Сурен Мирзоян: «Настоящая классика для масс не доступна»

фото KONKURENT | «Настоящая классика для масс не доступна»
фото KONKURENT

Сурен Мирзоян во Владивостоке впервые. Когда его гастроли находились только на стадии переговоров, сразу было решено, что он даст дополнительный концерт. В последний раз испанская гитара звучала во Владивостоке лет семь назад. В случае с Мирзояном город получил несколько преимуществ: послушал великолепное гитарное исполнение, был удовлетворен интересно подобранным репертуаром и посмотрел на одного из харизматов столичного музыкального искусства.

— Вы закончили Гнесинку. Нужно ли академическое образование для талантливого человека?

— Любовь к инструменту не зависит от того, что тебе преподадут на лекциях и занятиях в учебном заведении. Я действительно прошел все необходимые ступени российского образования. Хотел узнать инструмент глубже. Гитара выражает нюансы так точно, как, пожалуй, никакой другой инструмент, хотя многое зависит от исполнителя.

Чтобы суметь выразить эти нюансы, нужно не только быть одаренным, но и работать очень многие годы. (Сурен — один из немногих практикующих солистов-гитаристов центральной России. После получения образования сразу принял решение стать на путь концертирующего гитариста. Он постоянно технически совершенствует свою игру и обогащает репертуар. — Прим. авт.). Очень редко кто добивается виртуозной игры, потому что, как правило, берут в руки гитару в достаточно позднем возрасте. Так было и со мной, я впервые перебирал ее струны, когда мне было 14 лет.

— Ваша национальность мешала или, наоборот, помогала понять эту музыку?

— Помогала тогда, когда нужны были эмоции, темперамент давал о себе знать. И мешала, потому что если меня разозлить, то можно разбудить генную гордость. Но на самом деле армяне очень мягкие, спокойные созерцатели. Помня об этих двух крайностях, надо не расслабляться. Я полагаю, в вашем вопросе есть не только творческий аспект.

Помогла ли, чтобы обо мне узнали? Не знаю. Во всяком случае, мой народ меня не заметил, несмотря на успешные и продолжительные гастроли в Армении. Во Франции армянская община слушала мои записи, кто-то говорил «гениально». Иногда я о себе такую оценку слышу, но это перебор. Может, как исполнителю, мне удается достичь высот, но как гениальному гитаристу — нет. Это очень редкий случай.

— Вы назвали темперамент характерной чертой армянской национальности.

— Я соврал. Самая характерная — лень.

— Вы польстили себе второй раз. В вашем случае самая яркая черта, на мой взгляд, — музыкальность. Она дает вам возможность относиться к классике вольно?

— Вы имеете в виду конъюнктуру? Есть такая звезда — Азнавур. Бешеные аншлаги, популярность... У него есть одна приятная песня, но это слишком просто, слишком конъюнктурно. Попса вырождается как явление, и шоу-бизнес сейчас подминает под себя классическую музыку, Восток.

Осовременивает ее, вставляет в рекламные ролики, делает доступной для потребительского уровня. Человек может сходить на концерт неоклассики и стать выше на голову в собственных глазах, мол, и я не лыком шит. Но это ведь совершенно иной уровень, неоклассика имеет эротичный оттенок, потому что если она не будет задевать инстинктов, ее не станут слушать. Настоящая классика для масс не доступна.

— А что вы жалуетесь, разве вы не собираете полные залы?

— В основном собираю. Но была ситуация, когда я заменял кого-то из исполнителей, и даже не