Юрий Беспалов: «Что общего у «Дальзавода» с Toyota?»

Юрий Беспалов, исполнительный директор АО «Центр судоремонта «Дальзавод». Родился в Севастополе. В 1995 г. окончил Высшее военно-морское училище им. Ф. Э. Дзержинского в Санкт-Петербурге, после чего проходил военную службу. В 2005 г. окончил Военно-морскую академию им. адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова в Санкт-Петербурге, уже в области управления. Дополнительное образование получил в Институте экономических стратегий в Москве, в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербурга. Женат, отец троих детей. Фото: пресс-служба ЦС «Дальзавод» |  «Что общего у «Дальзавода» с Toyota?»
Юрий Беспалов, исполнительный директор АО «Центр судоремонта «Дальзавод». Родился в Севастополе. В 1995 г. окончил Высшее военно-морское училище им. Ф. Э. Дзержинского в Санкт-Петербурге, после чего проходил военную службу. В 2005 г. окончил Военно-морскую академию им. адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова в Санкт-Петербурге, уже в области управления. Дополнительное образование получил в Институте экономических стратегий в Москве, в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербурга. Женат, отец троих детей. Фото: пресс-служба ЦС «Дальзавод»

 «Центр судоремонта «Дальзавод» — старейшее предприятие Приморья, которому в октябре исполнилось 132 года. Завод занял важное место не только в истории края, но и всей страны, стал частью трудовой жизни нескольких поколений приморцев. Сегодня «Дальзавод» — это визитная карточка Владивостока, как и полюбившийся дальневосточникам праворульный японский бренд Toyota, который знают далеко за пределами ДФО.

Как и японская компания, приморский завод пережил и головокружительные взлеты, и стремительные падения на своем производственном пути. О том, что еще связывает судоремонтный завод с автомобильным концерном, «К» рассказал исполнительный директор АО «Центр судоремонта «Дальзавод» Юрий Беспалов.

— У «Дальзавода» довольно непростая постсоветская история: в 90-е годы территорию предприятия дробили, завод побывал в частных руках, возвращался государству, прошел даже путь банкротства. Юрий Вячеславович, какие проблемы достались заводу в наследство?

— «Дальзавод» — возрастное предприятие. Долгое время средства в его основные фонды не вкладывались, но на сегодняшний день у нас есть достаточно амбициозные планы развития, которые предполагают обновление причальной стенки «Дальзавода», сооружение синхролифта для обеспечения ремонта кораблей ВМФ и строительства гражданских судов, модернизацию и ремонт сухих доков № 2 и № 3, один из которых в 1891 г. во время визита во Владивосток заложил цесаревич Николай, а также другие проекты по модернизации завода. Часть из них уже реализована: введена в строй модульная компрессорная станция, окончен первый этап ремонта причала. Благодаря компании «Роснефть» и управляющей компании «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» в прошлом году «Дальзаводу» были выделены дополнительные денежные средства, что позволяет претворить в жизнь наши планы.

В новых условиях конкуренции

— Какие масштабные проекты есть у «Дальзавода» в приоритетном направлении работы — ремонте и сервисном обслуживании кораблей и судов Тихоокеанского военно-морского флота (ТОФ)?

— В настоящее время мы завершаем крупнейший проект по глубокой модернизации большого противолодочного корабля (БПК) «Маршал Шапошников», который поступил на «Дальзавод» в 2015 г. Благодаря проведенным работам БПК полностью поменяет свое назначение и внешний облик. Вскоре мы будем выводить «Маршала Шапошникова» на ходовые испытания. Проект БПК «Маршал Шапошников» может положить начало истории переоборудования. И если опыт признают успешным, мы сможем рассчитывать на новые заказы на много лет вперед — не только для ТОФ, но и для военно-морского флота в целом.

— Президент России дал поручение увеличить долю продукции гражданского и двойного назначения в производстве оборонно-промышленного комплекса (ОПК) до уровня не менее 50% к 2030 г. Как планируете достичь этой отметки?

— Мы видим себя не только судоремонтным предприятием, но и судостроительным. Соответствующий опыт у завода уже имеется. В ходе Великой Отечественной войны руками дальзаводцев была построена треть подводной флотилии СССР: 85 субмарин родились на «Дальзаводе». В новейшее время «Дальзавод» также успел проявить себя как судостроительный завод, приняв участие в постройке танкера ледового класса. Перспективным направлением является сотрудничество с ССК «Звезда»: в настоящий момент у судоверфи в портфеле заказов 39 судов, программа до 2035 г. предусматривает 178 судов. Мы планируем участвовать в строительстве секций корпусов и насыщении всем необходимым оборудованием судов, которые производит «Звезда».

