Евгений Леонов: «Сейчас все в бизнесе, в том числе государство»

Евгений Леонов, председатель совета директоров ПАО «Завод «Варяг», директор по эксплуатации и техническому перевооружению. Родился в 1942 г. во Владивостоке, учился в с/ш № 9 г. Арсеньева, в 1966 г. окончил механический факультет ДВПИ по специальности «гироскопические приборы и устройства». Работал мастером участка на заводе «Радиоприбор» — 1966 г., на «Дальприборе» — 1967–1983 гг., начал в должности конструктора, закончил секретарем организации КПСС на предприятии. На заводе «Варяг» с 1983 г.: сначала заместителем директора по производству, в 1987–2017 гг. — генеральный директор. В 1993 г. — вице-губернатор Приморского края. Женат, есть сын и дочь. Фото: К. Сергеев |  «Сейчас все в бизнесе, в том числе государство»
Евгений Леонов, председатель совета директоров ПАО «Завод «Варяг», директор по эксплуатации и техническому перевооружению. Родился в 1942 г. во Владивостоке, учился в с/ш № 9 г. Арсеньева, в 1966 г. окончил механический факультет ДВПИ по специальности «гироскопические приборы и устройства». Работал мастером участка на заводе «Радиоприбор» — 1966 г., на «Дальприборе» — 1967–1983 гг., начал в должности конструктора, закончил секретарем организации КПСС на предприятии. На заводе «Варяг» с 1983 г.: сначала заместителем директора по производству, в 1987–2017 гг. — генеральный директор. В 1993 г. — вице-губернатор Приморского края. Женат, есть сын и дочь. Фото: К. Сергеев

Этот человек более 50 лет жизни отдал производству, работая по 12 и более часов ежедневно. Но и в свои 77 вполне работоспособен, деловит и чуток к деталям бизнеса. KONKURENT.RU Евгений Леонов рассказал, какие были плюсы и минусы тогда и сейчас.

— Евгений Николаевич, как вам удалось преодолеть тоску и безысходность, в которую в 90-е погрузились многие прежде прославленные заводы? Ведь был же соблазн смириться с мнением, что никакие предприятия теперь попросту не нужны?

— Самые тяжелые времена у нас сложились с 1994 г. по 2000 г. из-за резкого снижения объема заказов, задержек платежей за выполненные работы. В связи с этим наблюдалось тяжелое финансовое состояние завода, случались задержки по выплатам зарплаты на четыре–шесть месяцев, неуплата налогов. Начиная с 2000 г. ситуация постепенно стала улучшаться, увеличилась загрузка, мы нашли новых заказчиков. К 2013 г. объем работы по заказам превысил наши возможности, мы приняли решение о техперевооружении предприятия, которое провели в течение трех лет. Приобрели большое количество самого современного оборудования, несколько изменили структуру предприятия. Темпы роста в эти годы были по 115–120% в год. Сегодня финансовое положение завода стабильное.

— Как сегодня устроена экономика «Варяга»?

— Экономика «Варяга» строится по двум направлениям: выпуск основной продукции и сдача свободных площадей в аренду.

Выпуск основной продукции, а это гидравлические системы и приборы, требует высокоточной механообработки и цикла изготовления от трех месяцев до года. Это заказы российских предприятий, которые в соответствии с законом разыгрываются на конкурсах. У кого ниже цена и кто быстрее и качественнее делает, тот и выиграл.

Мы имеем свободные площади, это связано с изменением номенклатуры выпускаемых изделий и развитием современных технологий. Пример: ранее мы имели вычислительный центр, в котором было пять–шесть ЭВМ системы ЕС, они занимали площадь 3000 кв. м. В настоящее время на каждом рабочем месте имеется компьютер в пять раз мощнее ЕС. С внедрением современной вычислительной техники количество монтажников сократилось с 400 до 3.

Зачем нам огромные свободные площади? Если не будешь там работать, разворуют и разломают все, как ни охраняй. Кроме того, мы платим налог на имущество. А так мы и доход получаем, и площади под присмотром.

— «Варяг» мог бы сотрудничать с предприятиями гражданского судостроения, например, с ССК «Звезда»?

— Очевидно, суда строить будут, и нам бы очень хотелось найти там работу, которую мы умеем делать с нашими технологиями и высокоточными станками. Слышал, что многое будет производиться в Корее, а в Большом Камне стыковаться. Так, в общем, работает весь мир. Может, с этого и надо начинать и постепенно переходить к новым ступеням локализации.

— Но ведь производители постоянно жалуются, что работать на Дальнем Востоке невозможно из-за высоких издержек, в том числе на перевозки.

