2022-10-18T10:57:05+10:00 2022-10-18T10:57:05+10:00

Максим Бордаков: «Традиционный вопрос журналистики теряет свою актуальность»

Максим Бордаков, начальник службы информационных программ ГТРК «Владивосток». Родился в селе Заветном Приморского края. Окончил исторический факультет Уссурийского педагогического института. Телевизионную карьеру начинал на канале «Телемикс» (г. Уссурийск). С 2009 г. — сотрудник ГТРК «Владивосток». Кандидат исторических наук. ФОТО: предоставил М. Бордаков. |  «Традиционный вопрос журналистики теряет свою актуальность»
Максим Бордаков, начальник службы информационных программ ГТРК «Владивосток». Родился в селе Заветном Приморского края. Окончил исторический факультет Уссурийского педагогического института. Телевизионную карьеру начинал на канале «Телемикс» (г. Уссурийск). С 2009 г. — сотрудник ГТРК «Владивосток». Кандидат исторических наук. ФОТО: предоставил М. Бордаков.

ГТРК «Владивосток» удалось создать первый в России окружной канал «Восток 24», объединивший информационное пространство всего Дальнего Востока. Сегодня канал представлен в программах практически всех крупных телевизионных провайдеров. Начальник службы информационных программ ГТРК «Владивосток» Максим Бордаков рассказал, какой путь пришлось пройти и в чем преимущества традиционных СМИ перед гражданской журналистикой.

– Максим Александрович, как в вашей телевизионной «семье» появился канал «Восток 24»?

– Для начала давайте объясним читателям, что компания «ГТРК «Владивосток» выпускает свои программы сразу на трех телеканалах. Нашим флагманским продуктом является программа «Вести: Приморье», которая выходит на канале «Россия 1». Есть региональные блоки на канале «Россия 24». И с 2018 г. у нас появился новый проект – телеканал «Восток 24». Самая главная его фишка – в том, что это первый канал в стране, созданный специально под кабельное телевидение.

В 2019 г. в России завершился переход на цифровое эфирное вещание. В результате этой реформы многие телеканалы потеряли возможность вещать именно в эфире: сейчас жителям Приморья в эфирном телевидении доступно только 20 обязательных каналов. Мы понимали, что нашего нового проекта в этом списке не будет. А значит, нужно искать другие среды вещания. Прежде всего интернет-вещание и кабельное вещание. Сегодня канал «Восток-24» представлен в программах практически всех крупных телевизионных провайдеров, которые есть на территории Приморского края.

– Вам удалось объединить информационное пространство всего Дальневосточного федерального округа и выйти на все регионы ДФО. Как вы это сделали?

– Точно так же. Заключали договоры с интернет-провайдерами, телевизионными провайдерами, которые предоставляют услуги телевещания и интернет-вещания, и они включали в свои сетки канал «Восток 24».

Филиалы ВГТРК – «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» – есть во всех регионах нашей страны, и мы договорились с коллегами, что они будут присылать свой контент для канала «Восток 24». А мы уже формируем его в программную сетку и показываем зрителям. То есть на канале представлены новости абсолютно всех дальневосточных регионов, региональные программы от Забайкалья до Чукотки.

«Восток 24» – первый телеканал, объединивший информационное пространство отдельно взятого федерального округа.

– Кому конкретно принадлежала идея сделать такой окружной канал?

– Это была инициатива гендиректора ВГТРК Олега Добродеева и руководителя регионального департамента ВГТРК Рифата Сабитова. Во Владивостоке ее аккумулировали и воплотили в жизнь. Потом уже нашему примеру последовали другие федеральные округа. Сегодня в России есть такие окружные телеканалы, как «Запад 24», «Кавказ 24», «Сибирь 24».

– На каких площадках можно продвинуть такой проект, чтобы зритель его увидел, распробовал и оценил? Помимо эфиров телевизионных провайдеров и телевизионных операторов.

– Например, это онлайн-вещание на сайте vostok24.tv. Также мы работаем с сервисами, где можно смотреть ТВ онлайн – через приложение в своем гаджете. Если говорить о социальных сетях, у нас единая редакция, которая производит материалы на все три телеканала, и все соцсети и мессенджеры – под брендом «Вести: Приморье». Разумеется, там тоже публикуются материалы с телеканала «Восток 24».

– И нельзя не отметить ваши прямые эфиры с главных городских мероприятий. Многие подружились с новым каналом именно благодаря этим трансляциям.

