2022-04-05T11:35:20+10:00 2022-04-05T11:35:20+10:00

Сергей Павлинич: «Страхи человека уходят корнями в глубокое детство»

Сергей Павлинич, доктор медицинских наук, врач-невролог, мануальный терапевт, психолог Pacific International Hospital. Окончил в 2002 г. ВГМУ — «лечебное дело»; в 2003 г. ВГМУ — «клиническую интернатуру по неврологии». В 2006 г. защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Длительное время работал в Харбине (Китай), где в 2013 г. успешно защитил ученую степень доктора наук. С 2014 г. работал: в ДВФУ, в поликлиническом отделении военно-морского госпиталя ТОФ, в международной многопрофильной больнице Falck. C 2021 г. по настоящее время — в Pacific International Hospital. В 2020 г. получил диплом о профессиональной переподготовке по специальностям: «Нейропсихология», «Психология» в АНО ДПО «УрИПКиП» (г. Пермь). Член Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии и Европейского общества неврологов. ФОТО: предоставил С. Павлинич |  «Страхи человека уходят корнями в глубокое детство»
Сергей Павлинич, доктор медицинских наук, врач-невролог, мануальный терапевт, психолог Pacific International Hospital. Окончил в 2002 г. ВГМУ — «лечебное дело»; в 2003 г. ВГМУ — «клиническую интернатуру по неврологии». В 2006 г. защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Длительное время работал в Харбине (Китай), где в 2013 г. успешно защитил ученую степень доктора наук. С 2014 г. работал: в ДВФУ, в поликлиническом отделении военно-морского госпиталя ТОФ, в международной многопрофильной больнице Falck. C 2021 г. по настоящее время — в Pacific International Hospital. В 2020 г. получил диплом о профессиональной переподготовке по специальностям: «Нейропсихология», «Психология» в АНО ДПО «УрИПКиП» (г. Пермь). Член Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии и Европейского общества неврологов. ФОТО: предоставил С. Павлинич

Если голова кружится без причины – к какому доктору обращаться? Можно ли полностью восстановиться после инсульта? Как надо жить, чтобы нервы меньше страдали от стрессов? Об этом рассказал врач-невролог Сергей Павлинич.

– Сергей Николаевич, 2022-й стал третьим годом жизни в условиях пандемии. COVID-19 оказал огромное влияние не только на физическое здоровье, но и на психическое состояние людей. А тут еще и 24 февраля. Вам не страшно за душевное состояние российского общества?

– Если говорить в целом об обществе, последствий не может не быть. И даже дело не в том, что у многих присутствует синдром потери обоняния. Особенность вируса такова, что он меняет ткани мозга. Сегодня часто применяется термин «ковидная ломка». С точки зрения психологии любое изменение, связанное с появлением страха, отражает степень тревожности человека. Эта степень во многом зависит от тяжести перенесенного заболевания и от того, как члены семьи переболели коронавирусом. Есть же случаи потери родственников, а это один из самых сильных стрессовых факторов. Он отражается на всей семье, и определенные последствия проявляются на определенных стадиях. Здесь важен исходный ресурс человека, от которого проистекают и последствия.

Допустим, если у молодого человека много ресурсов и сил, то он инфекцию перенесет легче, чем человек в зрелом возрасте – старше 50 лет, когда ресурсы организма ослаблены, плюс, как правило, идут изменения когнитивной сферы, эмоциональные фоны. У возрастного человека, переболевшего ковидом, меняется память, изменяется концентрация внимания. Начинается с простого: «не помню, выключил ли телевизор» или «куда положил паспорт». Начинается «проверка» – надо вернуться, посмотреть, выключил ли плитку. Накладывается сочетание органических изменений и тех изменений, которые дает вирус.

Есть условный термин – «мозговой туман». Это состояние, при котором человек не может сосредоточиться, его все раздражает, его постоянно преследует страх. Первая волна коронавируса, которая повлекла большое количество летальных случаев, сформировала в обществе один из самых первобытных и потому острых страхов, на который реагирует любой человек, – страх смерти. Первая реакция организма – шок, а потом начинается эмоциональный откат. Возникает вопрос: «Что будет со мной?» Вследствие чего начинает расти тревога.

– Но многие, и даже переболевшие, до сих пор не верят в коронавирус.

