2021-10-18T07:49:07+10:00 2021-10-18T07:49:07+10:00

Юрий Симоненко: «Баня – это храм очищения души и тела»

фото: предоставил Ю. Симоненко |  «Баня – это храм очищения души и тела»
фото: предоставил Ю. Симоненко

Когда-то он был руководителем торговой компании, а сегодня строит уникальный бизнес на десяти «дальневосточных гектарах» в Надеждинском районе и продвигает в массы банную культуру. 

– Юрий Александрович, вы были руководителем торговой компании, а сейчас у вас собственный бизнес по производству банных веников. Как вы решились на такой крутой поворот?

– Построив карьеру от водителя-экспедитора до генерального директора, задумался, куда можно развиваться дальше, и принял для себя решение не продаваться в коммерческие компании, а создать свою, ориентированную именно на производство. Цель была – перестать ходить на работу и заняться любимым делом. Я составил список увлечений, которые могут перерасти в бизнес, и выбрал любовь к русской бане. В 2007 году появилась моя компания «Мегасервис», правда, изначально вид деятельности был другой, а с 2013 года ушел в производство.

Иногда полезно оглянуться вокруг себя: все гениальное кроется в самом простом. Работая на рынке FMCG на разных территориях Дальневосточного федерального округа и Восточной Сибири, я приобрел уникальный опыт, который позволил мне успешно стартовать в таком специ­фическом бизнесе.

– И вы оформили «дальневосточные гектары»?

– Это получилось как дополнение к уже существующему бизнесу. То есть сначала бизнес, потом земля. Родственники согласились, чтобы я использовал их право на гектары, и мы подали коллективную заявку на десять гектаров в Надеждинском районе, который максимально отвечал нашим критериям и требованиям.

– Сегодня много говорят о том, что программа «Дальневосточный гектар» провалилась, что земля без дорог и коммуникаций мало кому интересна. Расскажите, каково это – строить бизнес в «чистом поле»?

– «Дорогу осилит идущий». Первым делом оплатил подключение 150 кВт электроэнергии, причем сразу столкнулся с подводными камнями. Изначально в ДРСК мне выдали договор на 500 с лишним тысяч рублей. Но друзья подсказали, что имеются два типа расчета, и посоветовали написать новое заявление. Я так и сделал, после чего получил договор уже на 52 тысячи рублей с учетом НДС. То есть стоимость одной и той же услуги разнится в десять раз.

На территории построили временные сооружения, которые не требуют проекта и разрешения на строительство, но позволяют хранить и перерабатывать сырье. Нецелесообразно вкладывать капитал в основные фонды, пока нет права собственности на землю. По той же причине пока не занимаюсь дорожными вопросами. Дорога практически до самого участка есть, но все-таки 150 метров бездорожье, и чтобы этот путь стал полноценной дорогой, нужно вложить не один миллион рублей. Как только я получу договор, подтверждающий право собственности на землю, с заявленными мною разрешенными видами деятельности, то буду понимать, что вкладываюсь в себя.

Производство круглый год

– Как выглядит производственный цикл?

– Примерно с 1 июня и до 30 сентября идет основная заготовка сырья, каждое дерево или растение имеет свое время созревания. Сырье закладываем в морозильные камеры, а в последующем при определенном температурном интервале отправляем на переработку.

– На ваш взгляд, что необходимо для динамичного развития вашего бизнеса?

– Набив шишек и ссадин на чердаках родственников, мы построили пока первую сушильную камеру с производительностью до 250 веников в сутки, которая позволяет снизить зависимость от метеоусловий. Вместо ручных секаторов, которыми пользовались раньше, приобрели профессиональный инструмент. Достаточно затратный в деньгах, но он полностью себя оправдывает, так как увеличивает производительность в два раза и снижает трудозатраты.

К примеру, на одной зарядке можно сделать до 80 тысяч срезов. В дальнейшем планируем приобрести рефрижераторные контейнеры для заморозки продукции, что позволит сэкономить не одну сотню тысяч на аренде. Необходимо увеличить посевную площадь и засадить сад нужными культурами и деревьями.

– Наверное, самая большая проблема – кадры?

– Скажу немного иначе: самая большая проблема – это нужные кадры. Все, кто приходит, хотят получать, а не зарабатывать. Рядом село небольшое, вся молодежь у меня поработала; в сентябре школьники возвращаются к учебе, а взрослое население часто получает зарплату и исчезает. Да и не каждый согласится жить в спартанских условиях. Именно поэтому хотелось бы создать для работников хорошие условия и давать объявления о найме с предоставлением жилья.

– Сегодня ваша сырьевая база – только то, что произрастает на «дальневосточных гектарах»?