— Пропорция по стоимости производства и доставки продукции та же, что и в советские времена. Если, конечно, не приходится отправлять детали на самолете. Почему в годы, когда серьезно развивали промышленность Приморья, здесь строили приборостроительные заводы? Это «Аскольд», «Дальприбор», «Радиоприбор», «Изумруд», «Варяг». Это производство малометаллоемкое, но высокотехнологичное и дорогое. А вот ССК «Звезда» требуется много металла. Вопрос этот, насколько я знаю, решается.

— Почему, на ваш взгляд, производство в ДФО не может похвастаться высокой эффективностью?

— Я ничего не могу сказать о Дальнем Востоке и тем более об эффективности местного производства. Что касается промышленности нашего края, могу сказать об отраслях, к которым относится наш завод. Это металлообработка, приборостроение, автостроение, судоремонт и судостроение. В советский период эти предприятия наполняли бюджет Приморья где-то на 30%. Сегодня их доля — около 5–7%.

Причин тому много. Есть внутризаводские (как, например, судьба завода «Радиоприбор»). Есть внешние: общероссийские и региональные, городские. В течение 30 лет отсутствует какое-либо руководство этой отраслью со стороны властей. Я имею в виду координацию их деятельности в интересах развития региона и города. Нужна организация кооперации между ними и другими отраслями края с целью снижения издержек на производство и т. д. Сегодня предприятия загружены в лучшем случае на 50% своих реальных мощностей. И можете себе представить, что было бы, если бы они заработали в интересах края на полную мощность!

Все дело в том, что нет планов развития. Не только региона и отраслей на определенный период времени (пятилетка), а каждой отрасли, каждого предприятия. Нет цели, нет задач и, как следствие, нет результата. Лозунг 90-х годов, что рынок все расставит по местам, сам оказался не совсем состоятельным. По крайней мере, для высокотехнологичных отраслей.

— Если сравнить советские времена и нынешние, когда было легче работать?

— Работать всегда тяжело, а на заводах тем более. Поскольку работа зависит от многих факторов, влияющих на конечный результат. Это, прежде всего, люди и их проблемы, в том числе социальные.

В советское время люди работали на выполнение одних, понятных всем целей. Сейчас все в бизнесе, в том числе государство. Это сказывается на взаимоотношениях: кооперация отсутствует, пострадала социальная сфера. Раньше у предприятий не было больших проблем с кадрами, их выпускали институты и профтехучилища. У человека, который пришел на работу, стояла одна задача — выполнить план. Он с удовольствием шел работать на завод, потому что знал, что получит квартиру. Действовали детские сады, пионерские лагеря, подшефные школы. У сотрудника не болела голова, куда отправить ребенка летом, в какой детский сад пристроить. Люди могли спокойно задерживаться на работе в случае необходимости.

Сегодня добровольно остаются единицы. И мы прекрасно понимаем, что у людей дома проблемы. С введением удаленного обучения, когда дети находятся постоянно дома, стало еще сложнее.

К плюсам в советское время я бы отнес еще очень грамотную кадровую политику, особенно в отношении лиц, назначаемых на высокие должности. В крайком партии, исполком, в министерство человек не мог быть назначен на руководящую должность, если он не прошел всю производственную цепочку. Не показал себя как грамотный работник, умеющий работать с людьми, добиваться поставленной цели. А сейчас, к сожалению, этого практически нет. Люди назначаются не по способностям, а по фактору личной преданности руководству.

Как пример, в крае у руководства промышленностью в течение 30 лет находились люди, ни дня в ней не работавшие. Отсюда и результат. Но так, по-моему, не только в Приморье, а во всей стране. Поэтому объемы производства с 90-х годов снизились, по информации экономистов, в пять раз. Один из самых больных вопросов для нас — отсутствие грамотных специалистов, как рабочих специальностей, так и инженерно-технических.

В 2018 г. ПАО «Завод «Варяг» отпраздновало свое 45-летие. Все годы завод бережно сохраняет производственную базу, технологии и, что очень важно, уникальные профессиональные кадры, которые формировались здесь не одно поколение. На этом заводе до сих пор работают трудовые династии — это уникальные рабочие, которых невозможно выучить за один-два года. Трудятся специалисты высочайшего класса, имеющие личное клеймо мастера, которое ставят на своих деталях, гарантируя высокое качество продукции.

Вопрос подготовки профессиональных кадров — один из самых актуальных для предприятия. Однако одной из главных проблем, с которой сталкивается наше предприятие, является нехватка квалифицированных кадров в сфере холодной обработки металла. За последние 10 лет завод «Варяг» приобрел станки с ЧПУ нового поколения и ведет постоянное обновление станочного парка. Поэтому с каждым днем проблема молодых квалифицированных кадров становится все острее.

