очень хотелось бы, чтобы вьетнамские товары имели большее распространение на рынке России и, частности, на рынке Дальнего Востока. Вы правы, многие русские помнят наши товары, их очень хорошее качество и высокую конкурентоспособность. И будем рады, если продукция из Вьетнама будет на ваших прилавках не только в воспоминаниях...

Открыть супермаркет, подобный тому что сделали китайцы в Москве, по-моему, вполне реально, и со своей стороны консульство будет прилагать максимум усилий для того, чтобы это стало действительностью.

- А найдется ли во Владивостоке такой же состоятельный вьетнамский бизнесмен, как в Москве?

- Здесь работают несколько наших бизнесменов, которые совместными усилиями могут достичь многого.

- Планируют ли они строительство супермаркета, торгующего вьетнамскими товарами?

- Пока только есть идея: сначала маленький торговый центр, потом - побольше. Начинать надо с малого.

- Наверное, вашим соотечественникам приходится нелегко в конкурентной борьбе с теми же китайскими предпринимателями?

- Да, конечно. Рынок есть рынок. И наши бизнесмены сталкиваются с жесткой конкуренцией не только здесь, но и в самом Вьетнаме. Поэтому вьетнамские деловые люди должны быстрее адаптироваться к новой для себя обстановке. А чтобы успешно конкурировать, надо хорошо работать, настойчиво продвигать на внешний рынок товары.

Возьмем, например, соус "Чилли". Он пользуется большим спросом среди ваших жителей. Или консервированные овощи и фрукты – их качеству всегда доверяли и доверяют в бывшем СССР. Но ведь есть и другие товары, которые достойны внимания покупателей.

- Любопытно, находясь вдали от родины, вы пользуетесь вьетнамскими товарами?

- Конечно. Моя одежда в основном вьетнамского производства. Также я предпочитаю вьетнамскую кухню.

- Вам регулярно доставляют продукты с родины?

- Нет, что вы. Для этого нет никакой возможности. Наши вьетнамские женщины очень талантливы в этом отношении - они умеют готовить национальные блюда из местных продуктов, используя особые приправы и оригинальный способ приготовления.

Мебель, вермишель и декоративные деревья

- Каковы, на Ваш взгляд, перспективы делового сотрудничества между российским Дальним Востоком и Вьетнамом?

- Некоторые из вьетнамских бизнесменов работают в вашем регионе уже давно: 8-10 лет. Встречаясь со мной, они признавались в том, что работают в очень трудных условиях, вызванных экономическим кризисом в Юго-Восточной Азии и кризисными последствиями в России, к тому же им мешает противостояние со стороны Китая, Южной Кореи и других стран. На что я всякий раз говорю: «Вы должны привыкнуть к этой обстановке, к жесткой конкуренции вокруг. Потому что есть самое главное - очень хорошие перспективы сотрудничества с Дальним Востоком». Конечно, с одной стороны, эти перспективы такие же как, в отношении потенциальных партнеров, скажем, из Нижнего Новгорода или Новосибирска, но с другой стороны, надо отметить, что мы здесь имеем очень благоприятные условия. Здесь есть такие плюсы, которых нет в других регионах России.

Во-первых, это географическая близость Вьетнама и Дальнего Востока. Нас соединяют различные транспортные магистрали, но самый близкий и самый короткий путь во Вьетнам через Владивосток и обратно - морской.

Второе благоприятное условие выражается близостью человеческого фактора. Я знаю, что многие приморцы работали и учились во Вьетнаме, посещали нашу страну в качестве туристов. И я знаю, что в Приморье живут и работают немало наших граждан. Многие из них создали здесь семьи, родили детей.

Пользуясь случаем, я хотел бы выразить благодарность жителям России, среди которых очень много дальневосточников, за их многостороннюю и эффективную помощь, оказанную нам, вьетнамцам, в борьбе за свободу страны, в строительстве нового Вьетнама. Мы никогда не забудем этого. Большое спасибо жителям Дальнего Востока за теплое и радушное отношение к нашим людям. Я считаю, то эта близость очень помогает нашим бизнесменам в установлении, укреплении и развитии деловых отношений с Россией.

Третий плюс - возможность поставлять друг другу те товары, которые нужны каждой из двух стран. К сожалению, раньше это происходило гораздо активнее, чем сейчас, и Дальний Восток, где работали несколько российско-вьетнамских СП, являлся большим рынком сбыта вьетнамских товаров. В свою очередь мы импортировали отсюда много разнообразной продукции, сырье и промышленное оборудование. Сегодня, я считаю, мы вновь нуждаемся друг в друге и должны всестороннне развивать деловые отношения - это выгодно для обеих сторон.