– Спектр и значимость веры у каждого свои. Австрийский психиатр Виктор Франкл говорил: «Чтобы выжить, человеку необходимо поверить в смысл жизни, выйти из экзистенциального кризиса». А ведь этот врач сам прошел не один концентрационный лагерь в годы войны и выжил.

Если вы просто и легко перенесли заболевание, без последствий, то вы и забыли про него, и «не верите». А если налицо последствия: меняется давление, ухудшается самочувствие и так далее – верь не верь, а становится страшно.

У меня был случай, когда пришла женщина и заявила, что умирает. Спрашиваю у нее: «А костюм «умирающего лебедя» уже сшила?» Это один из приемов шоковой терапии. В итоге пациентка смеется, катарсис разрушается. Приходит понимание, что она вовсе не умирает и в ее жизни не все так плохо. Дальше уже начинаем работать, отталкиваясь от того, когда появились страхи, какие они были и так далее. В данном случае глубокий анализ показал, что ряд страхов и тревог у человека уходит глубоко в детство. И «детские травмы» часто являются первопричиной многих заболеваний.

Тонкая психология

– Неврологические заболевания сами по себе лечатся непросто. А как долго приходится вести пациента в посткоронавирусных случаях? Стало ли сложнее?

– Любой врач действует согласно принятым стандартам и рекомендациям, утвержденным с учетом уже приобретенного опыта. Сложно было в «первую волну», особенно до вакцинации, когда мы не совсем понимали, как с этим работать и что именно даст конкретный результат. В настоящее время, когда мы можем использовать вакцинацию как ознакомление с вирусом иммунной системы, задачи стали более понятны.

Каждый частный случай уникален по-своему. Врач ориентируется на то, с чем человек приходит и как выходит из поствирусной ситуации, и все это индивидуально. Одни адаптируются очень быстро, других приходится постепенно вести к результату, проводить терапевтические сессии. Одному достаточно просто выговориться, чтобы скинуть пар, как говорится, чтоб «чайник не кипел и крышка не бренчала». С другим необходимо более глубоко проработать его убеждения, а иногда и показать, где именно была «поломка», убедить человека, что у него нет сдвига в зону риска, все в пределах нормы.

Важно сформировать зону доверия между врачом и пациентом. Если человек что-то не закрыл в своем подсознании, у него будет потребность к этому вернуться. Если вы что-то недополучили, недосмотрели, недообследовали, вы будете стремиться либо подтвердить, либо опровергнуть то, что у вас в голове. Это тонкая психология.

– Поход к психологу за рубежом – это так же естественно, как чистить зубы по утрам, а в нашем представлении психолог – это какой-то неизвестный зверь. У русского человека ментальная боязнь быть неправильно понятым, боязнь раскрыть душу?

– Терапевтические сессии психологического типа в нашей стране отличаются от зарубежных. Сама эта область в России развивалась, но была весьма специфична. В определенных регионах сегодня есть свои передовые центры, которые активно практикуют техники психоанализа. Российскому человеку уже не зазорно обратиться к психологу.

Специалисты совершенно разные: кто-то работает с личностными убеждениями, кто-то – с рационально-поведенческими особенностями. Есть школа аналитики, есть парапсихология, есть телесно ориентированные направления, которые работают с телом. Но могу сказать, что сегодня люди стали обращаться к профильным врачам гораздо чаще.

Время – враг пациента

– С какими симптомами нужно сразу идти к неврологу?

– Принято считать, что невролог специализируется чаще всего на затяжных депрессивных состояниях. Однако неврология – это не только неврозы и психозы. Врач занимается центральной нервной системой и всеми периферическими нервами, которые включены в общую схему неврологии. Любое изменение, связанное с движением, мышлением, может стать признаком острого нарушения со стороны нервной системы.

Поменялась речь, странно поплыло лицо или не получается поднять руку – все это может свидетельствовать о начале инсультного состояния, здесь дорога каждая минута, ждать нельзя, нужно срочно обращаться к врачу. «Зеленый коридор», когда человека можно спасти, – буквально первые 3–6 часов. Весна – это вообще период неврологов. Большинство людей выходят на огороды, возникают остеохондрозы, головокружения, защемления, боли в суставах и спине – со всеми этими симптомами разберется врач-невролог. Чем быстрее человек к нему обратится, тем больше шансов купировать острое состояние. Время в этих случаях – враг пациента.

