2022-05-17T11:07:25+10:00 2022-05-17T11:07:25+10:00

Валерий Вега: «Мы делаем антикириешки»

Валерий Вега, основатель и директор компании ООО «Поток» (бренд сухариков «Мельница»). Родился в Арсеньеве в 1975 г., окончил среднюю школу в 1992 г. Долгое время работал в сфере журналистики, после чего сменил деятельность и стал делать карьеру в ведущих международных компаниях — Japan Tobacco International, British American Tobacco, «Нестле». Компанию по производству сухариков организовал в 2016 г. ФОТО: предоставил В. Вега |  «Мы делаем антикириешки»
Валерий Вега, основатель и директор компании ООО «Поток» (бренд сухариков «Мельница»). Родился в Арсеньеве в 1975 г., окончил среднюю школу в 1992 г. Долгое время работал в сфере журналистики, после чего сменил деятельность и стал делать карьеру в ведущих международных компаниях — Japan Tobacco International, British American Tobacco, «Нестле». Компанию по производству сухариков организовал в 2016 г. ФОТО: предоставил В. Вега

Валерий Вега много лет проработал в крупнейших иностранных компаниях. А сегодня он делает «сухарики ручной работы». О том, как создать успешный продукт и найти свою нирвану, он рассказал в интервью деловому еженедельнику «Конкурент».

– Валерий Викторович, в чем заключается концепция вашего бренда?

– Концепция одновременно и простая, и сложная. Хотелось сделать максимально качественный и натуральный продукт. С лучшими специями, из лучшего хлеба. Не рисовый, не манный. Именно хлебный хрустящий рассыпчатый сухарик. Знаете, в «Нестле» бытует легенда, что хруст одного из продуктов запатентован. Я прекрасно понимаю, насколько это важное качество для сухариков.

Мы, пожалуй, делаем «антикириешки». Это альтернатива бездушному серийному производству массового продукта крупных федеральных компаний.

– Что нужно для производства хороших сухариков?

– В первую очередь – хороший хлеб. Казалось бы, какие тут могут быть проблемы? Сортов и форматов хлеба в крае выпекается огромное количество, но у кого-то тот же «Бородинский» при сушке становится словно камень, а кому нужны сухарики, которыми невозможно похрустеть с удовольствием и без риска остаться без зубов? Слишком кислый «Бородинский» тоже не подходит. С пшеничным хлебом примерно такая же ситуация. А уж про багет и вовсе нет слов! За все время нашлась единственная пекарня, справившаяся с техзаданием.

Вот вам и ответ на вопрос – что нужно для такого производства: стать экспертом по хлебушку. Понять все тонкости. Самому постоять за хлеборезками, провести сотни часов у печек.

Работа с хлебом – это особая атмосфера. Не знаю, как это объяснить. На уровне чувств. Получаешь свежий хлеб и обязательно булочку утянешь домой. А багет? Берешь несколько хвостов свежего багета, открываешь банку сгущенки, наливаешь чай, и вот она – нирвана.

– Насколько дорого открыть такой бизнес?

– Бизнес по первоначальным затратам не слишком дорог. Вопрос, скорее, насколько он сейчас рентабелен? Конкретно в моем случае это, пожалуй, не бизнес, а любимая работа, приносящая удовлетворение и обеспечивающая некий комфортный прожиточный минимум. Слово «бизнес» всегда ассоциируется с дорогими костюмами, престижными авто и само собой – чистыми, ухоженными руками. Ничего из перечисленного у меня нет. Все оборудование чиню и модернизирую самостоятельно. Также лотки с хлебом таскаю и стою за хлеборезками.

Основные проблемы такого производства, если начинать с нуля, а не как сопутствующий проект, весьма и весьма критичны. Во-первых, это стоимость электроэнергии. По этому параметру я сильно проигрываю конкурентам из Иркутска. Во-вторых, работа с сетями. Нет ни малейшей уверенности, что, зайдя в крупную сеть сегодня, ты будешь там продаваться и через год-два. А это постоянная нервотрепка и невозможность планирования инвестиций и развития продукта. Сложно ли зайти в крупные сети? Да, у меня это заняло несколько лет.