Еще один немаловажный фактор заключается в том, что единственное консульство Вьетнама в России находится во Владивостоке. Такой выбор не случаен, поскольку наше руководство уделяет много внимания развитию отношений между Вьетнамом и Дальним Востоком. Примечательно, что первые лица наших стран неоднократно подтверждали стремление к восстановлению, укреплению и развитию взаимного сотрудничества в соответствии с потенциалами России и Вьетнама. Самое последнее событие в этом ракурсе - это встреча премьер-министра СРВ Фан Ван Хая и председателя Правительства РФ Владимира Путина. Они встретились в Новой Зеландии на встрече руководителей стран ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти - Ред.). Было заявлено, что оставшиеся трудности не должны влиять на конструктивные отношения между двумя странами. Необходимо найти способ, как преодолеть эти препятствия, и тогда сотрудничество России и Вьетнама получит дальнейшее развитие и станет более успешными.

Теперь слово за нашими бизнесменами, которые должны найти формы сотрудничества, отвечающие потребностям новой обстановки. Сейчас нужны конкретные предложения в конкретных направлениях бизнеса.

- Поясните, пожалуйста.

- Можно выделить те сферы, в которых мы уже сотрудничали раньше, и довольно успешно. Например, Вьетнам способен, как и в недалеком прошлом, поставлять сельскохозяйственную продукцию, текстиль, товары народного потребления. От вас мы хотели бы получать изделия машиностроения, строительные материалы, древесину. Возможно заключение выгодных контрактов в области туризма, обработки морепродуктов, производства мебели.

- Кстати, о мебели какого класса идет речь?

- Наши бизнесмены могут открыть здесь какой-либо цех, малое предприятие, работающее на вашей древесине. Из Вьетнама приедут специалисты по изготовлению мебели с высокими потребительскими свойствами - от восточного стиля (скажем, всемирно известные плетеные изделия) до европейского. Продавать такую мебель, я уверен, ваши компании будут весьма успешно - как на внутреннем рынке, так и отправляя на экспорт.

- А что сулит российской стороне сотрудничество в пищевой и перерабатывающей отраслях?

- Возьмем для примера макаронные изделия. В Москву несколько лет назад наши бизнесмены привезли оборудование для производства вьетнамской вермишели, и теперь она пользуется большим спросом среди ваших покупателей - пришлась им по вкусу и стоит гораздо дешевле европейских аналогов.

Здесь можно сказать и о двухсторонних инвестициях, создании совместных предприятий. Месяц назад вьетнамским правительством принята программа по развитию выращивания овощей, фруктов и декоративных деревьев с последующей отправкой на экспорт. Русские бизнесмены могли бы инвестировать в эту программу и поставлять упомянутую продукцию в Россию.

- Чем привлекает иностранных инвесторов ваше правительство?

- Прежде всего, существенными льготами в налогообложении и режимом благоприятствования в экспортных операциях.

Здесь я должен отметить еще один важный момент. Генконсульство Вьетнама всегда готово содействовать российским и вьетнамским бизнесменам в укреплении деловых связей, в обмене информацией экономического характера. Как генеральный консул, я готов встретиться по этому поводу с любыми заинтересованными лицами. В частности, мы можем рекомендовать, какие компании у нас надежные, а какие - не очень.

- Допустим, завтра вам позвонит русский бизнесмен: "Я хочу найти партнера во Вьетнаме по изготовлению мебели"...

- Мы ему максимально поможем. Но его предложение должно быть очень конкретным: что этот русский бизнесмен может предпринять и что обязан в ответ сделать его партнер из Вьетнама. Только в этом случае сотрудничество обещает быть плодотворным.

Кому обязаны 13 студентов-вьетнамистов

- Как Вы считаете, каков нынешний уровень культурного взаимообмена между нашими странами?

- Должен сразу заметить, что уровень наших культурных связей невысок и не соответствует истории многолетнего, традиционно дружественного отношения между Россией и Вьетнамом. И мне думается, что наши народы должны сильнее укрепить культурные отношения именно в нынешней трудной обстановке.

Существует очень благоприятный момент в том, что вьетнамцы и русские смотрят на духовные ценности одинаково. Есть соприкосновение точек зрения на культурное достояние двух народов. Лично я большой любитель русской поэзии. Что касается вьетнамской культуры, то я рад, что она занимает особое место в жизни жителей России. У вас есть школьники и студенты, которые изучают вьетнамский язык, и их число увеличивается день ото дня. К сожалению, им не хватает преподавателей, учебников, но я встречался с педагогами, которые учат вьетнамскому, и пообещал им, что генеральное консульство Вьетнама будет прилагать все усилия для того, чтобы помочь в решении сложных вопросов.

