Последний викинг

Почему имя Амундсена приводило в восторг весь Владивосток
Последний викинг
«Википедиа»

145 лет назад, в июле 1872 г., родился знаменитый норвежский полярный исследователь и рекордсмен Руал Амундсен, «последний викинг XX столетия». Через два дня после своего 55-летнего юбилея Амундсен побывал во Владивостоке.

Владивосток Амундсен избрал как место посадки на Транссибирский экспресс для дальнейшего следования в Европу. Прибыл же он сюда из Америки, где довольно длительное время выступал с лекциями, зарабатывая на покрытие долгов, в которые изрядно влез, совершая свои научные открытия.

К прибытию во Владивосток Амундсен уже был первым человеком, побывавшим на обоих географических полюсах планеты, первым путешественником, совершившим непрерывный морской переход Северо-западным проходом (по проливам Канадского архипелага), совершившим переход Северо-восточным путем (вдоль берегов Сибири), впервые замкнув кругосветную дистанцию за Полярным кругом. Одним из пионеров применения самолетов и дирижаблей в арктических путешествиях. И Владивосток встречал его достойно.

Позднее, в Новосибирске, Амундсен отметил: «Во Владивостоке я прожил пять дней и встретил здесь весьма радушный прием и предупредительность. Это весьма хороший порт, и все данные говорят за то, что здесь можно устроить один из лучших аэродромов на северо-восточном побережье Тихого океана».

Целебные панты

Утром 18 июля 1927 г. на японском пароходе «Каги-Мару» Руал Амундсен прибыл во Владивосток. В это утро городскую набережную заполнили сотни владивостокцев. Пароход вошел в бухту Золотой Рог и отдал якорь на рейде.

Сохранились кадры кинохроники: от черного борта «Кагу-Мару» отходит катер с Амундсеном и встречающими его представителями Географического общества. И вот путешественник на берегу. Жужжат кинокамеры, щелкают фотоаппараты. Амундсена громко приветствуют. Он улыбается, благодарит, затем садится в машину и отправляется в гостиницу «Версаль».

Во Владивостоке Амундсен в качестве гостя Географического общества был с 18 по 23 июля.

Норвежец побывал на владивостокской достопримечательности — полуострове Басаргина, где осмотрел Тихоокеанскую научно-промысловую станцию, посетил музей Владивостокского отделения Русского географического общества и внимательно осматривал его экспонаты, особенно этнографические коллекции.

На катере путешественник переехал на противоположную сторону Амурского залива. Там, на полуострове Янковского, он увидел, как на оленеводческой ферме добывают целебные панты — молодые, еще не окостеневшие рога оленей маралов. Амундсен кормил маленького олененка и получил в подарок панты и женьшень.

С утра 21 июля зарядил дождь, но это не расстроило планы Руала Амундсена. Как и намечалось, он отправился в Дальневосточный государственный университет (ГДУ). Почетному гостю показали университетские сокровища: старинные китайские тексты, вышитые на шелке, редкие книги, бесценные древние рукописи. Он увидел так называемый Маньчжурский архив, насчитывающий 25 тыс. томов трехсот­вековой давности. Большое впечатление на почетного гостя произвели сокровища Дальневосточного государственного университета.

Голова Амундсена

Но и сам он произвел на студентов ГДУ впечатление не меньшее. В 1970-х годах корр. «К» ознакомился с рукописными записками почетного жителя Петропавловска-Камчатского Иннокентия Полутова, одного из студентов четвертого курса ГДУ того времени. Там были такие строки: «Я припоминаю посещение Амундсена. В главном зале университета в торжественной обстановке состоялась его встреча со студентами и преподавателями. В качестве переводчика был доцент, ведший курс «История материальной культуры» — Пашкевич».

«Мы сидим на лекции. Вдруг открывается дверь, — вспоминал другой студент, — и в проеме появляется голова Амундсена! Мы опешили. Повисло молчание. Тогда мы встали и все зааплодировали. Он поспешно прикрыл дверь. Впечатление незабываемое».

В ГДУ профессор Александр Гребенщиков показал путешественнику знаменитую аудиторию № 1, в которой хранилось 25 тыс. уникальных рукописных древних книг Маньчжурского архива, вывезенных из Цицикара, Хуньчуня и Шеньяна в 1901 г. В кабинете ректора Амундсен оставил свою подпись в книге почетных посетителей рядом с подписями Ху Ханмина, Кубяка, Смидовича. Такую же запись он оставил и в книге почетных гостей гостиницы «Версаль».

