2022-12-06T13:27:57+10:00 2022-12-06T13:27:57+10:00

Ирина Табакова: «У мошенников страха нет, один задор»

фото: пресс-служба УФНС по Приморскому краю |  «У мошенников страха нет, один задор»
фото: пресс-служба УФНС по Приморскому краю

Электронные сервисы, созданные в помощь налогоплательщикам, все чаще используют недобросовестные предприниматели. На должности директоров привлекаются пенсионеры и студенты. Потом они же и несут уголовную ответственность за деятельность, которую по факту не осуществляют. О рисках быть вовлеченными в мошеннические схемы, способах разоблачения подставных лиц и мерах ответственности в интервью «К» рассказала начальник отдела регистрации и учета УФНС России по Приморскому краю Ирина Табакова.

– Ирина Юрьевна, как происходит регистрация компаний на подставных лиц?

– Сегодня наше законодательство создает все условия для бизнеса. Прежде всего, упрощена форма подачи документов на регистрацию предприятия. Это можно сделать в электронном виде, через МФЦ или с привлечением нотариуса – через отправку документов по почте. То есть заявители при подаче заявления на регистрацию фактически не контактируют с налоговым органом.

В настоящий момент более 80% документов идут на регистрацию в электронном виде. Этим все чаще пользуются недобросовестные предприниматели. Речь идет о лицах, которые не собираются фактически вести бизнес, кто планирует работать только «по бумаге», а не в реальной жизни. Им выгодно зарегистрировать организации на подставных лиц, чтобы уходить от налогов.

Вот, например, для получения ЭЦП (электронной цифровой подписи) необходимо личное присутствие человека. Сейчас зарегистрированные предприниматели должны успеть забрать документы до 1 января, поэтому поток недобросовестных налогоплательщиков значительно вырос. Что происходит по факту? Мошенники находят людей, которые, как правило, имеют материальные трудности, и убеждают их стать директором компании «только по бумагам», обещая финансовое вознаграждение. Людей уверяют, что это неопасно, никакой ответственности они за свои действия не понесут. Документы оформляются дистанционно, а затем, за личным получением ЭЦП, человека приводят буквально за руку, заранее проинструктировав его, что говорить и как действовать. Номинальные директора сегодня фигурируют в самых разных видах деятельности, чаще всего во внешнеэкономической.

Мошеннические схемы с участием граждан, которые за деньги или в целях какой-то другой выгоды регистрируют на свое имя юридические лица, принимают массовый характер. Складывается ощущение, что у инициаторов этих схем, как говорится, «страха нет, один задор». Так, в прошлом году было возбуждено 33 уголовных дела по номинальным директорам, а в этом году – уже 34.

– Из этих 34 дел были выявлены те, кто реально за ними стоял?

– К сожалению, нет. Указанное количество уголовных дел касаются только номинальных директоров. Реальных зачинщиков «номиналы» либо лично не знают, либо не сдают.

В протоколах фигурируют только имена тех, кто привлекал номинальных директоров. Отследить их очень трудно. Теоретически можно установить, на какой машине привезли человека в налоговую службу, или попросить документы у лица, которое привело номинального директора за получением ЭЦП. Но по факту мы же все понимаем, что принудить российского гражданина предъявить паспорт мы не можем.

– То есть всю ответственность несет номинальный директор?

– Да. Как правило, в части ответственности подразумеваются трудовые работы и штрафы, определение меры наказания в виде лишения свободы в моей практике не встречалось. В прошлом году было вынесено 13 приговоров, в этом – 12. Вот, например, одному из недавно признанных виновным суд назначил 180 часов обязательных работ, а другому – штраф в размере 100 тыс. рублей.

– А как вы вычисляете номинальных директоров?

– Таких лиц мы выявляем при их личном обращении. Видя человека «вживую», становится понятно, что он никак не может возглавлять компанию. Это можно определить даже визуально – по его внешнему виду, одежде.

Особенно много на должности номиналов привлекается студентов и пожилых людей.

Нередко встречаются случаи, когда пенсионеры, оставшиеся без попечения своих родственников, оказываются в трудной жизненной ситуации и пытаются таким образом подзаработать.

Как-то я разговаривала с одним таким номинальным руководителем, спрашивала: как так получилось? Он объяснил, что ему предложили тысяч тридцать за эту «услугу», но ничего пока не заплатили. Также он пояснил, что собственного жилья не имеет, живет в рабочем доме на Борисенко. Единственный источник дохода – пенсия в 17 тыс. Вот и согласился «поработать номинальным директором».