– Конечно, наш проект дал уникальную возможность делать трансляции, которых ГТРК «Владивосток» раньше не делала. Когда можно, например, в полном объеме показывать сессии и пленарные заседания Восточного экономического форума. Для этого необходимо достаточно хорошее техническое оснащение. И оно у нас есть.

Есть мобильные телевизионные станции, которые позволяют организовать прямой эфир. На Медиасаммите мы разворачиваем передвижную видеостудию и делаем «стримы» в течение двух дней. Вещаем на весь Дальний Восток в прямом эфире.

Главное преимущество традиционных СМИ

– Кто ваши главные конкуренты на медиарынке?

– Медиапространство очень сильно меняется последние лет 10–12. Мне кажется, появление конкуренции на медиарынке главным образом связано с развитием так называемой гражданской журналистики. Каждый человек может стать журналистом, имея блог в социальных сетях. Представителям традиционных СМИ это одновременно и помогает, и мешает.

Почему мешает? Потому что в век развития информационных технологий и соцсетей очень сложно добиваться эксклюзивности. Если раньше темы, которые появлялись в повестке любого СМИ, зависели исключительно от личных качеств журналиста, который добывал их тем или иным образом, сейчас каждый может разместить в соцсетях фотографию ДТП или протекающей крыши. По большому счету, потребителю вообще без разницы, кто первым сообщил новость – блогер Марк Чернослив или огромный медиахолдинг ГТРК «Владивосток», случайный очевидец или профессиональный репортер.

Традиционный вопрос в журналистике «Кто автор?» теряет свою актуальность в новом информационном пространстве. Поэтому наша задача бороться за качество.

– И что традиционные СМИ могут противопоставить информационному хаосу?

– Повторюсь, что «гражданская журналистика» хоть и отменила информационную исключительность СМИ, однако качественный отбор, оценка событий и их интерпретация, проверка фактов, требующие профессиональных компетенцией, пока остаются прерогативой профессиональных редакций. В этом главное преимущество традиционных СМИ.

– Как вы измеряете аудиторию?

– Мы отталкиваемся от данных, которые получаем от компаний MediaHills и Mediascope. Это крупнейшие игроки на рынке телеизмерений. С их помощью любое СМИ может получать информацию о количестве зрителей и аудитории практически ежедневно. И я должен с гордостью сказать, что, например, программа «Вести: Приморье» – самая рейтинговая в Приморском крае. Это очень круто. Есть точные цифры по Владивостоку – они показывают рейтинг и долю вещания. Так вот доля вещания программы «Вести: Приморье» в отдельные дни – 20%. Это значит, что ее смотрят 20% всех зрителей во Владивостоке, включивших телевизор, к примеру, в 21:00. Или каждый пятый зритель.

– За последние 10 лет рейтинги выросли или упали? О чем говорит статистика?

– ГТРК «Владивосток» всегда занимала лидирующие позиции по телесмотрению. На протяжении 10 лет рейтинги остаются достаточно высокими и стабильными. Но последние два года в этом плане были особенными. Сначала пандемия изменила порядок телесмотрения, потом – специальная военная операция.

Что касается пандемии, был всплеск просмотров именно федеральной повестки. Мы, региональщики, мало что понимали в этом вирусе, а у федеральных каналов больше возможностей получить информацию из федеральных источников, привлекать ведущих федеральных экспертов. Так что региональные рейтинги немного просели, но довольно скоро выровнялись.

То же самое было с началом специальной военной операции. Частичная мобилизация на телесмотрении не отразилась. ГТРК «Владивосток» достаточно активно освещает эту тему, и мне кажется, людям хочется больше знать о ситуации в своем регионе. Поэтому наши рейтинги сейчас – стабильно выше, чем у федеральных телеканалов.

– В какой степени на телеканалах вашей компании существует цензура?

– Вообще-то, цензура в нашей стране запрещена. Возможно, кого-то это и удивит. Многие думают, если СМИ государственное, значит, все материалы жестко цензурируются, что нам звонят и говорят: «Этого не снимайте, того не пишите». Нет, никто не диктует нам, что снимать и писать.

Другой вопрос, что существует самоцензура. Все-таки мы должны быть рупором государственной политики. Поэтому человек, который хочет работать в ГТРК «Владивосток», должен быть лояльно настроен к политической повестке в целом, быть объективным, не поддаваться эмоциям, которые очень часто присутствуют в медиасреде. Это действительно важно.

