Марина Соколова: «В органах власти нет женщин, там есть чиновники»

Марина Соколова, кандидат экономических наук, член Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов, директор Приморского филиала «Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте» (РАНХиГС). Родилась во Владивостоке 18 июля 1978 г., училась в школах № 10, 51, 17. В 2000 г. закончила Дальневосточный коммерческий институт по специальности «государственное и муниципальное управление (ГМУ)». С 2001 г. работала в комитете экономического планирования администрации Приморского края, последняя должность — главный консультант отдела региональной экономики департамента экономического развития, в 2010–2015 гг.— заведующая кафедрой государственного и муниципального управления ВГУЭС, в 2015–2019 гг. — начальник управления экономического развития и предпринимательства администрации Владивостока, с августа 2019 г.— директор филиала РАНХиГС в Приморском крае. Замужем, двое детей. Фото: К. Сергеев |  «В органах власти нет женщин, там есть чиновники»
Марина Соколова, кандидат экономических наук, член Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов, директор Приморского филиала «Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте» (РАНХиГС). Родилась во Владивостоке 18 июля 1978 г., училась в школах № 10, 51, 17. В 2000 г. закончила Дальневосточный коммерческий институт по специальности «государственное и муниципальное управление (ГМУ)». С 2001 г. работала в комитете экономического планирования администрации Приморского края, последняя должность — главный консультант отдела региональной экономики департамента экономического развития, в 2010–2015 гг.— заведующая кафедрой государственного и муниципального управления ВГУЭС, в 2015–2019 гг. — начальник управления экономического развития и предпринимательства администрации Владивостока, с августа 2019 г.— директор филиала РАНХиГС в Приморском крае. Замужем, двое детей. Фото: К. Сергеев

Типичная отличница — так можно охарактеризовать эту женщину. Трудолюбие, умение идти к поставленной цели всегда были присущи Марине Соколовой и помогали строить карьеру во всегда очень непростой обстановке властных структур Приморского края и Владивостока.

— Марина Дмитриевна, как возглавили филиал РАНХиГС?

— Так получилось, что мой профессиональный путь колеблется между двумя полюсами: работой в органах государственной власти, местного самоуправления и работой в образовательных учреждениях. Но первый импульс, конечно, — поступление на специальность «государственное и муниципальное управление» в бывший ДВИСТ (теперь ДВФУ). Наш поток был третьим набором по этой специальности, «экспериментальным», как шутили наши преподаватели. Вместе с тем, поскольку в тот период не действовал ФГОС на нашу специальность, в учебный план заведующим кафедрой ГМУ Юрием Селинским был включен максимально широкий спектр дисциплин, которые могут пригодиться будущим чиновникам в работе, вплоть до химико-физических основ производства: помимо мощной экономической и правовой школы мы обязаны были понимать, чем реально живет и как функционирует предприятие.

Как бы мы ни возмущались учебной нагрузке по молодости лет, впоследствии, на государственной и муниципальной службах, мне не хватило этих знаний, пришлось много изучать дополнительно. Первый серьезный профессиональный опыт — в департаменте экономического развития администрации Сергея Дарькина, который в начале 2002 г. поставил задачу разработать реальную «Программу роста ВРП Приморского края к 2005 г. в два раза», в этот процесс пришлось встраиваться сразу.

А затем посчастливилось участвовать в разработке таких знаковых проектов, как программа «Квартира молодой семье» (2002 г.) во взаимодействии с комитетом по делам молодежи администрации края, где тогда трудилась Наталья Мальцева, впоследствии много лет успешно руководившая проблемными процессами города: дошкольное и общее образование, молодежная политика, спорт. Наш рабочий задор привел к тому, что в 2003?г. Приморский край стал вторым регионом после Татарстана по сумме федеральной субсидии на рождение ребенка (70 млн руб.). Наталья Мальцева лично в Минобрнауки России добивалась выделения этих средств, к слову сказать, будучи глубоко в ожидании ребенка. Сейчас это сложно представить.

Параллельно было участие в разработке программ развития ипотечного кредитования, программы подготовки экономики Приморского края к вступлению России в ВТО, концепции развития импортозамещения, программы развития конкуренции (впоследствии ставшей основой ныне действующей дорожной карты содействия развитию конкурентной среды в крае), комплексного инвестиционного плана развития моногорода Дальнегорск. Все было по молодости лет интересно. Что особенно важно, в прежнем составе администрации края работали колоссальные фундаментальные личности, являвшиеся для нас эталоном управленческого мастерства, содержательного профессионализма и дипломатии чиновника. Один из них, конечно, Александр Костенко, деятельность которого и сейчас в администрации края внушает надежды и вызывает лично у меня определенную уверенность в правильности управленческих решений.

— С какой стороны в вашу жизнь пришла наука?

