2022-02-14T10:20:30+10:00 2022-02-14T10:20:30+10:00

Не по сроку. Рыбаки надули кредитный пузырь, но он может лопнуть

фото: с сайта Росрыболовства |  Не по сроку. Рыбаки надули кредитный пузырь, но он может лопнуть
фото: с сайта Росрыболовства

Крупнейший кредитор российской рыбной отрасли опасается за вложенные в рыбную отрасль средства. Представители ПАО «Сбербанк», проанализировав хозяйственные взаимоотношения заказчиков судов и верфей, считают возможным сценарий, когда часть компаний не успеет в срок выполнить свои инвестиционные обязательства по судостроительной программе. В этом случае Росрыболовство обязано расторгнуть договоры наделения долями квот с предприятиями, участвующими в инвестиционной кампании и не построившими суда в срок.

Напомним, что на совещании, которое проводило Росрыболовство по продолжению программы инвестиционных квот, бизнесмены из группы «Норебо» призвали продлить (а по факту нарушить) сроки реализации инвестиционных проектов, прописанные в соглашениях с государством. Вот что сообщает издание «Фишньюс» со ссылкой на заявление главы компании Сергея Сенникова: «Для увеличения срока реализации инвестиционных проектов есть аргументы. Проекты первого этапа реализуются с большой задержкой, и, учитывая большое количество судов, верфи могут не уложиться в срок шесть лет».

В данный момент по законодательству на выполнение инвестиционных обязательств отводится максимум пять лет – этот срок можно продлить по согласованию с властями, но не более чем на год (так называемая формула «пять плюс один»). В то же время Росрыболовство поддерживает эти инициативы, однако ранее регулятор официально предупреждал о том, что будут применяться санкции в случае заключения дополнительных соглашений, меняющих условия контрактов, после утверждения результатов аукциона.

Вот официальная позиция регулятора при проведении первого этапа. «График инвестиций, а также график инвестиций и ввода в эксплуатацию объекта инвестиций являются существенным условием договора о закреплении и предоставлении доли квоты добычи (вылова) водных биологических ресурсов на инвестиционные цели, несоблюдение которых влечет досрочное расторжение договора. Неотъемлемой частью договора является инвестиционный проект, который и включает в себя указанные графики. В связи с чем замена сроков, указанных в графиках, не предусмотрена», – говорится на сайте Росрыболовства.

Сегодня риторика руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова противоположна официальной позиции. Руководитель ФАР поддерживает инициативу компании «Норебо», что вызывает сомнения в том, что глава ведомства отстаивает интересы государства, а значит, и в скорейшем – обновление флота и достижение целей проведения инвестиционных аукционов.

Вообще текущая позиция руководства Росрыболовства вызывает недоумение: при очевидной пробуксовке реализации первого этапа инвестиционных квот Илья Шестаков всюду заявляет, что проведение второго этапа инвестиционных аукционов – вопрос уже решенный в правительстве, поддерживается всеми рыбаками и никак не повлияет на реализацию первого этапа. В реальности же сомнения в целесообразности и спешке в проведении второго этапа имеются во всех государственных структурах (от правительственных ведомств до сенаторов), а рыбаки открыто выступают против предложенных сроков проведения второго этапа, предлагают все же дождаться полного завершения первого этапа.

Хотя продление сроков постройки судов в рамках первого этапа – пока лишь инициатива бизнеса, и Федеральная антимонопольная служба не реагирует на подобные призывы к нарушению антимонопольного законодательства, но если Росрыболовство будет пытаться протащить увеличение сроков через изменение нормативной базы, то ФАС будет обязана принять меры и не допустить нарушения своего базового закона.

Изменение аукционной документации в части сроков выполнения инвестиционных обязательств – будет вопиющим нарушением основ конкурентной среды, ведь если бы в момент проведения инвестиционных аукционов было известно, что сроки постройки судов будут не 5 лет, а более, то это совершенно меняет экономику, и при таких условиях участников тех аукционов могло быть больше, т. е. будет нарушен принцип равенства – это будет серьезный прецедент, который кинет тень на всю систему проведения торгов, аукционов и конкурсов в России. Готова ли антимонопольная служба к такому развитию событий?

Попытки затянуть строительство флота со стороны определенных компаний, которые не успевают выполнить свои инвестиционные обязательства, проходят на фоне их же «пожеланий» о начале реализации второго этапа инвестпрограммы уже в следующем году. Против – почти все компании за исключением нескольких крупных предприятий, заинтересованных в окончательном переделе сырьевой базы и установлении своего монопольного положения. Так, с предложениями группы «Норебо» не согласны Всероссийская ассоциация рыбопромышленников (ВАРПЭ) и Ассоциация добытчиков минтая.  Их позиция – отложить запуск второго раунда по квотам под строительство флота. «Нужно учитывать задержки со стороны верфей, а также дождаться результатов первого этапа и проанализировать их», – отметили в объединениях.

Глава Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов на Общественном совете при Росрыболовстве заявил, что промежуточные результаты первого этапа программы «квоты под инвестиции» показывают, что из заявленных к строительству 105 судов (64 рыболовных и 41 краболовное) за четыре года построено 8 единиц флота: 6 рыболовных судов и 2 краболова. На той или иной стадии строительства находится 33 судна. То есть большую часть объектов еще даже не начали строить, обращает внимание руководитель объединения.

Еще один участник дискуссии о продлении сроков – крупные банки. То, что продление сроков на совещании поддержал Сбербанк, вполне закономерно. Сбербанк – это не просто крупнейший отраслевой кредитор, его уже можно рассматривать как представителя отрасли. Ведь кредитор не просто дал денег, теперь финансовая организация принимает все риски, которые маячат перед предприятиями отрасли.

