Выживут ли традиционные медиа в век блогеров и соцсетей

Тихо и почти незаметно прошел недавно День российской печати. Может быть, потому, что после всех январских праздников уже сил не осталось у тех, кто так или иначе связан с прессой и полиграфией. А может быть, праздновать особо нечего – пресса переживает не самые лучшие времена. Есть ли будущее у газет, не захватит ли окончательно Интернет народ?

Умрет ли печатная пресса? Если брать как показатель весь рынок печатной продукции в целом, то книги, давайте признаемся, тоже переживали многолетний кризис. Затем в данном сегменте возник некий стресс, а может, напротив, перерождение – появилось на свет целое поколение талантливых современных авторов, и мы все потянулись к книжным прилавкам. При этом цены на книги остаются стабильно высокими, несмотря на большой выбор. Так вот и с газетами, на мой взгляд, может и должно произойти то же самое, – новая жизнь, успех, более современные облик и миссия.

В отличие от оперативно перестроившегося на рыночный лад книжного рынка газеты и журналы стали заложниками своей неповоротливой свиты – печатников, доставщиков, распространителей. Фактически мы отдали наши издания на откуп этим ребятам, а они и не думали особо над общим делом, самим бы выжить.

Из-за такой невыстроенной схемы доставки газет от редакций до читателей и стали плодиться заговоры о скором крахе печатных СМИ. Соответственно, в байки поверили и без того прижимистые рекламодатели. Знаете, у нас даже наблюдаются всплески роста подписки, как сейчас, к февралю. Знаковый показатель. Кажется, не все потеряно.

Экономика медиа необратимо изменилась? Работает по старинке. Газета может выйти на свет божий черной от сажи или вообще без фотографии – это к вопросу качества печати. В вашем подъезде поставят почтовые ящики с одинаковыми замочками и ключами, и читатели откажутся от подписки. Это опять – возвращение к вопросу смежных сервисов. Здравый смысл во всем этом остается на последнем месте.

Себестоимость одного номера нашего еженедельника составляет примерно 18 рублей: идея и воплощение (работа редактора, журналистов), верстка, корректура, полиграфия, транспорт и так далее, весь пакет. Отдельные наши партнеры из киосковых сетей продают газету за 48 рублей (!). Таким образом, при минимальных затратах навар составляет 30 рублей с номера.

Можно безбедно на эти деньги жить где-нибудь в Испании. Мне льстит, что ДВВ так высоко котируется на рынке, но мне жаль нашего читателя. Он явно предпочтет такой дорогой газете буханку «Подольского».

С почтовиками также из года в год все веселее. Тарифы на услуги доставки растут в арифметической прогрессии – в отличие от нашей отпускной цены. Мы было порадовались новым технологиям, в частности, возможности подписки через Интернет. Но попробуйте зайти на этот сайт и что-нибудь сделать, засеките время.

Журналистика против соцсетей? Мне кажется, одно другому не мешает. Я вот тоже делаю материалы «для души», которые совершенно не вписываются в газетную стилистику, но доброжелательно воспринимаются на платформах Instagram и Facebook.

Одни люди предпочитают аналитику, другие юмор, третьи просто пробегутся по кликбейтным заголовкам. А четвертые, в это сложно поверить журналистам, любят «нанайскую песню» – «что вижу, то пою», без всяких претензий на оригинальный взгляд на вещи. Ни голоса, ни композиции в посте, а «лайков» – десятки тысяч. Такой вот парадокс. Но все же, как мне видится, именно качество изложения скоро будет выходить на первый план не только в традиционных медиа, но и в соцсетях, блогах. Это закон коммуникативной природы.

Надеюсь, что и SMM-индустрия станет не только продвигать информационные помои, но и доводить приличные тексты до большего числа читателей. Иногда очень обидно, что хорошие заметки не получили хорошей «раскрутки».

Журналистика просто должна взять все лучшее от самоучек из Интернета, а в ответ поделиться своими проверенными временем наработками для мирового кругооборота контента и информационного прогресса.

Моральная ответственность журналиста в этой реальности? Будто бы журналисты выступают святыми отцами перед всем интернет-миром. Мы ведь тоже его часть. Скажем так, сотрудникам СМИ нужно просто не сдавать позиций, не опускать планку, за это нас и уважают.

