Нурмет Алиев: «Я прожил жизнь порядочно»

Владивостокско-кавказский депутат и бизнесмен об ответственности, шовинизме и политике
из архива газеты «Конкурент» | «Я прожил жизнь порядочно»
из архива газеты «Конкурент»
Анкета
Алиев Нурмет Агарагимович, 42 года.
Место рождения: Дагестан.
Образование: Херсонское мореходное училище.
Карьера: депутат Думы Владивостока второго созыва (с июня 2003 г.) по 22-му избирательному округу; генеральный директор ООО «Сабина» (с 1995 г. по настоящее время); работа в различных коммерческих структурах (1992-95 гг.); моторист, старший механик, механик на судах ОАО «Дальморепродукт» (1982-1992 гг.).
Состав семьи: женат, сын и две дочери.
Главное личное достоинство: «простота в общении».
Главный недостаток: «слишком добрый».

Кавказ обладает необъяснимой магией и силой. Бизнесмену и депутату Думы Владивостока Нурмету Алиеву в работе помогают горские корни. Исполненный чувства собственного достоинства, привыкший отвечать за свое слово, свободолюб, он остается простым и доступным в общении с любым представителем родной нации. За эту верность «зову крови» Алиева и ценят — сослуживцы, земляки, конкуренты.

О торговле и судоходстве

— Как Алиев заработал свои первые деньги?

— В море. После окончания Херсонской мореходки я 10 лет работал на судах «Дальморепродукта». Начал мотористом, закончил стармехом, хотя получить эту должность для меня было весьма непростым делом.

— ?..

— Причина проста. Я вовремя не вступил в КПСС, и мне не позволяли продвигаться по служебной лестнице. Около 5 лет я проработал четвертым механиком, что в то время было большой редкостью. Как только стал кандидатом в члены партии, за 3 года прошел путь от четвертого до старшего механика.

— То есть стали коммунистом исключительно из карьерных соображений?

— Совершенно верно.

— Из партии сами вышли?

— Нет, просто ее не стало, а в «новую» вступать не захотел. Партбилет до сих пор храню дома... Когда начался развал всего и вся, я понял, что нужно искать свое место под солнцем. Вместе с родственниками и друзьями, которых у меня в Приморье очень много, я активно занимался оптовой и розничной торговлей. Некоторое время, признаюсь, работал в компании «Ролиз» ведущим специалистом. В 1995 году зарегистрировал компанию «Сабина», которая первоначально также специализировалась на розничной торговле, а спустя четыре года на паях с компаньоном я приобрел свой первый танкер.

— И где же можно так вот запросто купить танкер?

— Скрывать нечего, в компании «Востоктрансфлот». А что касается «простоты», то мы купили его по цене металлолома.

— Как вы считаете, быть единоличным владельцем бизнеса лучше?

— Безусловно. Когда в компании несколько компаньонов, то всегда возникают вопросы разграничения полномочий, недоверия. Когда ты один, то неважно, плохо тебе или хорошо, поскольку это имеет значение только для тебя.

— А смогли бы вы поднять свое дело без поддержки родственников и друзей?

— Однозначно смог бы. Я такой человек, что если за что-то берусь, то наверняка сделаю это. Если бы у меня не было родственников во Владивостоке, то я взял бы деньги в долг у других людей, потому что мне верили и тогда. Я прожил жизнь порядочно, и никому не дал повода сомневаться во мне.

— «Сабина» занимается оптовой реализацией топлива для морских судов и районов Дальнего Востока. Это достаточно сложное дело в силу высокой конкуренции. Не приходилось ли вам сталкиваться с фактами давления на ваш бизнес?

— За всю историю компании — ни разу. Не давили ни правоохранительные органы, ни власти, ни конкуренты. Я веду порядочный бизнес и не даю никому повода притеснять меня. Считаю, что моя персона, моя компания уже завоевали доверие со стороны контролирующих структур и тех людей, которые работают на этом рынке.

— Кстати, каково ваше отношение к тому, что сегодня происходит с ДМП?

— Мне неприятно видеть людей, которые угробили такую прекрасную компанию, хотя собственно «Дальморепродукт» ничего плохого мне не сделал. Развалить такого гиганта нужно еще уметь... Вот «Сабина», к примеру, не такая крупная компания, но находится в первой десятке налогоплательщиков Первомайского района Владивостока. А ведь мы занимаемся судоходством всего лишь четвертый год!

О коттеджах и застольях

— У вас есть слабости?

