Василий Васильев: «То, что хотели построить коммунисты, построено здесь»

фото: предоставил В. Васильев |  «То, что хотели построить коммунисты, построено здесь»
фото: предоставил В. Васильев

Генеральный директор ООО «Порт Ливадия» Василий Васильев трудится в рыболовной отрасли Приморья уже почти 50 лет. Он успел поработать и при советской власти, когда людей могли уволить за «аморалку», и в перестройку, когда на его семью давили бандиты. За это долгое время Василий Васильевич успел изобрести четыре орудия лова, конструировал малые суда и запустил несколько успешных бизнес-проектов. Корр. «К» поговорил с предпринимателем о том, какие новые направления он планирует развивать и как пандемия застала его в Новой Зеландии.

– Василий Васильевич, ваша работа тесно связана с Приморским краем. Расскажите о себе – вы из Приморья? Где начинали работать?

– Да, я родился в поселке Ливадия, школу закончил там же. В Дальрыбвтузе получил специальность «эксплуатация водного транспорта». Двадцать лет работал в колхозе «Новый мир». Это был один из самых крупных колхозов в России, пришел я туда инженером по научной организации труда.

Тогда председателем колхоза был бывший капитан Шпарийчук Иван Алексеевич. Через год он меня назначил начальником отдела добычи. В подчинении у меня был цех орудий лова, 200 человек, которых я распределял по судам, принимал новых на работу. Я объединял всю молодежь в колхозе: мы вместе ныряли, отдыхали, ловили корюшку. Все деликатесы были в руках. Через три года меня повысили до первого зама по производству. Но председателя отстранили от должности «за аморальное поведение», хотя это не имело отношения к работе.

По штату я должен был заступить на его место, но колхоз мне из-за молодости не доверили. В тот период меня попросили на партсобрании выступить с речью об исключении из партии бывшего председателя. А я отказался. Собрание созвали, начали читать заявление, написанное будто от меня. Думали, что я испугаюсь и ничего не скажу. А я встал и «наехал» на партийных боссов, сорвал им все собрание. Такого еще никогда не было. Потом меня вызвали в партком и потребовали написать заявление по собственному желанию. Сказали, что даже инженером больше работать в «Новом мире» не буду.

– Как развивалась ваша судьба дальше?

– Пришлось идти работать бригадиром прибрежного лова. Я собрал мотобот, набрал молодых солдат. И начал работать. Сначала по орудиям лова из учебников, но оказалось, что они несовершенны, никакой механизации нет, все приходилось делать вручную. Тогда я придумал новое орудие лова, механизировал свой мотобот. Объем улова вырос, трудоемкость упала. Моих орудий лова не было в официальных списках, пришлось налаживать связи с ТИНРО, провести орудия как экспериментальные. Всего получилось четыре изобретения.

Еще мидией занялся, водолазом сам стал, под водой проработал 2000 часов. Мы зарабатывали больше, чем капитаны в море. Три года я так проработал: летом мидии, а весной и осенью рыбой занимался. Мы разрослись: появился цех обработки, коптилка, несколько машин и мотоботов, несколько бригад – получился небольшой колхоз. Потом началась кооперация, я ушел из колхоза, создал кооператив «Шельф» на базе ТИНРО. Мы там ловили рыбу, делали сувениры. Открыли точки продажи во многих приморских городах.

С помощью международного отдела ТИНРО мы создали российско-американское предприятие «Посейдон». Американцы пытались там командовать… В конце концов, чтобы выкупить у них долю, я им в четыре раза больше заплатил. Так я стал единственным хозяином «Посейдона». С японцами познакомился в тот же период. Мы создали проект «Униэкспресс». «Уни» – это морской еж. Работали вместе три года. У меня после кооператива было три водолазных бригады на трех мотоботах. Японец привез современное водолазное оборудование, и мы первые в Приморье начали добычу ежа. Заработал я полтора миллиона долларов чистой прибыли за год.

На третий год работы ввели пошлину 20%. Конкуренция началась, драка за участки. Я поработал еще год и ушел из этого бизнеса. Водолазов распустил, передал им имущество, мотоботы. «Посейдон» продолжал работать, мы первые перешли на живого краба. В «Посейдоне» у меня было 17 судов, возили краб в Японию. Еще я купил Гайдамакский судоремонтный завод в Ливадии и переехал туда жить. На заводе мы занимались судостроением. Построили 30 малых тральщиков и одно большое судно-морозильщик, совместно с заводом «Звезда». Но нашего участия в строительстве было 82%. На тот момент только в Мурманске строили такие суда, и то только корпус, остальное достраивали в Норвегии.

Квоты на это судно так и не дали, оно в Приморье два года поработало, и я его продал на Камчатку в два раза дешевле. А на строительство судна я потратил около 5 млн долларов. Потом я продал «Посейдон» и Гайдамакский завод и вложил эти деньги в строительство порта Ливадия в Находке. Сейчас я нахожусь в Новой Зеландии и руковожу портом удаленно. На месте у меня надежные люди, все работает. Когда проблемы с пандемией закончатся, вернусь в Россию.