Я поинтересовалась, почему мошенники обратились именно к нему, а не к его «товарищам по несчастью», на что он пояснил: у проживающих в том же рабочем доме соседей не имелось документов. Их привлекать было бессмысленно. А у него и паспорт, и СНИЛС в наличии.

Вот одна из историй реального человека: всю жизнь проработал поваром, заработал кучу болячек, на пенсию прожить трудно, собственного жилья нет – «добрые люди» попросили его «помочь» за деньги, он и согласился, не думая о последствиях.

Со студентами – отдельная история. Мошенники, как правило, стараются задействовать в своих схемах иногородних учащихся среднего звена – из техникумов, колледжей. Их уговаривают, вводят в заблуждение, обещают материальную поддержку. Но при личном знакомстве мы видим, что это – молодежь, которая вряд ли способна заниматься теми видами деятельности, которые указаны в заявлении. В процессе беседы молодой человек, как правило, признается, что «студент», что «учится». Через учебное заведение выходим на его родителей, которые подтверждают – никакой он не предприниматель.

Как повлияет привлечение к уголовному наказанию студента – объяснять не нужно. А что касается пожилых людей, которые являются собственниками какой-то недвижимости или иного имущества, то в случае его смерти родственники получат в наследство не только это имущество, но и долги той компании, номинальным директором которой был пенсионер. Несмотря на то что по факту он ничего не делал в этой фирме, все делали за него.

– А отследить сделки такой фирмы реально, чтобы привлечь к ответственности реальных преступников?

– Теоретически это возможно, но вы прекрасно понимаете, что, пока компания себя проявит, может пройти много лет. Как правило, здесь речь идет о небольших суммах по сделкам, а налоговая в первую очередь анализирует внушительные транзакции. И, если честно, за всеми не набегаешься.

– Может случиться так, что компания просто прекратила свою деятельность?

– Конечно. Мы выезжаем по указанному при регистрации фирмы адресу, видим, что такой компании здесь нет, и фиксируем это в протоколе. Затем направляем соответствующее письмо директору на юридический адрес, и, если в течение месяца реакция отсутствует, вносим недостоверность, делаем публикацию в вестник регистрации, а потом исключаем фирму из госреестра. Но были моменты, когда предприниматели, являясь добросовестными налогоплательщиками, не находились по адресу в силу определенных обстоятельств – например, когда была пандемия, или уехали за границу и не закрыли свой бизнес. Но это не освобождает их от ответственности: необходимо вовремя оповещать налоговый орган о смене своего адреса.

– А как вы информируете граждан? Ведутся какие-то профилактические мероприятия?

– Сейчас во Владивостоке запланированы лекционные занятия со студентами, где наши специалисты будут рассказывать им о рисках быть вовлеченными в мошенническую деятельность. Также информируем через СМИ. Вот и сейчас надеемся донести через ваш ресурс до населения: мошенников не только не стало меньше, но количество их растет, и, как ни печально, действия их становятся все более грамотными.

Нужно помнить, что эти схемы незаконны, они используются для ухода от налогов, и они уголовно наказуемы. Поэтому сами «деятели» стараются не светиться, а привлекать подставные лица. Причем раньше на одного номинального директора могли оформить несколько фирм одновременно, а сейчас мошенники стараются не повторяться, ищут новых и новых людей. Даже если фирма действительно работает, но владельцы задумали от нее избавиться, они могут ввести номинального директора, чтобы не идти по законному пути ликвидации компании, а просто повесить на «нового владельца» все издержки, налоги или штрафы.

Конечно, федеральная налоговая служба держит руку на пульсе. Но людям и самим необходимо не только осознавать свои действия, но и быть максимально внимательными друг к другу: родителям – к своим детям, а детям – к своим пожилым родителям. Ведь чаще всего жертвами мошенников становятся граждане, оставшиеся без поддержки близких.

Кроме того, мы везде транслируем: если вы стали жертвой мошенников, звоните в УФНС по телефону + 7 (423) 240–25–72. Уголовное дело будет в любом случае, так как человек вошел в сговор с мошенниками и добровольно стал номиналом, но это его шанс разорвать эту схему, выбрать из двух зол меньшее.

Еще хочу добавить, что в последнее время в Приморье активно «заходят» мошенники из других регионов России. Где-то там они «засветились» как недобросовестные предприниматели, меняют место жительства, назначают номинального директора и продолжают деятельность. Им мы тоже ставим заслоны. Что касается добросовестных, то им мы рекомендуем открывать у нас филиалы.

Читайте Konkurent.ru в
Дзен Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