– Санкции повлияли на ваше предприятие?

– Санкции однозначно осложнили мою деятельность. Обрушилась рентабельность бизнеса: этикетка подорожала вдвое, упаковочные материалы – в среднем на 50%, растительное масло – примерно на 20%, специи – в среднем на 20%. И цены продолжают расти. Но на свою продукцию я не могу повысить стоимость даже на величину удорожания ингредиентов и упаковки, иначе не смогу конкурировать на рынке.

– Господдержку вы ощущаете?

– Что касается господдержки… Честно сказать, до сих пор пребываю в удивленном состоянии от того, насколько внимательно и бережно подошли специалисты ММК «Мой бизнес» к нуждам компании. Ситуация на момент обращения была действительно сложная. Мы готовили первую отгрузку в крупнейшую сеть Дальнего Востока. Оборотки не хватало просто катастрофически! Банки в кредитах отказывали. Все свои ресурсы уже были исчерпаны. И вот – практически чудо, льготный кредит от МКК. И это при том, что ставка абсолютно не коммерческая. То есть это реальная помощь бизнесу.

– Почему вы приняли решение уйти из журналистики?

– Не сказать, что я прям очень хотел уходить из журналистики. Работал с удовольствием, но не хватало денег. И еще очень хотелось попасть в иностранную компанию. В табачную. Собственно, мечта сбылась. Сначала устроился внештатным торговым представителем в JTI. Потом перешел в штат LD. Ну а затем карьера в British American Tobacco, а также в АГМЗ и запуск «ГринАгро». И наконец – «Нестле».

– Почему решили заняться бизнесом?

– Бизнесом решил заняться от безы­сходности. Сокращение из «Нестле» и такой возраст, когда ты, в принципе, уже никому не нужен в иностранных компаниях.

Тут, скажу честно, после стольких лет у «иностранцев» я совершенно не был готов работать в российских компаниях. Тем более в местных. В общем, выбора у меня не осталось. Пришлось заняться своим делом.

– В западных компаниях тоже есть эйджизм?

– Еще как. Если к 40 годам в условные топы не выбился, то или вынудят уйти, или будешь работать на уровне супервайзера до пенсии. Заняться сухариками посоветовал бывший коллега.

– Как поменялась ваша жизнь?

– С одной стороны, стало немного проще. Когда понимаешь, что все зависит только от тебя, начинаешь смотреть на мир немного иначе. С другой стороны, стало сложнее. Когда за твоей спиной не стоит огромная международная корпорация, когда нет безграничных финансовых и технических ресурсов, иногда становится неуютно. Заставляешь все полученные ранее знания и навыки работать на себя. Плюс тренинги, многие из которых оказались полезны. Как и любое правильное обучение. Но тут важно четко понимать, когда тренинги перестают приносить тебе пользу и становятся некоей формой зависимости, которая лишает тебя самомотивации и способности принимать решения хоть в жизни, хоть в бизнесе.

– Отважиться на ведение бизнеса может далеко не каждый, но те, кто решается, зачастую живут в какой-то параллельной реальности, не имеющей ничего общего с нашей. Такие люди думают, что предпринимательство – это гладкая дорога из желтого кирпича, а в конце ее каждого ждет добрый волшебник, исполняющий все желания…

– К сожалению, это далеко не так. Путь каждого – это стезя многочисленных проб и ошибок. Поэтому важно сохранять трезвый взгляд на ход событий и всегда быть готовым закрыть бизнес, как бы горько это ни было. На этот момент стоит обратить самое пристальное внимание – ваш бизнес может просто не взлететь. Ощущение неудачника на начальном этапе практически гарантировано. Но счастье не привязано к бизнесу, оно привязано к вашему умению реализовать себя в этой жизни. Поэтому будьте готовы не только к взлетам, но и к падениям. Это вполне естественный процесс.

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