– Какие сегодня наиболее распространенные неврологические проблемы?

– На первом месте – острые сосудистые нарушения, инсульт и его подтипы.

Различаются разные группы заболевания: когда поражаются оболочки нервов, демиелинизирующие заболевания, рассеянный склероз, который в последнее время все чаще фиксируется у молодых людей. Широко распространены хронические дегенеративные заболевания, хондрозы. Если их не лечить, наступит стадия радикулита, а затем и грыжи.

– Правда ли, что «все болезни от нервов»?

– В каком-то смысле так и есть. Мы же рождаемся без какого-то опыта. Наши корковые зоны развиваются в течение жизни, и поломки могут возникать в самое разное время – начиная с родовых травм. При этом, если человеку долго «капать на мозги», это тоже влияет на психику. Нередко к нам приходят семьями, стараемся найти и купировать конфликт внутри семьи. Ведь даже близкий человек не может читать мысли и воспринимает любую ситуацию по-своему. Отец не понимает сына, жена – мужа. Прорабатывая эти моменты, мы добиваемся результатов.

– А есть ли некий «бальзам» от нервов?

– Мысли – это импульсы, бегающие от клетки к клетке. Они могут замедлиться, могут ускориться. Как их выровнять? Для кого-то «бальзамом» может стать вкусная еда. Для другого – времяпрепровождение с близкими людьми. У кого-то ресурс – выезд на природу; прогулка возле моря, как правило, очень хорошо стабилизирует человека. Для третьих отдушина – поход в театр, четвертым достаточно послушать классическую музыку. Кстати, давно доказано, что та же музыка Моцарта благоприятно воздействует на мозг человека, даже ребенка. Слушая классику, вы стабилизируете свои ритмы. Для кого-то выход – почитать книгу. Домашние животные тоже прекрасно стабилизируют психологическое состояние. Заведите котенка или собачку.

Одним словом, бальзам для души у каждого свой. Главное, в какой-то момент сознательно заблокировать все новостные каналы, позволить себе заняться тем, что приносит удовольствие.

Хочу подчеркнуть, что важно уделять внимание людям, которые имеют для вас значение. К сожалению, когда уходят родители, первая стадия осознания после потери – чувство вины. Человек начинает вменять себе в вину, что мало уделял им внимания, не успел сказать самое важное. Это может стать первым толчком к стрессовым состояниям. Но ведь это можно предупредить. Совсем не сложно навестить родного человека, даже просто позвонить матери, сыну, уделить им немного внимания. Твои близкие тебя любят просто так, за то, что ты есть, и от них, конечно, последует ответная реакция на внимание и проявление заботы. Это важно.

Новые технологии

– В неврологии за последние годы появились прорывные методы лечения?

– Наука не стоит на месте. Например, сейчас радикулит не приговор, можно подключить нейрохирурга. Есть онкопротеомика, генная терапия, направленные на работу в группе заболеваний опухолей. Есть таргетная терапия, в том числе центральной нервной системы, есть огромный спектр в области стволовых клеток и все, что с ними связано, созданы банки стволовых клеток, не стоит на месте вся нейрореабилитация. В терапии применяются гидрогели с клеточными компонентами, локальные удаления опухолей методами современной лазерной терапии и многое другое. Если когда-то мы не могли заменить зуб, то сейчас мы меняем диски. Вспомним знаменитую историю спортсмена Валерия Брумеля, который в результате аварии искалечил ногу так, что она стала на 5 см короче левой. Именно доктор Гавриил Илизаров, изобретший принципиально новый способ сращивания костей при переломах с помощью придуманного им аппарата, за полгода поставил Брумеля на ноги. Да так, что спортсмен вернулся к тренировкам. А ведь в свое время Илизарова осуждали за опыты по установке имплантатов.

Сегодня есть имплантаты, которые имеют свойства деградировать, то есть растворяться. Я сам оценивал степень безопасности и совместимости разных типов имплантатов, будучи за рубежом. Технологии постоянно развиваются и на клеточном, и на генном, и на технологическом уровнях. Те же экзоскилеты – тоже одно из ноу-хау-направлений.

