Институт, который не лопнул

Студентам здесь полагались красивые фуражки и форменные шпаги
фото KONKURENT |  Институт, который не лопнул
фото KONKURENT

21 октября 1899 г. состоялось торжественное открытие первого в Приморье высшего учебного заведения — Восточного института. Каким он был?

Преподаватели

Директором Восточного института был назначен доктор монгольской словесности из Санкт-Петербурга А. Позднеев, впоследствии за содействие делу народного образования монголов получивший звание Дзюнь-вана (князя второй степени) от правительства Монголии.

Высшим органом института являлась Конференция Восточного института, в работе которой принимали участие представители различных учреждений, расположенных во Владивостоке: епископ, председатель суда, комендант крепости, начальник порта и другие.

Самым известным учеником Позднеева был Г. Цыбиков. Еще в Петербурге Позднеев посоветовал студенту лично посетить Тибет с целью изучения культуры этого недоступного в то время для европейцев региона. В 1899–1902 гг. Цыбиков действительно побывал в «Запретной стране», сделав первое ее описание с позиций западной науки и став первым фотографом тибетской столицы Лхасы. В то время бескрайние просторы Монголии и Тибета были населены разбойниками, авантюристами и разными святыми типа шестого перерожденца далай-ламы Цаньян-Чжамцо.

Со многими персонажами изданной впоследствии книги «Буддист-паломник у святынь Тибета» Цибиков знакомил своих студентов, став в 1902 г. преподавателем тибетского языка и истории Восточного института. На этом посту он находился вплоть до 1918 г.

Для подготовки к преподавательской деятельности в Восточном институте из Петербурга был командирован в Пекин и А. Рудаков, после обучения ставший преподавателем, а впоследствии и профессором этого института, отдав делу преподавания истории всю свою жизнь. «Аполлинарий Рудаков вошел в кабинет в сопровождении китайцев-ассистентов, поддерживавших его под руки, — вспоминал очевидец празднований 25-летнего юбилея института. — Он с трудом передвигался, так как у него частично были парализованы ноги. Подойдя к кафедре, он опустился на стул и читал лекцию сидя. В кабинете Рудакова висели изречения из книги Конфуция: «Учиться и не размышлять — напрасный труд, размышлять и не учиться — пагубно». Скончался Аполлинарий Рудаков во Владивостоке в 1949 г.

Преподавательский состав Восточного института формировался за счет молодых выпускников Петербургского университета. Первым двум профессорам института было всего по 24 года. Через год после открытия в штате института было уже 17 преподавателей, также выпускников университета.

Уже в 1901 г. в библиотеке института были собраны тысячи томов книг на русском, европейских и азиатских языках, только китайских книг за два года было куплено и получено в дар почти 9 тыс. томов. При библиотеке имелся архив, основу которого составляли около 20 тыс. рукописных фолиантов, вывезенных Рудаковым из императорского архива Шеньяна во Владивосток после подавления восстания ихэтуаней в 1900–1901 гг. Как рассказывал корр. «К» преподаватель Восточного факультета ДВГУ профессор Беловицкий, в конце 30-х вся эта библиотека по распоряжению НКВД была уничтожена: «Много дней мы топили ею печку в главном корпусе, пока она не засорилась. Когда же засорилась, на машинах стали вывозить книги на Шамору и там зарывать в канавах».

Но это было потом, а уже через год после своего открытия Восточный институт открыл и собственную типографию, что дало возможность издавать учебные пособия и научные работы на различных языках.

Первым лектором стал Ван Ичжи, приглашенный в октябре 1899?г. для ведения практических занятий. К началу 1901-го учебного года было уже три лектора китайского и один лектор маньчжурского языка. В 1902 г. Ван Ичжи был уволен «в надежде найти более образованного», в том же году из института был уволен и первый лектор маньчжурского языка даур Юн Шэн. Приглашенный из Пекина преподаватель с ученой степенью Ци Шанпин имел опыт работы в русской дипломатической миссии и Русско-Китайском банке, работал в институте с 1899 г. по 1905 г. Всего с 1899-го по 1911-й в Восточном институте сменилось 19 лекторов китайского языка. Одной из главных причин такой текучести была крайне низкая зарплата — 50 руб. в месяц.

