Александр Бутенко: «Если с «амурским прорывом» не получится, перепрофилирую землю»

Александр Бутенко, глава крестьянско-фермерского хозяйства, руководитель проекта «Дальневосточный виноградарь». Родился в Находке в 1966 г., окончил школу № 3. Высшее образование — ДВВИМУ, инженер-судоводитель (выпуск 1989 г.). Работа в ДВМП — 1989–1993 гг., последние 20 лет занимается предпринимательской деятельностью. Фото: предоставил А. Бутенко |  «Если с «амурским прорывом» не получится, перепрофилирую землю»
Александр Бутенко, глава крестьянско-фермерского хозяйства, руководитель проекта «Дальневосточный виноградарь». Родился в Находке в 1966 г., окончил школу № 3. Высшее образование — ДВВИМУ, инженер-судоводитель (выпуск 1989 г.). Работа в ДВМП — 1989–1993 гг., последние 20 лет занимается предпринимательской деятельностью. Фото: предоставил А. Бутенко

Вино на сегодняшний день – один из немногих продуктов, для которого страна происхождения является чуть ли не единственной формой идентификации товара потребителем. Александр Бутенко решил внести в эту маркетинговую стратегию свою лепту и заняться виноделием на «дальневосточном гектаре».

– Александр Владимирович, судя по всему, процесс идет очень тяжело…

– Выращивать на территории нужно то, что растет. Заниматься обычными теплолюбивыми сортами надо в Крыму, на Кубани и в Ставрополье, в Приморье климат не тот.

Для любого растения есть такое понятие, как сумма активных температур за вегетативный период, когда температура устанавливается свыше +10. Обычному винограду нужно 2800–3000 градусов. И желательно – побольше солнца. В Приморье летом с этим зачастую большая проблема.

– Плюс еще, наверно, сказываются постоянные технологические воздействия на сопку Брат в Золотой долине, где у вас земельные участки?

– Это так. С конца 1950-х и в последующие 30 лет была вывезена на щебень треть сопки Брат, которая находится в устье реки Партизанской. Возвышенность эта, как и Сестра, которая осталась целой, стояла в «нужном» месте. За нее «цеплялись» туманы и облака. Прежде климат в долине реки был более континентальным и несколько благоприятнее для земледелия. Тому может не быть чисто научных объяснений, но теперь летом солнечная погода в Золотой долине стала более редким гостем, отсюда не столь благоприятные, как десятилетия назад, условия для садоводства.

– А зачем вы тогда выбрали такой сложный для выращивания продукт, как виноград?

– В 2011 г., когда я приобрел 4 гектара земли в Партизанском районе под строительство дома, у меня почти сразу же зародилась мысль о виноградниках. Как будто сама Земля подсказывала, что ей хочется видеть на данной территории.

Хотя место для строительства дома виделось совсем не там, а на соседнем участке, который взять в аренду или приобрести на тот момент не представлялось возможным. Потом еще лесорубы и другие копатели начали срывать сопку под этим местом, и со временем она стала сползать в карьер.

Помогла программа «Дальневосточный гектар». Когда она заработала, эти земли появились на электронной карте. Примерно за полгода, в феврале 2017 г., удалось получить первый участок, а еще через некоторое время – гектар на супругу. Не сказал бы, что при оформлении существовали супертрудности, но вначале система давала определенные сбои.

И уже потом, после взятия первого гектара, пришло решение остановить оползень строительством винокурни и винного погреба в образовавшемся карьере. Всего у нас получилось территории на 10 гектаров – хотя не одним куском, но в одном месте.

– Приморский климат, по большому счету, непригоден для выращивания культурных сортов винограда, кроме дикого амурского. Допустим, местный винодел Куречко в качестве сырья использует в основном разнообразные дикорастущие ягоды…

– Были с супругой у Сергея Куречко, пробовали его вино, посмотрели на подход. Да, нам все понравилось, есть на что посмотреть, чему поучиться. Притом выращивает он своего винограда не много. А основную массу сырья приобретает у местного населения. Мы же делаем ставку на собственный виноград.