— В студенческие годы появился интерес к ряду смежных наук: философии, высшей математике, психологии управления, финансам. Но «главная встреча» произошла 20 лет назад, когда на последнем курсе института, категорически и окончательно, увлекла макроэкономика и модная в то время система национальных счетов. Тогда этими вопросами мало кто занимался. А мне пришла в голову простая идея: разработать модель макроэкономического развития Приморского края и под нее адаптировать систему национальных счетов, трансформировав ее в систему региональных счетов Приморского края. Скажу, что с учетом действующих показателей официальной статотчетности это было не просто, но бесконечно интересно. Особенно приятно, что эта разработка вызвала интерес у заместителя председателя комитета экономики и планирования администрации Приморского края Надежды Петровой, усилиями которой через эту разработку в мою жизнь на долгие годы вошла работа в администрации края.

Впоследствии макроэкономика определила весь мой дискурс в профессиональной сфере, дала основу для защиты в 2008 г. кандидатской диссертации по теме «Госрегулирование предпринимательской активности». В этой работе было важно показать, через какие механизмы в рамках закона власть может добиваться заданного реального темпа экономического роста, регулируя поток инвестиций и социальных трансфертов в том числе.

Окончательный «переход в науку» состоялся в 2010 г., когда была приглашена проректором по учебной работе ВГУЭС Ириной Черной возглавить кафедру государственного и муниципального управления. Первоначально кафедра осуществляла подготовку и выпускала специалистов по одной специальности — собственно «государственное и муниципальное управление». Но в течение двух месяцев после моего прихода к нам присоединили кафедру всеобщей истории, политологии, социологии с еще двумя специальностями — «политология» и «социальная работа», получилась некая мегакафедра. Впоследствии мы открыли еще одну образовательную программу: «Организация работы с молодежью», магистратуру по направлению «государственный и муниципальный аудит».

Чем интересен этот опыт? В те годы я многократно озвучивала, что учить чиновников, будущих или нынешних, может только тот, кто прошел школу государственной и муниципальной службы. Наверное, это было громким заявлением. Но тем не менее мы преобразовали содержание учебного процесса под реальные оперативные проблемы деятельности органов власти, заботясь и о том, чтобы наши выпускники могли найти себя в управленческих сегментах в любых других сферах. Так, около 40 авторских программ нам довелось разработать по заказу администрации края и администраций муниципальных образований и обучить около 1,5 тыс. служащих, помимо нашей основной деятельности.

— Вы можете сказать, что не так с государственным или муниципальным управлением?

— Основная глобальная проблема — отсутствие внятного, а в чем-то стратегического понимания специфики управления на Дальнем Востоке России. Но есть и локальные нюансы. Один из них — три фильтра, в которых каждый день работают чиновники. Первый: быстрое изменение законодательства, в котором чиновник обязан легко ориентироваться. Второй: исполнение своего функционала с учетом своих полномочий, выход за которые — коррупциогенный фактор в силу закона. Третий фильтр: реальные вызовы, которые результативный чиновник в идеале должен оперативно отрабатывать.

Повторюсь, эти три фильтра — ежедневная реальность любого чиновника, которая часто вызывает много критики со стороны населения, видящего в этом бюрократию и функционерство. Где-то это справедливо.

— Сложно ли работать женщине в органах власти?

— В органах власти нет женщин, там есть чиновники. Важен настрой, отсутствие эмоций, что иногда сложно для женщин, контроль, самообладание. А когда занимаешь руководящие должности, на первое место выходит чистота управленческих ходов, отсутствие двойных стандартов, субъективизма. Спокойная голова, способная принимать взвешенные со всех сторон решения, умение смотреть далеко вперед — единственные помощники. Мне помогала советская ментальность: «Партия сказала «надо», комсомол ответил «есть».

Конечно, возникают сложности, когда рождаются дети: работа режимная, на ней себе не принадлежишь. Экономика, финансы, земельные отношения — это сферы управления, куда, как в Рим, сходятся все дороги. Всегда пожарный режим, ненормированный рабочий день. Не все это могут принять.

Планы и результаты

— Шесть процентов роста экономики — насколько решаемая задача для дальневосточных регионов? Что нужно для этого — повышать качество управления?

— Реально все, если ставить задачу и целенаправленно к ней идти. Если ставится задача ускоренного реального экономического роста, то все органы администрации должны работать на эту задачу, понимая, что у каждого свои полномочия. На практике зачастую именно межведомственное взаимодействие снижает результат общего дела.

Задача 6-процентного роста — амбициозная и сложная, администрация Приморья и муниципальные образования должны четко понимать количественные показатели реального, а не номинального роста ВРП, и за счет чего это возможно. Ведь с 1995 г. у власти нет прямых рычагов влияния на экономический рост. Его можно достичь только сочетанием определенных инструментов: например, инвестиции в основной капитал, где действует мультипликативный эффект. Но надо понимать, куда вкладывать: структура экономики Приморского края долгое время находится в определенном дисбалансе, и вложение/перенаправление инвестиций в сегменты с низкой инвестиционной отдачей заданного эффекта не принесут.