— Как без них? Моя ахиллесова пята — хорошие машины и хорошие пароходы. А в остальном живу просто, хотя жена мне постоянно говорит, что нам нужно перебраться либо в центр города, либо построить коттедж. Но мне нравится моя квартира в панельном доме на Чуркине. Впрочем, дело даже не в этом.

Любой бизнес нужно постоянно развивать — если из него только брать, он придет в упадок. Поэтому я все делаю умеренно, хотя купить коттедж мог бы запросто. Денег хватает. Кстати говоря, в молодости я был кайфовым парнем. Любил расслабляться, гулять, что называется... Но в последние годы мне это порядком надоело.

— А как же легендарное кавказское застолье?

— Оно не имеет ничего общего с разгульным образом жизни, если вы это имеете в виду. Застолье по-кавказски — это когда собираются товарищи, богато накрывают стол, много хорошего вина и тосты, тосты, тосты... Словом, все начинают друг друга хвалить.

— Значит, ведете аскетический образ жизни?

— Практически. Я вообще не отдыхаю, работа — смысл моей жизни. За 42 года своей жизни я не знал ни пионерлагеря, ни курорта. И не потому, что у меня не было такой возможности, просто не тянет к этому. Я вырос в деревне, где не было такого понятия, как отдых. Меня так воспитали: нужно всегда трудиться.

О шовинизме и терпимости

— Вам приходилось испытывать на себе проявления великорусского шовинизма? Я имею в виду определение «лицо кавказской национальности».

— Меня это никогда не цепляло и я никогда с этим не сталкивался. Наверное, потому, что всю свою сознательную жизнь провел среди русских. Со второго по восьмой класс учился в интернате, потом на Украине в мореходке, где жили хохлы, кацапы, негры... Кстати, и жена у меня русская...

— А кто в семье главный?

— В любом случае у мужчин «кавказской национальности», как вы говорите, в семье авторитетом обладает мужчина. Мы стараемся бережно сохранять национальные традиции, летом отправляем детей в Дагестан. Они должны прикоснуться с традициями своего народа... И, тем не менее, мой вывод: русская жена сильно отличается от горянки. Изменить менталитет первой невозможно, хотя мне почти удалось. Конечно, в любой семье бывает всякое, но мы живем вместе уже 12 лет, а это срок.

— Я знаю, что ваша супруга работает у вас заместителем. Не вызывает ли это каких-то сложностей в управлении предприятием?

— Сначала я был противником того, чтобы моя жена работала. Но если уж она захотела, то почему я должен отправлять ее куда-то, если она может прекрасно работать в моей компании? А что касается управления, то она никоим образом не участвует в нем. Ее задача — решение кадровых вопросов. Вообще же, могу сказать, что за все время, что мы живем вместе, она никогда не задавала мне вопросов, касающихся моего дела. Это большой плюс.

— Какова, на ваш взгляд, отличительная черта кавказцев?

— Гордость, достоинство. Они чувствуют стыд, если их дело выглядит хуже по сравнению с другими соплеменниками. Поэтому они так настойчивы в зарабатывании денег любыми способами. Весь смысл жизни именно в этом. Объясню на примере. В селе есть два дома — двух— и одноэтажный. Хозяин первого снимает с себя последние штаны и строит дом в три этажа.

— Что значит «заработать любыми способами»?

— Понимаете, если у кавказца есть возможность заработать легально, он никогда не пойдет в криминал. Ведь родители учат его не воровать и убивать, а много работать и зарабатывать. Поэтому кавказец тогда идет на крайности, когда у него нет выбора — ему же нужно соответствовать определенному уровню.

— Вы являетесь первым заместителем представителя Республики Дагестан в Приморском крае. Каков круг ваших обязанностей в этом качестве?

— Эта общественная должность подразумевает объединение моих земляков. Возвращаясь к вопросу о шовинизме, замечу, многие из них тяжело переживают его проявления. Впрочем, термин «лицо кавказской национальности» пришел не от наших народов. Кому-то выгодно, чтобы между кавказцами и остальными россиянами было непонимание. Но сегодня я вижу, что это непонимание постепенно уходит в прошлое. Многие россияне до сих пор убеждены, что на Кавказе очень опасно, но это далеко уже не так. Русских там очень ждут, это видно хотя бы по тому, что сейчас на Кавказе идет активное восстановление бывших всесоюзных здравниц.

О друзьях и детях

— Вы состоятельный человек, имеете солидное положение. Удается ли сохранять дружеские отношения с друзьями, которые не достигли высот?