Стать мастером

– Насколько остро для вас стоит кадровый вопрос?

– Я бы не сказал, что он стоит остро. В компании полный штат и нет свободных ставок. Но если спросить, удовлетворяют ли нас эти ставки в полном объеме, я отвечу – наверное, нет. Мне кажется, качество человеческого капитала снижается во многих отраслях. Прежде всего из-за желания мало работать и много зарабатывать.

– Что скажете насчет текучки?

– ГТРК «Владивосток» всегда был плацдармом для телевизионных журналистов – люди набирались опыта и уезжали в более крупные города, в Москву. Это совершенно нормально. Последние годы уезжают меньше – коллектив более стабильный. Кстати, в этом году пришло много новичков, которые только пробуют себя в профессии и пытаются стать мастерами.

– А что значит стать мастером на телевидении?

– Стать мастером в журналистике вообще очень сложно. Вот приходит человек к нам на работу. Сначала он пробует правильно писать тексты, изучает какие-то законы журналистики. Потом начинает выезжать на съемки, записывать стендапы, то есть работать в кадре, учится брать интервью. Когда журналист находит подходящий для себя жанр и у него начинает получаться, тогда он становится специалистом. Причем можно круто делать стендапы, но писать очень плохие тексты.

Научившись делать и то и другое, ты переходишь на следующий уровень – становишься профессионалом. А высший пилотаж – когда журналиста узнают по первым предложениям его текста: вот это, я считаю, мастерство. Таких мастеров на телевидении мало. У нас они, к счастью, есть.

Безграничные возможности вещания

– Как люди попадают на телевидение? Что ими руководит – творческие амбиции, жажда признания? И у всех ли есть профильное образование?

– В основном это люди, которые давно хотели связать свою жизнь с журналистикой. Может быть, в детстве читали газеты, смотрели телевизор и однажды выбрали себе профессию. Кстати, это моя история. И специального образования у меня нет. Как и у многих моих коллег.

– Когда вы поняли, что будете журналистом?

– Наверное, уже в школе. Правда, я всегда мечтал работать на радио, но как-то сразу попал на телевидение, и понеслось. Окончил при этом исторический факультет Уссурийского педагогического института. На самом деле классическое гуманитарное образование позволяет быстро вовлекаться в рабочие процессы на телевидении. И вообще мне кажется, что журналистике невозможно обучить в институте.

– Максимум там вас заставляют читать какую-то классическую литературу, преподают всего по чуть-чуть.

– Вот именно. А журналистика – нечто гораздо большее. Это должно быть у человека где-то внутри, с рождения – умение связно выражать свои мысли и передавать их своей аудитории. Так что важны способности и какое-то внутреннее желание, потребность быть на телевидении, стать телевизионным журналистом.

– Где вы начинали свою карьеру?

– Есть такой замечательный канал в Уссурийске – «Телемикс». В нулевые годы он был на слуху, причем его знали не только в Приморском крае, но и за пределами нашего региона. Там подобралась молодая креативная команда. Это был век нового российского телевидения, 2000–2002 гг. Уже с первого курса пединститута я работал на «Телемиксе». Причем очень упорно. Пока все друзья весело проводили время, сидел в редакции и пытался развить нужные навыки. Потом меня заметили во Владивостоке и пригласили на работу.

Почти десять лет был собственным корреспондентом ГТРК в Уссурийске: сам писал, снимал, монтировал сюжеты. Затем стал шеф-редактором и вот уже несколько лет возглавляю информационную службу телевидения и радиовещания в нашей компании.

– Телевидение тогда и сейчас – насколько велика разница? Что изменилось в глобальном смысле? Ощущаете ли вы бег времени?

– Сегодня мы работаем совсем на другом уровне. В «нулевые» происходило становление современного телевидения. Это был самый расцвет телевещания, когда даже в маленьких городах появлялись независимые СМИ, которые вещали много и обо всем. В то же время мы не совсем понимали, что и как нужно делать. Региональные СМИ следили за своими федеральными братьями и пытались их копировать.

Сейчас абсолютно другая ситуация. Телевизионные технологии развились настолько, что мы имеем практически безграничные возможности вещания. Вот вы записываете интервью на телефон, а мы с этого телефона можем выйти в прямой эфир федерального телеканала. Это настолько интересно и так глобально, что иногда захватывает дух от того, как быстро все меняется.

Читайте Konkurent.ru в
Дзен Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