Елена Андреева: «Коронавирус дал возможность осваивать «дальневосточные гектары»

Елена Андреева, индивидуальный предприниматель. Родилась в Лесозаводске в 1975 г., училась в школе № 1. Окончила Владивостокский метеорологический техникум в 1994 г., получила специальное флористическое международное образование в 1998 г. Директор цветочного магазина в 1999–2006 г., с 2007 г. — индивидуальный предприниматель. Замужем, двое детей. Фото: предоставила Е. Андреева |  «Коронавирус дал возможность осваивать «дальневосточные гектары»
Елена Андреева, индивидуальный предприниматель. Родилась в Лесозаводске в 1975 г., училась в школе № 1. Окончила Владивостокский метеорологический техникум в 1994 г., получила специальное флористическое международное образование в 1998 г. Директор цветочного магазина в 1999–2006 г., с 2007 г. — индивидуальный предприниматель. Замужем, двое детей. Фото: предоставила Е. Андреева

Коронавирус заставил Елену Андрееву свернуть часть своих проектов в выставочной деятельности и проведении мероприятий и отправиться на освоение «дальневосточных гектаров» в Шкотовском районе. Что получилось, она рассказала KONKURENT.RU.

— Елена Сергеевна, говорят, что декорирование многих павильонов на Восточном экономическом форуме — ваша заслуга.

— Так и есть. Наше сотрудничество с организаторами форума началось с первого ВЭФ. Мы вошли в состав компании «Павильон Групп», Росконгресс стал приглашать нас на последующие форумы. В прошлый форум на «Улице Дальнего Востока» полностью оформили хабаровский и забайкальский павильоны. Вместе с партнерами оборудовали палатку, представляющую «дальневосточный гектар». Делали много раз экспозиции для Камчатки и Магаданской области.

Мое предприятие — это такой симбиоз различных бизнесов: чем только не приходится заниматься. Проводим свадьбы, юбилеи, торжества с цветами, видеосъемки, оформляем сцены на мероприятия, производим что угодно: от деревянной мебели до фасадов, шьем костюмы.

— Но при этом вы закрыли цветочный бизнес?

— В конце 1990-х — начале 2000-х конкуренция в этом сегменте была маленькой: покупали много, все было хорошо. Из цветов можно было делать и продавать интересные композиции. Сегодня своеобразные вещи никому не нужны, все стандартизировалось, появилось очень много магазинов. Вообще бизнес сильно перераспределился.

Почему я закрыла предприятие? Доход никак не гарантирован, товар хранится недолго. Ты закупил цветы, затратил средства. Если продал, то хорошо, если нет — деньги на ветер.

— На госконтрактах работать проще?

— Я бы не сказала, что выполнение подобных госконтрактов — манна небесная для предпринимателя. Ведь мы беремся за работы, которые никто больше выполнять не может или не хочет.

— Как сказался коронавирус на вашем бизнесе?

— По основному профилю — негативно. Выставки перенеслись или их отменили. ВЭФ пройдет онлайн, естественно, никаких «дальневосточных улиц» и экспозиций не будет. Но выставки — занятие, которому себя надо посвящать полностью. Коронавирус пошел на пользу в том плане, что дал возможность сосредоточиться на «дальневосточных гектарах».

— Откуда появилась идея получить от государства и освоить 30 гектаров?

— Однажды оформляли экспозицию, посвященную «дальневосточному гектару», и подумали: почему бы самим не взять землю? Подали документы, получили участок, практически в тайге. Новороссию выбрали потому, что неподалеку в деревне есть собственный дом, в котором можно переночевать.

Земля была заболоченная — это старые поля, оросительная система заброшена. Два года мы вывозили грязь, прочищали каналы, в одном месте пришлось выкопать огромную яму и сделать искусственное озеро.

Инвестировали порядка 1,2 млн рублей. Купили каркасный домик, дизель-генератор. Дорогу протяженностью около полукилометра провели сами.

— А где в это время были местные власти?

— Я не знаю. (Смеется). Дорогу-то сделали, а вот мероприятия с проведением электричества нам представляются бесперспективными — ЛЭП проходит в двух километрах. Мы пытались вести диалог, но отношение примерно такое: федералы вам землю выделили, пускай Москва решает ваши остальные проблемы. У нас денег нет.

— Что будет на гектарах после того, как вы построите все необходимое?

— У нас пять семей, каждая планирует заниматься своим производством. Кто-то — разводить коз и делать сыр, кто-то — содержать чайный бар. Один парень на основе наших трав для чая планирует построить большой банный комплекс и проводить фитотерапию.

По форме у нас будет сельскохозяйственный кооператив, сейчас ведем оформление предприятия. Притом, как нам сообщили, на государственную поддержку СХК надеяться не приходится.

— Почему вы решили заниматься фиточаем?

— Идея появилась на тех же ВЭФ. Столкнулись с тем, что на форуме обнаружился большой голод на оригинальные дипломатические подарки. Всем уже надоели матрешки и балалайки. На прошлых «Днях Дальнего Востока» в зоне «дальневосточного гектара» мы напоили чаем 6 тыс. человек. «Павильон Групп» заключил договор с Федеральным агентством по туризму, наш чайный бар работал на международных туристических выставках в таких городах, как Сингапур, Осака, Сеул, Лондон. К продукции проявляли интерес.

Мы тесно сотрудничаем по одному из проектов с японцами. У тех есть запрос на экотуризм, программы по чаю. Вероятно, будем строить на гектарах лекционный зал, домики для проживания. Пока работаем с Японией на уровне подарков из наших наборов, но в больших количествах.

Сейчас используем 41 вид трав и 11 видов диких ягод. Пока часть собираем в тайге. Но высаживаем растения на наших гектарах, чтобы гарантированно было все необходимое. Посажено уже около тысячи растений: лимонника, боярки, калины, жимолости. Также посадили деревья, которые являются осушителями и защищают от ветра: березу и лиственницу. Строим подсобные помещения, сушилки.

— Насколько это сложный, трудоемкий процесс — делать чаи из трав?

— В основном работают члены нашей семьи и близкие друзья. Наемных работников не возьмешь: во-первых, это дело нужно любить, во-вторых, требуется большая аккуратность. Мы собираем листочек к листочку, цветочек к цветочку. Как-то попытались взять помощников, заинтересованных не в травах, а в деньгах. Те собрали все подряд, причем вырывая растения с корнем.

Но и после сбора стоит непростая задача — важно соблюсти технологию сушки. Нужны хорошо прогреваемые помещения, деревянные носила. Ряд трав, допустим, листья малины, иван-чай, требуют ферментации. Это длительный технологический процесс.

— Бизнес рентабельный?

— Себестоимость не просчитывала. Но занятие выгодное, при условии, если серьезно заниматься только этим. Спрос на чаи достаточно постоянен. Хотя сейчас люди стараются придерживать деньги, сильно не тратятся. С другой стороны, прошлогодняя продукция у нас практически закончилась. Растут новые травы, но в сборы входит большое количество компонентов, пока ничего не продаем. Ждем урожая.

 

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
уголёк 2 недели назад
2 0
Себестоимость не просчитывала. Но занятие выгодное... - всё, что нужно знать про бизнес в России
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
" + "