Говоря о сотрудничестве в области образования, отмечу знаменательный факт. Всего за месяц, в течение которого я нахожусь во Владивостоке, я успел оформить визы 13 русским студентам, отправившимся на стажировку во Вьетнам.

- Когда во Владивостоке откроется вьетнамский ресторан?

- Здесь этот вопрос мне задают довольно часто. Есть рестораны китайские, корейские, японские, а вьетнамского до сих пор нет. Я отвечаю: обязательно будет. Так же как в Ханое есть русские рестораны, в которых я часто бывал с друзьями. Мы любили есть борщ (на конце добавляет "ч" - Авт.), пили немножко водки и пели русские песни... Скоро ли появится вьетнамский ресторан во Владивостоке и скоро ли вы сможете попробовать наши блюда - зависит в равной степени от вас и от нас. Вместе это сделать совсем не трудно.

Кроме того, есть предложение о создании во Владивостоке центра вьетнамской культуры. Это очень хорошая идея. По предварительной договоренности, помещение должно предоставить ваша сторона, а от нас - необходимое оборудование, предметы национального интерьера. Я обсуждал этот вопрос с нашими бизнесменами, и они согласились в какой-то мере помогать консульству в создании такого центра. Конечно, потребуется разрешение администрации края, решение необходимых процедурных вопросов. Но если есть большое взаимное желание, то приложив максимум усилий, мы сможем превратить нашу мечту в реальность.

"Какой молодец этот Бинь!"

- Кто ваши родители?

- Госслужащие.

- Можно ли во Вьетнаме сделать дипломатическую карьеру, родившись в семье простого крестьянина?

- Конечно, можно. Приведу в качестве примера наше министерство иностранных дел: многие чиновники, которые занимают в нем высокие посты, - выходцы из крестьянских или рабочих семей. Никаких, как говорится, голубых кровей.

- Много ли зарабатывают вьетнамские дипломаты? Ваши доходы позволяют, к примеру, купить роскошный дом?

- Дом в Ханое, где я живу, достался мне от родителей и его не назовешь роскошным. Зато в нем умещается почти вся моя родня, так - вместе, под одной крышей - живут большинство семей во Вьетнаме. Что касается зарплаты, то она у меня такая же, как у обычного государственного служащего. Являясь замдиректора одного из отделов в МИДе, я получаю столько же, сколько и замдиректора в любом другом министерстве.

- Кем вы хотели стать в детстве?

- После окончания школы я мечтал о профессии журналиста. У нас была следующая система поступления в вуз: выпускник сообщает специальной комиссией три своих желания - кем хочет стать или в какой институт хочет поступить. И вот мое первое желание - хочу в журналистику, второе - то же самое, и третье... правильно! Снова журналистика! Но с моим желанием не посчитались (смеется). Я получил достаточное количество баллов на выпускных экзаменах, что позволяло поехать учиться за границу. К тому же стране были нужны дипломаты, и я не посмел ослушаться чужой воли.

- Сожалеете, что мечта не сбылась?

- Не очень. Я давно пришел к выводу: дипломатия и журналистика очень схожи. Сбор информации, ее анализ, выражение своих мыслей на основе собранной информации - в виде отчетов или статей. И дипломат и журналист пытаются найти взаимосвязь в происходящих вокруг событиях, выяснить для себя, какие значения они имеют - глобальное, региональное или местное. И когда то или иное событие развивается - спрогнозировать, что же будет дальше. Скажем, сегодня я и мои коллеги пытаемся предугадать результаты очередных выборов в России, завтра - в другой стране. Безусловно, журналисты тоже задумываются над этими вопросами.

А от детской мечты, наверное, осталась моя любовь к литературе. Мне это очень помогает в профессиональных делах - особенно, что касается написания тематических докладов. Если у тебя хороший стиль изложения и ты умеешь писать выразительно, то тот, кто получит твое сообщение, будет доволен: "О, хороший доклад! Какой молодец этот Бинь!" (смеется)

- Кто ваш любимый поэт?

- Среди вьетнамских таких много. А из русских поэтов мне очень-очень нравится Пушкин, Лермонтов, Тютчев.

- На каком языке вы их читаете?

- В двух вариантах. Смысл везде одинаков, но на русском, по-моему, звучит лучше: "Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты..."

- Прочтите, пожалуйста, то же самое на вьетнамском...

(читает, процитировать услышанное крайне затруднительно)

- Не то, правда? А мелодия все равно сохраняется... Стихи красивы на всех языках мира.