Вечером того же дня в клубе имени Воровского состоялась лекция Амундсена. Зал был набит битком. Слушатели заняли все балконы и проходы. Старожилы говорили: такого стечения публики клуб еще не знал. Руал Амундсен говорил о своих путешествиях на самолетах и дирижаблях. А в заключение был показан документальный фильм о трансполярном перелете «Норвегии».

«Около тысячи человек с волнением слушали его лекцию с показом диапозитивов на тему «Первый полет по ту сторону Северного полюса». В этот вечер «викинг ХХ века» за научные достижения был единодушно избран общим собранием почетным членом Владивостокского отдела Русского географического общества», — писала газета «Красное знамя».

«Несмотря на проливной дождь, зал был полон, — вспоминал житель Красноярска Георгий Иванов, в 20-е годы проживавший во Владивостоке. — Я работал тогда в «Совкино», и мне было поручено демонстрировать во время лекции Амундсена фильм о перелете дирижабля «Норвегия». Я встретился с Амундсеном в гостинице и получил от него три коробки с фильмом, договорился о порядке демонстрации».

Накануне отъезда путешественника из Владивостока состоялась экскурсия по его окрестностям, фортам Владивостокской крепости. На «Дальзаводе» Амундсену выписали пропуск и предложили поговорить с Хабаровском по местной радиостанции.

Закончилось путешествие осмотром ботанического сада и посещением пионерского лагеря и дома отдыха.

Поездка с транспарантами

Провожать великого полярника пришли многие. Среди них оказался какой-то русский моряк, некогда зимовавший с Амундсеном во льдах. Амундсен был рад неожиданной встрече. Последние рукопожатия, и поезд увозит путешественника на запад. 23 июля Амундсен экспрессом Владивосток — Москва отбыл из города.

Дальнейший путь норвежского ученого лежал через всю нашу страну, от Владивостока до Ленинграда. Почти на всех крупных станциях Амундсена встречали с цветами, транспарантами, оркестром. Корреспонденты местных газет брали у него интервью.

Студентке Анастасии Самохваловой, будущему детскому врачу, повезло — ей посчастливилось ехать с Руалом Амундсеном в одном поезде от Владивостока до самой Москвы!

Она видела, как тепло его провожали, как встречали на остановке в Хабаровске. «Но Амундсена, — вспоминала Анастасия Семеновна, — я хорошо рассмотрела потом, на долгом многосуточном пути. По молодости лет я бесцеремонно разглядывала знаменитого полярника. Мое поколение было «заражено» романтикой полярных путешествий. Имя Амундсена приводило в восторг и вселяло чувство гордости за человека, за его безграничные возможности.

Хорошо помню, как на многих крупных станциях Амундсена встречали с оркестрами и приветственными транспарантами. Он выходил из вагона на платформу, пожимал руки, раскланивался. Мы, пассажиры поезда Владивосток — Москва, к этим сценам привыкли, и постепенно острота впечатлений уменьшилась. Но одна встреча мне ярко запомнилась.

Это было уже где-то в Сибири, за Иркутском. Поезд опаздывал, шел дождь. Было за полночь. Экспресс остановился на какой-то небольшой станции, тускло освещенной редкими лампами. На перроне стояли промокшие люди. Человек, наверное, двадцать. Они держали обвисший транспарант. Ждали Амундсена, а он не появлялся, очевидно, спал. Повторяю, была ночь. Наконец, он вышел, однако не в обычном своем костюме, а в пижамном, с непокрытой головой. Встреча длилась недолго. Звонок, второй, третий. Свисток, и поезд пошел дальше…

Вот так, под звуки маршей и приветствий в адрес Руала Амундсена, мы и доехали до Москвы».

По каким-то причинам визит во Владивосток Руал Амундсен сохранил в тайне, не оставив о нем почти никаких упоминаний. В 1970-е годы исследователь Черненко, готовя статью к 100-летию путешественника, сделал запрос в Полярный институт Норвегии: посещал ли Амундсен нашу страну? Вскоре из Осло пришел ответ: «Установление дат возможных визитов Амундсена в Россию нам представляется довольно непростой задачей. Мы обратились к племяннику Руала Амундсена Густаву Амундсену, старому теперь человеку, с интересующим вас вопросом. В ответном письме он пишет: «Мне известно, что Руал Амундсен, во всяком случае, в последние годы, не был в России».

Хотя в нашей стране он был за год до своей смерти. И свидетельства того факта навечно сохранились в воспоминаниях очевидцев, во владивостокских газетах, в скупых кадрах приморской кинохроники. Рукописный портрет Руала Амундсена сохранился в июньском номере «Красного знамени» за 1927 г., а в пригороде Владивостока до сих пор существует улица, названная его именем.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

 

Комментарии (0)