Земля простаивала, пока я не побывал в Москве на семинаре по виноградарству. Узнал, что есть вполне конкурентные, неприхотливые сорта для местных условий, которые не нужно прикапывать на зиму и утеплять.

В свое время селекционер Александр Иванович Потапенко провел несколько экспедиций в Приморском крае, вывозил дикий местный виноград и неподалеку от Волгограда генетическими скрещиваниями вывел на его основе сорт, который назвал «амурский прорыв». По сути, человек посвятил этой работе всю жизнь. Кстати, его последователи в Саратове, с которыми я поддерживаю рабочие отношения, до сих пор улучшают этот сорт.

Сумма активных температур для «прорыва» требуется 1800–2000 градусов Цельсия, в принципе, его можно выращивать на всей территории России, и не только России. Он морозостойкий, представьте, что такое Саратов, там морозы зимой до 44 градусов. Заявленная средняя производительность – 33 тонны с гектара, а дотягивает и до 70 тонн. Это очень много, в Европе виноградники дают 3–5 тонн с гектара, в России некоторые сорта – до 12–20 тонн.

– «Амурский прорыв» – это технический сорт с очень высоким сахаром и кислотой, что идеально подходит для производства марочных, дорогих сухих вин.

– Вы правы, выход сока до 75%. Важно, что и мне понравилось вино из «амурского прорыва». Не обучался на сомелье, но немного разбираюсь в напитках, с нюхом и вкусом все хорошо. Когда попробовал, сказал: «Да». В кустарных условиях из этого винограда люди делают красное вино мирового уровня. Хотя это на мой вкус.

– Вопрос в том, что не везде этому винограду «климатит». С точки зрения ученых из Приморья, здесь «амурскому прорыву» не расти. Да и, насколько известно, ваши первые опыты были не самыми удачными?

– В 2018 г. оптимизма было больше, но позапрошлой весной почти 100% саженцев погибло. Приморье – край суперрискованного земледелия. Есть, конечно, в этом и наша вина. Снега почти не было, почву под виноградниками как минимум надо было до морозов пролить. Корни высохли и вымерзли.

Допущены были и другие ошибки при высадке саженцев. Но постепенно мы набиваем шишки, нарабатываем опыт, и, думаю, к 2022–2023 г. у нас будут наработаны маточники для размножения виноградников.

В настоящее время у нас около 500 саженцев, не высаженных в поля, и порядка 100 – выживших из 600 ранее посаженных. Я уверен: все у нас получится. Новые достижения даст селекция.

В крайнем случае, если за ближайшие 10 лет ничего с «амурским прорывом» не получится, перепрофилирую землю под другие виды сельскохозяйственных культур.

– До промышленных масштабов производства вина пока далеко. Но думали ли вы уже о рынках сбыта?

– При поддержке АРЧК был подготовлен бизнес-план, инвестиций необходимо около 180 млн рублей. Также уже открыт сельскохозяйственный потребительский снабженческий кооператив «Долина-снаб», перед которым стоят первоочередные задачи: наработка технологии выращивания и сбора винограда, выращивание маточных лоз для размножения виноградников. После этого люди, которым интересно заниматься виноградарством, могут брать землю поблизости, принимать участие в совместном проекте, вступив в кооператив инвестициями, трудом.

Сейчас же просто нет еще того винограда, который нужен. Идет работа по обустройству селекционной станции. Если дойдет до промышленных масштабов, огромнейший рынок – прямо под самым боком. Конечно, со стороны КНР не очень льготные условия для российских производителей. Свои вводные внес и коронавирус, но экспорт вина в Китай или Японию – это очень перспективно. Думаю, найдутся ценители наших вин и в России, в том числе в Приморье.


Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram


 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