Студенты

Утвержденные в 1899 г. «Правила о приеме в Восточный институт» устанавливали зачисление в институт без вступительных экзаменов на основе представленных дипломов и аттестатов. Исключение составляли лишь казенные стипендиаты (в институте выделялось 10 мест для бесплатного обучения за счет государства), которых принимали на основе вступительных экзаменов по русскому и английскому языкам. Набор на первый курс не должен был превышать 60 человек. На первый набор Восточного института было подано 85 заявлений, однако принято 22 человека в качестве действительных студентов и 4 вольнослушателя. В качестве вольнослушателей было назначено 4 офицера войск. Военное ведомство выделяло в год на каждого офицера по 60 руб. в год за лекции, по 120 руб. на учебные пособия, по 200 руб. для поездки в научные экспедиции и по 100 руб. командировочных в месяц во время пребывания за границей. Всего в период 1900–1904?гг. в институте обучалось 78 офицеров.

В Восточный институт принимались лишь мужчины. Студентам полагались красивые фуражки и форменные шпаги, которые приходилось покупать в универсальном магазине «Кунст и Альберс» или «И. Я. Чурин и Ко».

Социальный состав студентов был крайне разнородным, первое десятилетие преобладали дети дворян и чиновников, затем подавляющее большинство составляли студенты из крестьянского сословия. Разнородность состава часто приводила к студенческим разногласиям, как в первые годы существования института, так и впоследствии. «До крайности наглым и бесцеремонным был сын крупного торговца, владельца гостиницы «Версаль» Гинзбург, — вспоминал один студент из крестьян. — Он даже попытался как-то богатым ужином в отцовском ресторане ублажить наших ребят и обратить их в свою веру. Однако гости так проучили «гостеприимного» хозяина, что тот еле унес ноги и вскоре был вынужден покинуть институт».

Цикл обучения в Восточном институте был рассчитан на четыре года. На первом курсе все студенты изучали китайский язык, со второго курса начиналась специализация по четырем отделениям: китайско-японскому, китайско-корейскому, китайско-монгольскому и китайско-маньчжурскому, с изучением второго восточного языка. Кроме восточных языков обязательными курсами являлись английский язык, история, география и этнография Китая, Японии и Кореи, коммерческая география, политическая экономия, правоведение, счетоводство и товароведение.

Занятия состояли из ежедневных утренних лекций и вечерних практических занятий. Посещение лекций студентами являлось обязательным, за пропуск занятий лишали стипендий. Летом студенты и слушатели направлялись на четырехмесячную практику в различные места Китая.

Студенты выполняли функции переводчиков при должностных лицах, вынужденных в начале XX века активно заниматься Китаем и посещать его. Например, студент третьего курса Хионин был командирован в качестве переводчика к генерал-губернатору Н. Гродекову во время посещения Маньчжурии в 1902 г.

Первый выпуск студентов и слушателей Восточного института состоялся в 1903 г. На торжественном заседании 15 мая, в присутствии всех высших должностных лиц Дальнего Востока, аттестаты были вручены студентам П. Васкевичу, К. Дмитриеву, А. Хионину, Д. Щербакову, а также слушателям капитану Кузмину и штабс-капитану Надарову. С 1899 г. по 1916 г. институт окончило более 300 студентов и более 200 офицеров.

Во время Русско-японской войны занятия официально были прекращены, затем Восточный институт эвакуировали в Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ), где он пережил и революцию 1905 г. Все студенты третьих и четвертых курсов и часть второкурсников были призваны в армию. По окончании войны четверокурсники Восточного института получили дипломы без сдачи выпускных экзаменов.

Студенты института также приняли участие в революционных выступлениях, в частности, в феврале 1905 г. студенческая корпорация Восточного института передала администрации свою резолюцию, содержавшую претензии к профессорско-преподавательскому составу. Вскоре приказом генерал-губернатора институт был закрыт, начались судебные разбирательства, и 23 студента были исключены.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Сергей 1 месяц назад
1 0
Прекрасная статья! очень интересно прочитать про родной факультет и университет!
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