– Почему именно в неврологии столько странных методов лечения: массажи, иглоукалывание, остеопатия, различные физиотерапевтические упражнения?

– Неврология – одна из самых интересных и сложных сфер. Нервных клеток в организме человека больше, чем звезд на небе. И связи между нервными окончаниями разные. Лечение назначается строго индивидуально, в зависимости от того, где конкретно идет поломка – на уровне центрального звена или периферического. В этой связи и в Европе, и в России существуют отдельные специалисты и даже центры, которые занимаются узконаправленной деятельностью. Одни – нервно-мышечными заболеваниями, другие – эпилептологией и так далее.

Чем больше человек погружается в свою сферу, тем больше алгоритмов действий он находит, наращивая собственную базу знаний и опыта. Те же мануальные терапевты используют разные методики лечений, но классическим подходом принято считать метод Дикуля. Вообще «манус» в переводе с греческого – «работать руками». Врачи-остеопаты воздействуют руками на определенные точки, центральные и вегетативные нервные системы. Какому-то пациенту больше подходит иглоукалывание, а кто-то таблетку за завтраком проглотил и побежал на работу. Кого-то стабилизирует полноценная психологическая сессия. Специалист, и никто другой, сделает оценку и направит вас на нужное лечение.

– А что вы сами делаете, чтобы ваша нервная система была в порядке?

– Когда я понимаю, что «залип» на работе, мне помогает моя любимая женщина, Анастасия, которая напоминает мне, что «пора остановиться». Кроме того, для меня в таких случаях бальзамом для души становятся музыка, поход в театр, прекрасно скидываю напряжение, проводя время со своими котиками. Вообще для специалиста важно разумное рациональное распределение времени. Вот с 9 до 17.00 – я в полном распоряжении пациентов и коллег, а затем у меня время на себя, на свою семью. Это необходимо, чтобы векторы внимания не перегружались и не пересекались, иначе их дисбаланс приведет к внутренним конфликтам.

Советую всем научиться разумно абстрагироваться. Послушать музыку, почитать книги, окунуться в атмосферу своей семьи, если есть такая возможность.

Хорошую стабилизацию мне дает смена обстановки, например встреча с друзьями, выезд на природу, поездка в другой город. Если нервозность уже произошла, можно самостоятельно себя стабилизировать. Есть простейшие техники переключения внимания – отвлечься от дел, потереть и разогреть свои ладошки, выполнить несколько раз глубокий вдох и более продолжительный выдох, твердо зафиксировать руки на столе или на коленях и так ненадолго зафиксироваться, почувствовать себя в настоящем. Отличный способ «выдохнуть» – это визуализация. Одна из моих любимых визуализационных техник – это представить, что находишься на воздушном шаре и все проблемы – это мешки с песком, которые ты скидываешь по мере поднятия ввысь. Представить, как перед глазами простирается огромный горизонт возможностей и вся накопленная тяжесть испаряется.

– У вас почетное звание «Заслуженный деятель науки и техники». Это необходимость или, скорее, хобби?

– Это часть моего жизненного опыта. Так получилось, что, защитив докторскую диссертацию за границей, я вернулся в Россию и стал начальником научного отдела школы биомедицины в ДВФУ. Курировал научные программы, которые были в тот период времени. Безусловно, я был погружен в научную деятельность, были публикации, конференции, конгрессы. Помню, международный конгресс стран АТР: мы летим за границу с группой в составе министерства образования и министерства здравоохранения.

В ходе поездки знакомимся с директором Республиканского исследовательского центра федеральных экспертов Минобрнауки РФ – Геннадием Ивановичем Бахтуриным, представляем ему и зарубежным коллегам наш научный проект, который впоследствии получает крайне положительный отзыв. Собственно, с 2014 г. я являюсь федеральным экспертом в сфере науки и техники РФ. И до сих пор оцениваю передовые научные проекты.

Наука – это тоже часть меня. Но сейчас в приоритете, конечно, врачебная практика: люди, которые непосредственно нуждаются в моей помощи. Трудно описать радость от того, когда ты видишь результат работы: пациент начал ходить, говорить, прекратились приступы эпилепсии, когда прослеживается положительная динамика – это те моменты, ради которых хочется продолжать развиваться, работать, жить и помогать людям.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