— С какими сложностями сталкивается предприятие ОПК при работе с гражданским судоремонтом?

— С неконкурентным ценообразованием. «Центр судоремонта «Дальзавод» несет огромные накладные расходы на содержание технической инфраструктуры, которая обеспечивает боеготовность ТОФ. Ведется работа по снижению накладных расходов для обеспечения конкурентоспособной стоимости. В настоящее время специалисты «Дальзавода» развивают это направление. Технически у предприятия нет никаких ограничений по работе с гражданскими судами, поскольку военные заказы более сложные и специфичные, требуют высокой квалификации и дисциплины кадрового состава.

Самый сложный вид производства

— Масштабная оптимизация влечет создание новой модели планирования. Есть ли в сфере военного судоремонта уже готовые решения?

— На мой взгляд, военный судоремонт — это самый сложный для планирования вид производства. Судоремонт, в отличие от судостроения, не работает серийно, его сопровождает обширный комплекс проблем. Поэтому универсальных моделей не существует — необходимо создавать свою. И на «Дальзаводе» этот процесс приходится начинать с нуля.

— Планирование — это не только производственные процессы, но в первую очередь системное мышление управленческого состава. В СССР подготовка руководителей не была поставлена на поток, системному подходу никого не учили, а потом пришла новая эпоха рынка. Как «Дальзавод» решает вопрос с управлением?

— Жить по советским устоям в современном динамичном мире невозможно. Однако убедить людей в необходимости изменений очень сложно — это означает увлечь коллектив, показать, что смена подхода к работе неизбежна. Для того чтобы запустить этот процесс, я организовал обучение дирекции в рамках управленческих курсов РАНХиГС. К образовательному процессу приступили и начальники цехов. В свое время я сам проходил обучение менеджменту и знаю, как полученные знания могут менять не только подход к работе, но и мировоззрение. В том числе и благодаря этому руководители стали иначе смотреть на бизнес-процессы, а также применять полученные знания в производственной практике.

Я часто цитировал сотрудникам книгу Джеффри Лайкера «Дао Toyota». Они сначала воспринимали это скептически: где автомобильный концерн Toyota, а где судоремонт? Однако схожесть есть. Опыт Toyota — это пример успешной борьбы системного мышления и стремления к трансформации с желанием оставаться в статичном состоянии: история полна примеров, когда мировые гиганты уходили с рынков потому, что топ-менеджмент не хотел совершенствоваться. И опыт японской компании можно применить в любых сферах.

Считаю, что на «Дальзаводе» это удается, потому что управленцы научились системно подходить к проблемам. Но самое главное — у руководителей начинают гореть глаза, и они постепенно вдохновляют весь коллектив, вовлекая в процесс улучшений каждого сотрудника завода.

Комментарии (4)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Вася пупкин 4 месяца назад
0 0
Как на заводе появился этот хмырь что на фото заводу настал кабздец. А на собрании трудового коллектива вмем пел какой он орел и как он долги сокращает. А как дело дошло до вопросов так смылсч побысрее не ответив не на один вопоос по существу. Из работы один Шапошников который не закончат никогда так как организовать работу не могут. Заводом руководят кретины за редким исключением. Все вменяемые сотрудники уволились остались придурки которые кроме как чнсать языком ниче не могут. Я уволился и не жалею об этом совершенно.
Пробегающий 8 месяцев назад
11 0
На словах красиво а на деле все совершенно по другому. Массовое сокращение рабочих, сокращение зарплат, раздувание административного аппарата за счет "своих людей" которые не понимают ничего в судоремонте/судостроении, а знают только "становись, равняйсь, смирно" Станки и спец. оборудование середины прошлого века, а делается фасад и причальная стенка. Армейская показуха в чистом виде, сделать вид что все хорошо и красиво, хорошо хоть еще траву не красят
Проходящий 8 месяцев назад
11 0
Про очередные сокращения, на сей раз чуть ли не массовые, этот директор не хочет рассказать? Или как большая часть завода уже более года недополучает премии
Мирный житель 8 месяцев назад
11 1
Добрый день! А почему в данной статье отсутствует информация про массовое сокращение на этом заводе?
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