Нужна мощная аналитическая работа. Определив сегменты для инвестирования, администрация Приморья совместно с КРДВ должна определить конкретный перечень условий для перетока инвестиций в эти сферы и использовать доступные инструменты — свободный порт, ТОСЭР. Создание единой стратегии развития — непростая работа, поскольку подразумевает концептуальную консолидацию органов власти и бизнеса, но интересная масштабом однозначно.

Мне понравилось, что летом 2018 г. администрация Приморья сформировала в регионе пять центров экономического роста, в каждый из которых вошла совокупность муниципальных образований: при надлежащем подходе это может обеспечить нужный синергетический эффект. Но, повторюсь, чтобы бизнес вкладывался, важна плотная и эффективная межведомственная проработка вопроса.

— Прошел уже пятый ВЭФ. Особого потока инвестиций не заметно; дают ли форумы какой-то эффект?

— Знаете, это мощная имиджевая вещь с позиции переориентации стратегии государственных и экономических взаимодействий после санкций 2014?г. на восток, в Азию. Проводя ВЭФ, Россия обозначает свое стратегическое присутствие на Дальнем Востоке, в точке непростого взаимодействия с другими цивилизациями. Отдельно надо отметить позицию президента РФ, который на каждом ВЭФ определяет единую постановку задачи для политики: кардинальное повышение качества жизни населения. Об этом надо думать всем институциям и на эту задачу работать.

Что касается инвестиций: когда вложения поступают в экономическую систему, это ощущают все жители и предприниматели, «прилив поднимает все лодки». Если мы не видим этого прилива, наверное, не все еще инвестиции реализованы в рамках своих проектов. (Смеется).

— Возможно, инвестиционный климат не совсем привлекательный?

— Инвесторам важны законодательные гарантии, и закон об инвестиционной деятельности в РФ такие гарантии дает. Отдельно хочется сказать про работу в рамках федерального закона о свободном порте Владивосток.

В 2015 г. администрация Владивостока определяющим образом отрабатывала все семь версий законопроекта с расчетом конкретных макроэкономических и бюджетных показателей эффективности, оценкой влияния льгот на ведение бизнеса, было много обсуждений с предпринимательскими структурами. Большими усилиями команды в закон введена норма о едином налоге — как альтернатива общей льготной системе налогообложения резидентов свободного порта. Свободный порт Владивосток — очень действенный инструмент, который при совместной работе администрации города с КРДВ может дать ощутимые результаты, во всяком случае, мы сделали все, чтобы было так.

«Макро» и «микро»

— В бюджете Приморья очень серьезно выросли различные социальные выплаты; как это скажется на жизни края в целом? Вызовет ли инфляцию?

— Если говорить про макроэкономику, любые социальные инвестиции из бюджета — всегда очень полезный инструмент. Растут доходы населения, деньги поступают на потребительский рынок, по цепочке это влияет на состояние предприятий торговли (а это почти 50% экономики, если говорить про Владивосток), услуг, отдельные потоки идут на производство. С инфляцией связь здесь не доказана: еще 10 лет назад мы исследовали инфляционные процессы в стране и пришли к выводу, что у нас не инфляция спроса, а предложения, точнее — инфляция нерациональных ожиданий.

На мой взгляд, требуется госрегулирование цен на товары первой необходимости с субсидированием продавцов из бюджета. Не совсем правильно, что бремя экономических проблем несет на себе население. Притом что в России не отменен указ президента от 1991?г. о либерализации цен, в приложении к которому содержится перечень товаров, цены на которые регулируются государством.

Можно бесконечно говорить, что у нас снижается инфляция, растут доходы, но человек-то смотрит на свой кошелек и понимает, что у него все по-другому. Требуется повышать уровень жизни населения.

— Хватает ли полномочий и денег муниципальным образованиям?

— Бюджетных средств точно не хватает для решения большого круга вопросов, с которыми приходят люди в администрацию города, и жителям все равно, чьи полномочия затрагивает тот или иной вопрос. К сожалению, бюджет Владивостока формировался с дефицитом, в том числе потому, что команда Пушкарева взяла на себя обязательства погашать исполнительные листы на 5 млрд рублей, доставшиеся в наследство.

— Сейчас широко обсуждается увеличение стоимости проезда на общественном транспорте. Насколько оно обоснованно?

— Управление экономики, которое я прежде возглавляла, всегда привлекалось в качестве органа, определявшего экономическую обоснованность тарифа на перевозки. При этом в качестве «верхней границы» выступали расходы МУП «ВПОПАТ № 1» (они существенны из-за имущественной базы, которую частные перевозчики не имеют), в качестве «нижней» — темп инфляции (в последние годы он официально не превышает 4–4,5%). О принципах расчета тарифа, примененных в недавнем времени, можно только догадываться. И, как бы то ни было, с людьми надо разговаривать, вести работу так, чтобы хотя бы даты нововведений были понятны.

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Катерина 6 месяцев назад
2 0
Очень интересное интервью!
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