– Основное сырье – то, которое растет возле вышек – линий электропередачи. По техническим нормам растительность возле ЛЭП должна вырубаться, как только деревья дорастают до проводов, во избежание короткого замыкания. Чем мощнее линия электропередачи, тем шире полоса вырубки. К примеру, в этом году недалеко от моего участка, рядом с ЛЭП на 10 тыс. вольт вырубили с километр растительности. Здесь же проходит ЛЭП на 110 вольт – возле нее надо вырубать 20 метров вправо и 20 влево. А там растет все, что идет у меня в производство: и ива, и амурский бархат, и маньчжурский орех, и липа.

Какие-то растения мы сажаем сами. Например, на гектарах вырастили 160 кустов черной смородины – если добавить буквально несколько веточек в банный веник, аромат получается незабываемый. Выращиваем травы – они используются либо в банных процедурах, либо в приготовлении чая, который является неотъемлемой частью любой банной культуры.

– Объемы производства растут?

– Когда занимался бизнесом «купи-продай», объем был значительно выше, а сейчас, когда мы нацелены на качество продукта, объемы снизились, но продолжаю набирать обороты.

– Большой ли у вас сегодня ассортимент?

– Я бы не заострял внимание на широте ассортимента. Потому что на самом деле 95% всех продаж делает одна позиция – дуб. Веники из дуба пользуются самой большой популярностью на Дальнем Востоке. Еще порядка 5% продаж приходится на березу и ассортимент для желающих испытать новые ощущения от банного веника.

Поэтому после заготовки сырья для веников мы приступаем к заготовке урожая желудей, по весне будем закладывать свои огороды: часть на гектаре и часть за его пределами. Дуб можно пускать в производство уже на втором году жизни. В первый год он вырастает на 12–15 см – это длина ручки. За два года – на 40–60 см. А это уже целый опахальный веник.

– В чем особенности того или иного веника?

– Допустим, пижма с рябиной могут повысить артериальное давление, а дуб, наоборот, понижает. Считается, что веник из березы успокаивает нервную систему, снимает боль, заживляет раны. Веник из крапивы хорош при болях в пояснице, мышцах, суставах.

– Вот стоит обыватель в магазине, крутит в руках банный веник – как понять, что товар хороший?

– Здесь есть как минимум четыре основных момента, на которые стоит обратить внимание. Первый – это размер и форма. Каждый выбирает то, что ему нравится и удобно в работе. Второй момент – цвет листа. Он должен быть ярким и сочным, в противном случае вы рискуете купить веник двухлетней давности, который уже растерял эфирные масла, дубильные вещества и микроэлементы. Такой веник не будет крошиться в руках, если его сжать в ладони. Осматривайте не только снаружи, но и внутри: он может оказаться частично перепрелым – на это укажет желтый или коричневый цвет сердцевины. Третий момент: возьмите веник в руку и почувствуйте, насколько он удобно в ней лежит, ничего не должно вас беспокоить или мешать. И наконец, старый народный метод – понюхать веник. Он должен быть душистым, с приятным ароматом, никакой затхлости и неприятных запахов.

Бани, сауны и спа-комплексы

– Известно, что идеи мало стоят без сбыта. Как вы находили заказчиков?

– Начиналось все банально и просто. Я садился в самолет, летел в другой город, брал машину в аренду и, согласно базе бань, саун и спа-комплексов, объезжал все эти точки и встречался с руководителями: где-то сразу продавал свой продукт, где-то раздавал в виде сэмплинга. Соответственно, заключались договоры, пусть и не сразу. Когда мы работали преимущественно на объемы, доля рынка по отдельным городам, таким как Магадан и Петропавловск-Камчатский, у нас доходила до 70%. На Сахалине эта цифра немного меньше, но там выше именно объемы продаж, потому что населения больше, чем в Магадане. Был проведен ряд переговоров с транспортными компаниями, чтобы не просто отправлять сборный груз, но и держать некий товарный запас на территориях.

– То есть вы вот так брали и запросто летели в неизвестность искать заказчиков?

– Почему же в неизвестность? Опыт проживания в разных городах позволял возвращаться туда, где раньше работал.

– Наслышаны, что вы были одним из самых эффективных менеджеров…

– Всегда есть к чему стремиться. Могу сказать одно: что цифры говорят сами за себя и показывают, насколько успешна была команда или коллектив. Два небольших примера из жизни на разных территориях: продажи по территории Республики Саха (Якутия) каждый год росли в два раза. Чистая прибыль компании по итогам года на территории острова Сахалин выросла в два раза по отношению к аналогичному периоду. При этом надо отметить, что на этих территориях до меня были руководители, которые не один год развивали компании.

– Какие у вас сегодня основные каналы продаж?