Инженерная школа ДВФУ является единственным вузом в Приморском крае, который поставляет кадры для нашего завода. За последние три года ПАО «Варяг» не получает студентов-бакалавров. С чем это связано и куда уходят все те кадры, которые учатся в Инженерной школе? В результате отсутствия молодых инженеров наше предприятие вынуждено привлекать специалистов с запада России. Но каждого приглашенного необходимо обеспечить жильем. Поэтому легче привлекать молодые кадры, которые проживают на территории Приморского края.

Сегодня завод «Варяг» нуждается в квалифицированных инженерах, конструкторах, технологах, сварщиках. В специалистах, которые, поступив на работу, «дошлифовывались» бы на производстве благодаря институту наставничества.

Исходя из сказанного: сегодня необходимо развивать систему среднего и высшего профессионального образования, и в этом вопросе требуется консолидированная помощь как образовательных учреждений, так и органов власти. Цель одна — это создать действенный механизм подготовки кадров для предприятий ОПК.

— Некоторые называют «Варяг» семейным предприятием, ведь более половины акций в собственности семьи Леоновых, а ваш сын — генеральный директор. Как вы относитесь к такому мнению?

— Всем известно, что частный собственник более эффективен, чем государственный, по целому ряду причин. Он более мобилен в принятии решений, так как нет необходимости вести согласование с вышестоящими руководителями. Он прекрасно понимает, что неэффективное управление собственностью приведет к банкротству, и ему никто не поможет, в отличие от госпредприятия. А для того чтобы управлять, необходимо иметь полномочия, в акционерном обществе это избрание из числа наиболее знающих и хорошо подготовленных людей.

Несколько слов о династиях. Мы знаем династии актеров, офицеров, рабочих, а у нас в семье династия инженеров-руководителей. Отец мой, авиаинженер, работал на заводе «Прогресс» с 1941 г. по 1985 г., из них 13 лет главным инженером. Сестра тоже инженер, а брат — кандидат технических наук. Мой трудовой стаж составляет более 50 лет, я прошел путь от мастера до директора завода. По моему пути пошел и сын. Считаю, это нормально. Главное, чтобы был положительный результат в работе предприятия. У нас в стране часто можно увидеть, как на высокие должности назначают людей в возрасте до 30 лет, не имеющих никакого опыта и никак не проявивших себя.

Сын, Александр Евгеньевич, пришел на «Варяг» в 2005 г., уже имея опыт работы в банке. Прошел на заводе путь от начальника отдела до заместителя директора по производству и в 2018 г. был избран генеральным директором завода.

 

Комментарии (4)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Владимир Владимирович 1 неделю назад
0 0
Моё мнение о таком красном директоре и его семействе - это воры, обманом получили в собственность завод, трудовой коллектив кинули. Таких надо раскулачивать и возвращать предприятия в государственную собственность
задний ум 2 недели назад
0 2
вопрос диванным критика, чей разум возмущенный кипит - а что бы вы сделали, окажись на месте красного директор? выберете следующие варианты: быстро и задешево распродать оборудование и свалить за кордон, освободить от оборудования все помещения и устроить склады для импортного товара, начать производство айфонов в условиях отсутствия воды, света, поставщиков материалов, отсутствия заградительных пошлин для дешевого китайского барахла и прочих прелестей реформ Гайдара и чубайса
Алексей 3 недели назад
4 1
Обычный красный директор, который был в нужный момент в нужном месте и ни за что получил в собственность предприятие Варяг, и технично оформил на свою семейку, более 60% акции, сыночка поставил директором. Предприятие он не строил - факт. Сейчас это семейство леоновых сидит и мает денюшку дивиденды и т.д. Евгений Леонов ответь на несколько вопросов: 1. Каким образом заимел 60% варяг? По рыночной цене брал, на зп директора? 2. Какова доля в прибыли варяг, доход от аренды, на рыночных условиях все сдашь или за две копейки своей фирме сдаешь а та уже по рыночной? 3. Твой сын каким образом директором стал? За производственные заслуги наверное? Народ не читайте эту лажу, ни чего он ни создал и не построил, обычный красный директор который вовремя отжал завод варяг. Может и ошибся в чем то по мелочи, но в целом ведь правда. А Евгений Леонов? 3. Почему
пенсионер 3 недели назад
4 0
Херня все эти рассказы про производство! Россия - уже даже не страна, это территория продажных чинуш и силовиков-полицаев, которые защищают этих чинуш. Рыба гниет с головы, все бывшие губеры и остальная прислуга Кремля, все сбежали в Москву, так как понимают, что ДВ - отрезанный ломоть и Кремлю он нужен только на продажу, о чем разговор, если в ГосДуре сидят депухлеты - граждане Америки, которые за доллары продадут и себя и свою территорию.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