— Что касается материального состояния, то, как известно, денег много не бывает. Во-вторых, я никогда не искал друзей по средствам. Мой круг общения — это простые люди, хотя друзья у меня разные. Как бы ни бросала жизнь, я не меняюсь по отношению к людям. Это одна из положительных черт моего характера.

— Займете денег товарищу, который попал в беду?

— Я еще никому не отказывал в помощи. Нет ни одного письма, в котором бы меня просили о финансовой помощи и которое бы я не удовлетворил. Любой нормальный человек, если он обеспечен, всегда поможет людям. Ведь Бог говорил: «Нужно делиться». Однако люди разные, многие становятся только жаднее и жаднее. Куда такой человек заберет свои деньги, когда истечет его время? Хотя, безусловно, если просят крупную сумму, я не даю. Обычно говорю «нет».

— Каким вы видите конец своего жизненного пути?

— Хочется оставить своим детям что-то после себя. Сохранить бизнес и передать в надежные руки. Ведь нам родители — мой отец был шофером, а мать — дояркой — не дали того, что мы могли бы передать наследникам.

— Как вы считаете, ваши дети смогут достойно распорядиться делом отца?

— Конечно, они очень способные. В их возрасте я был далеко не таким продвинутым.

О независимости и компромиссах

— Местные политологи утверждают, что во вновь избранной городской думе сегодня присутствуют несколько политических группировок. Как я понимаю, вы принадлежите к группе, близкой нынешнему губернатору?

— Это не так. Я шел на выборы как независимый кандидат, им и остаюсь. Впрочем, скрывать не буду, сегодня я контактирую как с губернатором, так и с главой администрации Владивостока, и это не мешает мне находить с ними общий язык.

— Иначе говоря, вашей выборной кампанией не занималась компания «Имидж Контакт», которая провела выборы Сергея Дарькина?

— Я могу со всей ответственностью и где угодно заявить, что вся моя предвыборная кампания разработана лично мною с помощью друзей. Это моя схема, моя инициатива, мои труды.

— Значит, в городской думе вы будете занимать компромиссную позицию?

— Безусловно, и прежде всего потому, что сегодня в одиночку ничего не сделаешь. Я вхожу в депутатское объединение, которое организовали на самом первом неформальном заседании городской думы.

— И что это за объединение?

— Сразу скажу, что его основу составляют депутаты-предприниматели и оно не несет политической подоплеки. Мы не собираемся конфликтовать ни с властями города, ни края. Объединение создано исключительно для конструктивной работы на благо горожан. Ведь мы шли на выборы не для того, чтобы просто стать депутатами. Мы шли в думу, чтобы сделать что-то реальное для своих избирателей. Пока нас пятеро, но думаю, что к первому официальному заседанию будет уже около 10. Количество участников объединения увеличится однозначно, поскольку у депутатов есть понимание того, что только общая работа способна привести к каким-то результатам.

— Мне кажется, вы лукавите, когда говорите, что у вас не было иного интереса кроме интересов ваших избирателей...

— Признаться, в корысти меня обвиняли многие. Но поймите, сфера деятельности «Сабины» (компания г-на Алиева. — Прим. авт.) — оптовая реализация нефтепродуктов и судоходство — находится в ведении федеральных контролирующих органов, за исключением платежей в городской бюджет. Мне нечего лоббировать в городской думе.

— Вы не боитесь, что ваша политическая деятельность помешает жизнедеятельности вашего бизнеса?

— Нисколько. У меня очень сильная команда, которая способна решать поставленные перед ней задачи. Не думаете же вы в самом деле, что человек в одиночку способен поднять предприятие?

— Отчего же, многие предприниматели, говоря об успехе своего дела, ставят себя на первое место. Вы и сами, кстати, утверждали в своих агитационных материалах, что сделали себя сам...

— Это немного другое. Я же хочу сказать о том, что дело, крепко стоящее на ногах, не нуждается в мелочной опеке. К примеру, когда я занимался выборами, то вообще не касался оперативных вопросов деятельности «Сабины». На мне лежал только общий контроль. У меня очень сильный бухгалтер, опытные заместители, способные вести всю работу.

БЛИЦ

— Ваш любимый тост?

— За совпадение наших возможностей и желаний.

— Скучаете по Родине?

— Периодически. Вообще, моя Родина там, где я живу и работаю. Это Владивосток.

— Что бы вы взяли с собой на необитаемый остров?

— Ничего. Впрочем, со мной в любом случае остались бы мои мысли о том, чего я не успел сделать в кругу людей.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