2021-11-30T14:26:58+10:00 2021-11-30T14:26:58+10:00

Страшная кредитная история: «Я уже – как предприниматель – списана со счетов»

8 ноября нашей компании «Аякс-тур» исполнилось 20 лет. К какому результату мы пришли?

В нашем правовом государстве у граждан, будь то юридическое лицо или физическое, прав нет, только обязанности. Стоит только раз попасть в трудную жизненную ситуацию, а в данном случае эпидемиологическая обстановка и локдауны, с ней связанные, обеспечили трудности большинству россиян, – реальную помощь и поддержку получить фактически невозможно.

Напротив, складывается ощущение, что некоторые институты используют возможность «добить лежачего» в своих меркантильных интересах. Я сейчас говорю о банковском секторе.

В декабре 2019 г. мы взяли кредит в известном российском банке на сумму 30 млн руб. Цель была оправданна – вложение в бизнес. Со своим опытом работы в туристической отрасли мы прекрасно осознавали и просчитывали риски, понимая, из каких источников сможем изыскивать средства на оплату заемных средств.

Собственно, тогда, два года назад, ничего не предвещало беды: туризм на Дальнем Востоке развивался активными темпами, отрасль находила поддержку у правительства, вложения в собственный турбизнес были наиболее разумными.

В этой связи нами было принято решение приобрести двухэтажное помещение в центре Владивостока площадью 330 м и оборудовать его под отель. Не нужно быть аналитиком, чтобы понимать: гостиничному сегменту в городе есть куда расти.

В то время, когда мы кредитовались, риски, связанные с заемными деньгами, целиком и полностью были оправданны возможностью расширить бизнес и получить доход. В качестве залога для обеспечения кредита мы отдали банку три объекта недвижимости, в числе которых: нежилое помещение на Эгершельде, оформленное на меня, еще одно нежилое помещение на Крыгина и трехкомнатную квартиру, которая также находится в моей собственности, но по факту там проживает сын с семьей.

Эти объекты в 2019 г. банк оценил на общую сумму как раз 30 млн рублей. Сейчас я вижу, что оценка была кратно занижена. Например, квартиру, которую мы покупали за 7 млн, банк оценил в 5 млн. На сегодняшний день все эти объекты недвижимости в совокупности стоят более 60 млн. Но дело даже не в этом. На сегодняшний день мы успели привести отель в готовность на 90 из 100%.

В 2020 г., когда границы были уже закрыты несколько месяцев, туротрасль, по независящим от нас причинам, фактически приостановила деятельность, а собственные, личные деньги закончились. Кредит платить стало нечем, а открыть отель, работа которого могла бы помочь нам выйти из финансового кризиса, мы не могли из-за незаконченного ремонта.

Понимая грядущие проблемы, я еще в мае пыталась докредитоваться в банке на три миллиона – именно столько нам не хватало, чтобы запустить отель. В просьбе банк отказал, несмотря на то что никаких рисков он не нес, ведь, напомню, его залоговым имуществом являлась наша недвижимость, реальная стоимость которой – около 60 млн.

Тогда я ходатайствовала вывести часть имущества из-под залога, которое можно было бы использовать для оформления кредитных средств, необходимых нам, чтобы закончить ремонт отеля. Отказ. Еще раньше я обращалась в Минэконом, пытаясь рефинансировать наш кредит, взятый под 12% по программе субсидирования малого бизнеса, в рамках которой кредитная ставка гораздо меньше – 8,5%. Отказ.

Вот уже седьмой месяц длится наше «хождение по мукам». Куда только не обращались – везде или отказ, или «готовы помочь при наличии залогового имущества», например, именно так информировала нас микрокредитная компания, основанная на площадке центра поддержки предпринимателей «Мой бизнес». Но у нас нет залога. Все – в банке. Круг замкнулся.

Бизнес не работает в силу закрытых границ, денег взять неоткуда, в августе банк подает в суд о признании нас банкротом: меня – как физлицо, сына – как директора компании. И сразу эта информация вывешивается на электронных площадках.

Был шанс принять участие в программе, инициированной Ростуризмом, чтобы хоть какие-то средства заработать и отдать тому же банку.

Но и здесь, как оказалось, «кислород перекрыт». С нами не могут заключить договор по той причине, что информация о намерениях (вдумайтесь: о намерениях! даже суда еще не было!) признания банком нас банкротами – в открытом доступе! И ведь речь идет не о компании, занимающейся мошеннической деятельностью, не о фирме-однодневке, а о бизнесе, который существует уже 20 лет. То есть суда еще не было, а я уже – как предприниматель – списана со счетов!

И куда мы только не обращаемся – кругом получаем отказы. Где она, эта пресловутая поддержка предпринимателей, которая пропагандируется везде и всюду? И как я должна относиться к популяризации такой «поддержки», если на личном горьком опыте сейчас убеждаюсь, что, когда эта поддержка действительно требуется, оказать ее никто не может.

Хочу подчеркнуть: в сложившейся ситуации не я как предприниматель виновата. Не было совершено фатальных ошибок в части неграмотной политики ведения бизнеса. Это та история, которая подпадает под категорию «чрезвычайные обстоятельства непреодолимой силы», ведь не мы же придумали и распространили коронавирус, не мы закрыли границы и лишили отрасль доходов.

Однако выходит, что для тех же банков при наступлении тяжелых времен поддержка предусмотрена в виде Центробанка, который регулирует их деятельность, а нам, предпринимателям, попавшим в трудные жизненные условия, оставляют единственный выход – после стольких лет работы все отдать банкирам и остаться у разбитого корыта.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