– Как вы оказались в Новой Зеландии?

– В Новую Зеландию я приехал отдыхать. Здесь у меня дети, внуки. Отправил я их сюда в середине 90-х – тогда на детей стали выходить бандиты, видимо, чтобы надавить на меня. Дети здесь уже осели, может быть, и мне пора сюда перебираться. Но в России мне интереснее: есть друзья, бизнес, да и английский язык надо подучить.

С Новой Зеландией я начал знакомиться во время учебы в Дальрыбвтузе. Тема моей дипломной работы была «Организация работы судов Находкинской базы активного морского рыболовства в новозеландской экспедиции».

Первый раз я сюда приехал 25 лет назад: тут были одни велосипеды и немного старых автомобилей. За это время Новая Зеландия превратилась в современную страну. Велосипедов на улице практически не увидишь. Развитая промышленность, туристический бизнес. Который, правда, сейчас из-за пандемии приостановился. Развито сельское хозяйство, страна сама себя обеспечивает. Раньше здесь работали арендованные суда, сейчас они свои суда купили. Но у них не хватает квалифицированных моряков. Буквально месяц назад 400 человек приехало (украинцев, русских), они пошли работать на рыболовные суда.

Большой экспортный потенциал. 70% мирового сухого молока производит Новая Зеландия. Везде овцы пасутся, коровы. Много молочных ферм. Все механизированы, автоматизированы.

Новая Зеландия не ищет особого пути, как Россия. Развивается планомерно, без отклонений. Очень развита социальная сфера. Если у человека закончились деньги, он может их попросить у государства. Социальная служба выясняет все обстоятельства и безвозмездно выдает деньги, которых хватит до следующей зарплаты.

Страна одна из самых демократичных, лучших. То, что хотели коммунисты построить, построено здесь, без всяких идеологий. Нам надо стремиться в России что-то такое строить. Здесь очень много русских, везде слышна русская речь. Главное, чтобы приезжие соблюдали законы.

В плане отдыха здесь отличная рыбалка и охота. Для охоты нужно только разрешение на оружие. Пошел в национальный парк, предупредил, что будешь там охотиться. Возвращаешься – тоже нужно позвонить и предупредить, что ты не замерз и не пропал.

Я поехал на месяц сюда, но застрял здесь из-за эпидемии. Новая Зеландия быстро закрылась и практически избежала пандемии. Я думаю, сейчас вакцина заработает и проблема будет решена. Туристов сейчас мало, но новозеландцы сами путешествуют по своей стране. Советую всем сюда приехать. У меня есть идея сделать здесь туристические маршруты, сейчас покупаю недвижимость, связанную с туризмом.

– Какие проекты вы собираетесь развивать в ближайшее время?

– У нас несколько новых направлений. Одно из них – строительство коттеджей. Администрация Находки выделила нам земельный участок в живописном месте под 65 коттеджей. Работы идут уже месяц, прокладываем новую дорогу от трассы. Это направление не столь денежное в наше трудное время, но у нас есть завод КПД, который может обеспечить стройку бетоном, строительными блоками, плитами перекрытия.

Еще одно направление – Приморский морской зерновой терминал. Под него я купил участок 12 га в бухте Суходол. Сейчас оформляем документацию, планируем строительство объекта.

На Путятине хотим открыть фермерское хозяйство и развить туризм. Много чего придумали, но столкнулись с проблемами в администрации Фокино. Получили все согласия, кроме фактически земли. Чтобы работать на острове, мы купили баржу, сейчас ее восстанавливаем, и к весне она будет на ходу. Будем доставлять на остров машины, материалы, людей. Готовимся, но пока не знаем, когда дадут землю.

Еще один интересный проект хочу закончить к весне – строительство яхт из алюминия, рыболовных судов. На заводе КПД у нас есть хорошо оснащенный механический цех, он позволяет заняться судостроением. Мы начали строить 18-метровый катамаран для плавания в прибрежных водах. В салоне сделаем ресторан на 40 человек. Люди смогут арендовать катамаран, отмечать праздники, любоваться нашим морем и островами.

Для себя задумал 26-метровый тримаран. Хочу на Курилы сходить, Шантарские острова, Камчатку, в Таиланд. Если конструкция будет надежной, может быть, и до Новой Зеландии доплыву.

– Василий Васильевич, дайте, пожалуйста, совет предпринимателям, у которых бизнес пострадал от пандемии.

– Советовать что-то сложно. Было бы легко советовать – никто не разорялся бы. Но надо держаться до последнего, больше смотреть по сторонам, искать новые возможности. Упорно работать, повышать квалификацию, развивать кругозор.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноним 1 месяц назад
0 0
Говорит правду, не лжёт. Я работа с ним. Ему можно верить.
Автор 1 месяц назад
1 3
Мужчина отличный.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