Стоит ли учиться журналистике? Долгие годы работал журфак ДВГУ, прекрасный классический образец учебного тренинга. Там не возводили в абсолют научить студента написать материал или снять телевизионный сюжет. Тебя просто пропитывали насквозь важными знаниями, давали толчок, беспрерывно прогоняли через практику в редакциях. Ты становился годным ремесленником. А дальше, как говорится, расти над собой, если хочешь достичь следующей стадии – журналистики как искусства. Да, сейчас купить планшет легко. Но связать два слова, а уж тем более провести именно журналистскую работу – тяжелее.

Как воспитать профессионализм в студентах? Собственным примером, участием. Мне в жизни повезло с наставниками, многие из которых, как Виктор Сердюк, работу с молодежью считали важнейшей частью редакционной культуры. Также отмечу своего первого редактора в Находке Виталия Тузюка, ему пришлось со мной изрядно повозиться; Федора Устюгова, Валерия Бакшина, Андрея Островского, Владимира Ощенко, Алексея Распутного, Ольгу Мальцеву, Льва Стукуна, Василия Федорченко.

Это ведь сродни футбольной академии: нужно постоянно выслеживать способных ребят, а потом их доводить до основного состава. Современные ребята очень талантливы – достаточно посмотреть на студентов Высшей школы телевидения ВГУЭС, возглавляемой Сергеем Булахом. Но при этом молодежь не так просто удержать в редакциях. В 90-х – 2000-х объективно было больше возможностей для обкатки юных перьев. Чтобы стать хорошим журналистом, потребуется некоторое время и человеческие вложения. А сейчас у ребят нет времени, да и больше других возможностей заработать.

Изменила ли цифровая журналистика этические нормы профессии? Некоторую часть своей журналистской жизни я посвятил интернет-журналистике, и мы с коллегами выстреливали первыми по многим громким сюжетам приморской повестки. Проблема в том, что профессиональный репортер даже в жесточайших условиях дедлайна готов проверить и перепроверить горячую информацию, но он непременно столкнется с баррикадами, выстроенными пресс-службами или чиновниками. Сотрудников спецслужб, извините, пресс-служб, они этого не скрывают, обучают на семинарах «тушить» любую информацию, любой накат на девственную репутацию их компании.

Застал те времена, когда можно было напрямую, с помощью телефонного справочника, дозвониться до судьи, до руководителя предприятия. Задать все необходимые вопросы, получить ответы, хороший тон – заверить все это перед выходом публикации в печать. Сейчас же я просто сочувствую всем, кто работает в сетевых изданиях: вкупе с преградами при получении информации есть еще фактор закона о персональных данных, который де-юре и де-факто обезличивает жизнь и затрудняет полноценные журналистские расследования.

Есть ли на самом деле фейкньюз? На мой взгляд, «фейкньюз» – это просто риторический оборот для унижения журналистов, приуменьшения их труда. Если и создают фейки, то явно не журналисты, они к этому по своей природе не приспособлены.

Какие побочные эффекты появляются при переходе традиционных печатных СМИ в онлайн-формат? При всех своих плюсах для бизнес-модели такого рода ритм выглядит безумием и часто выматывает журналистов психологически, физически. Отсюда – невозможность подготовить материал качественно, от души. Весь этот поток недопроверенной, скупо выписанной, полубезграмотной информации, к сожалению, и есть побочный эффект перехода традиционных медиа в онлайн. Учитывая то, что многие СМИ выкупают персонажи, далекие от негласных законов нашего цеха, все это превращается в кашу, где ты пытаешься в каше из заказухи вилкой найти что-нибудь съестное. Мне это сейчас неинтересно.

Если какой-нибудь исследователь через сто лет полезет в архивы и начнет листать сегодняшние газеты, он получит представление о реальной жизни в наше время? Не во всех изданиях, но получит. О митингах 23 января мы, допустим, подготовили большой материал хотя бы ради исторической хроники. Да и вообще это наша профильная тема. Как и люди производства. Прочитайте книгу Андрея Островского про Антарктиду – это классический производственный мега-очерк. Дефицитнейший контент. В любом случае лет через 30 он точно найдет много интересного о жизни Приморья в 2021-м.

Я бы с удовольствием перечитал многие заметки из прошлого – о чем когда-то рассказывал «Конкурент», которому исполнилось 30 лет. Пользуясь случаем, поздравляю Виктора Старицина, Андрея Сакуна и сотрудников всех поколений газеты с юбилеем. Так держать!

Выживет ли газета и какой она будет в будущем? Нет сомнений, что выживет. Газета должна придерживаться консервативных ценностей с точки зрения своего инструментария. А с другой стороны – идти в ногу со временем, интегрироваться с любыми платформами, искать свежие ходы, привлекать лучших авторов.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