– Есть три основных канала сбыта: это непосредственно целевая аудитория – бани, сауны и спа-комплексы; есть конечный потребитель; розничные сети. Но от сетей в последнее время я отказываюсь, так как обычно «сетка» нацелена не на качество предоставляемого продукта, а на возможность заработать на нем денег.

Сети запрашивают минимальную цену. В моем дубовом венике 33 веточки, но придется сделать 15, чтобы удовлетворить этот запрос. А слоган компании – «Ваш веник в бане дороже денег», не хочется разочаровывать потребителя.

– Самая высокая наценка в торговых сетях?

– Не в сетях, а непосредственно в банях. Я продаю веник за 200 рублей и знаю, что его продадут за 350–400 рублей.

– Ваша продукция была представлена на VI Восточном экономическом форуме. Вы платили деньги за участие или вас пригласили?

– Меня пригласили из «Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики». Участие было абсолютно бесплатным, за что искренне хотелось бы поблагодарить директора департамента реализации проекта «Дальневосточный и арктический гектар» Сергея Моссоенова.

– Всегда интересно, насколько результативным может быть участие в таких мероприятиях. Вы ощутили экономический эффект от ВЭФ-2021?

– Мы не оцениваем эффект в выручке за время проведения выставки, для нас важнее новые знакомства и новые возможности. Как результат, после ВЭФ на меня вышла компания из Республики Саха (Якутия), у которой есть своя непродовольственая сеть магазинов, с предложением представить там нашу продукцию.

Продвигаем банную культуру

– Приморский край – форпост русской культуры в Азиатско-Тихо­океанском регионе. И есть мнение, что нам не хватает бань. Очень мало мест, куда можно отправить туриста, жадного до русской экзотики. Согласны?

– Могу сказать, что бань и саун по Владивостоку и Артему очень много, не так давно общая база составляла более 150. Но если взять «истинные», именно русские бани, их можно пересчитать по пальцам, и банщики предпочитают работать в пяти-шести местах. Не все бани построены грамотно. Бывает, что потолок низкий, когда нельзя «забрать» пар из-под потолка, и ты упираешься в него головой, пока работаешь с клиентом. Поэтому организовали ассоциацию банщиков, парильщиков, пармастеров и пармастериц «Приморская лига пара». Там мы встречаемся на регулярной основе, проходим обучение, обмениваемся опытом и участвуем в конкурсах. Пытаемся двигать в массы банную культуру, потому что сегодня на Дальнем Востоке она только начинает набирать свои обороты. Зачастую баня у многих – это место застолья, а не храм очищения души и тела!

– Это правда, что хороший пармастер может заработать очень большие деньги?

– Навскидку: цены начинаются примерно от 2 тыс. рублей за процедуру, а потолка нет. Думаю, в Интернете вы найдете услуги стоимостью и до миллиона рублей. Одни мастера работают чисто на выезд, предлагают собственные спа-программы. Другие принимают исключительно в своих банях и больше ориентируются на семейные пары, нежели на молодежь, которая хочет покутить.

– Какими знаниями и качеством должен обладать пармастер?

– Главное качество – это любовь к русской бане! Знания и опыт у каждого свои: если сегодня пармастер оказал вам одну услугу, это не значит, что в следующий раз вы получите ее же. Специалист должен обладать достаточно широкими знаниями в своей области. Кто-то имеет дополнительное медицинское образование, кто-то обучился массажу, а кто-то играет на музыкальных инструментах и предлагает еще и музыкальное сопровождение. Как, пример, Володя Коляда – это наш известный банщик, который оказывает услуги спа-процедур в банях Владивостока. Он не стоит на месте, постоянно вылетает в другие города, где проводят семинары гуру банного мастерства, широко известные в России.

– Вы описываете целый удивительный и многогранный мир. А насколько, на ваш взгляд, бани – перспективная ниша для бизнеса?

– Если говорить в общем, баня на Руси была, есть и будет, вне зависимости от пандемии и экономических условий в стране. Это неотъемлемый атрибут русской традиции.

Если рассматривать в формате развития, то, как говорил мой бывший руководитель, развивать дело проще с нуля, нежели продвигать то, что уже находится на достаточно высоком уровне. А у нас, можно сказать, это направление только набирает обороты. И с каждым слетом банщиков в «Приморской лиге пара» есть новое пополнение тех, кто проникается этой темой. Это не только банщики и парильщики, это круг людей, которые приближены к бане либо околобанной теме. Так что, на мой взгляд, ниша перспективная.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
коля баньщик 1 месяц назад
0 0
баня без бабы - деньги на ветер
Местный 1 месяц назад
1 0
Мне только одному фото к заголовку странным кажется….?
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