Банки и ранее кредитовали рыбаков, но, как правило, кредиты давались на приобретение (поглощение) компаний и на развитие бизнеса. Риски невозврата средств или банкротств компаний были минимальны, так как приобретались прибыльные компании с долгосрочным наделением квот.

В 2018 г. риски при кредитовании предприятий кардинально поменялись. Одна из проблем, с которой банки сталкиваются при финансировании рыбной отрасли, – отсутствие у компаний достаточного ликвидного имущественного обеспечения. Традиционный вид залога – суда, но порядка 70% российских траулеров морально устарели и сильно изношены. Поэтому основным ликвидным активом компаний в отрасли стали квоты по добыче морепродуктов. Но квота не материальный актив, это право, и его нельзя заложить в банк. Поэтому залогами стали доли и акции компаний.

«Банк одним из первых в стране стал принимать залог акций и долей участия в уставном капитале рыбодобывающих компаний, что дает нам возможность учесть при оценке этих активов и квоты по добыче морепродуктов», – приводит мнение старшего вице-президента Сбербанка Анатолия Попова сайт кредитной организации. На своем сайте Сбербанк указывает, что активно участвует в государственной программе инвестиционных квот на вылов. Более 70% финансирования рыбопромышленных компаний в рамках программы предоставлено Сбербанком. Кредитный портфель Сбербанка в рыбопромышленной отрасли уже сегодня превышает 1,5 млрд долларов США.

Логично предположить, что сегодня в залоге кредитной организации акции компаний и доли многих компаний. И если в залоге контрольный пакет предприятий, то банки в различных бизнес-процессах могут придерживаться «акционерной» стратегии поведения. Подобное сейчас и происходит. Это подтверждается и высказываниями финансистов, которые приводят СМИ. «Мы сейчас видим, что ряд проектов все-таки у нас, вероятнее всего, из срока «пять плюс» вывалится, и нам потребуется его продление», – приводит мнение представителя Сбербанка издание «Фишньюс». Обращают на себя внимание эпитеты: «мы», «нас», «нам» – банк уже говорит от лица должника по вопросам выполнения инвестиционных обязательств.

Если кредитные организации владеют контрольными пакетами крупных компаний, то им важно не допустить расторжения договоров наделения квот с подобными компаниями. Любая рыболовная компания без квоты на рынке будет стоить ровно столько, за сколько другие коллеги-рыбаки готовы купить их суда. Важно также учитывать, что суда, построенные такими компаниями на кредитные деньги, могут быть не востребованными на рынке, либо их стоимость будет снижена на 30%, даже если судно только сошло со стапелей.

О том, что хеджировать риски при проведении второго этапа будет гораздо сложней, говорил на ВЭФ-2021 и вице-президент Сбербанка Владимир Ситнов: «Первый этап инвестквот кардинальным образом изменил финансовый ландшафт для всего банковского сообщества. Совокупный кредитный портфель возрос почти в три раза. В этом проекте 85% инвестиций – инвестиции Сбера. Поэтому обсуждение, которое сейчас идет, очень чувствительно для банков. Если посмотреть, к чему привел первый этап, то можно сделать выводы: нам нужно серийное производство в судостроительстве, с понятной рентабельностью. Мы, конечно же, поддерживаем планы регулятора на второй этап, но пока остаются открытыми вопросы: что будет дальше; как это ляжет на экономику; как стресс-тестировать рынок».

Часть финансистов уверена, что банки проявляют недостаточную осторожность, им следует занять категоричную позицию, что второй этап аукционов нужно проводить только после полного завершения первого этапа, только в этом случае у банков будут гарантии возврата предоставленных кредитов, в противном случае при проведении второго этапа до завершения первого есть реальная угроза краха рыбной отрасли под прессом кредитов.

Не прошло и полгода после ВЭФ, а контуры ответов на вопрос «Что будет дальше?» начинают «проглядывать» в «мрачной» перспективе. Срыв сроков – это даже не тревожный звонок, это удар в колокол, и на фоне этого оглушительного звона регулятор подталкивает финансовый сектор к весьма рисковым кредитным операциям. А ведь раздача кредитов участникам программы второго этапа – это тушение «кредитного» пожара бензином. Лишение кредитных заемщиков (инвесторов первой волны) части исторических квот, не обремененных финансовыми обязательствами, – серьезно затруднит обслуживание общего кредитного портфеля.

И это при том, что на второй этап компаниям потребуется значительно больше заемных средств, чем при первом этапе. Росрыболовство прогнозирует пополнение бюджета на 300 млрд руб., а также представители ОСК уже заявляют, что в связи с финансовыми проблемами верфей и сильным подорожанием металла и иных материалов стоимость будущих судов возрастет минимум на 30%, да и сами кредиты ввиду разгона инфляции, очевидно, будут по более высоким процентным ставкам.

Эксперты утверждают, что рыбаки уже заложили все, что можно, еще на первом этапе. Кредитуя все новые проекты, банки должны учесть: в случае банкротства заемщика кредитная организация де-факто становится владельцем компании. Получается, сегодняшним владельцам бизнеса, заложившим доли своих компаний в банках, выгодно продолжать получать кредиты, так как они свои риски уже переложили на банк. А вот над отраслью витает риск, что «судостроительный финансовый» пузырь при поспешном проведении второго этапа может взорваться, так что ловить рыбу будет нечем и некому. 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