Александр Сухаренко — о безграничной коррупции

–Дальневосточный федеральный округ (ДФО), образованный в мае 2000 г. и занимающий треть территории страны, примыкает к госгранице на протяжении почти 28 тыс. км и граничит с ведущими странами АТР. Свыше 60% муниципальных образований, где проживает более 80% населения округа, являются приграничными. Однако из 62 пунктов пропуска через госграницу в 9 субъектах округа функционируют лишь 44. Большинство из них были построены 20 лет назад и с тех пор не модернизировались.

В прошлом месяце президент РФ продолжил актуализировать стратегические документы ельцинских времен. На сей раз перезагрузке подверглись Основы государственной пограничной политики РФ, предыдущая версия которых датирована 1996 г. Оно и понятно: времена нынче тревожные, да и спектр угроз национальной безопасности в пограничном пространстве существенно расширился. К их числу разработчики документа относят: территориальные претензии сопредельных государств и связанная с этим возможность конфликтов, притязания иностранных государств и транснациональных корпораций на стратегические ресурсы Арктики и Дальнего Востока, разведывательная и иная деятельность иностранных спецслужб по дестабилизации общественно-политической обстановки в отдельных приграничных районах, попытки проникновения на российскую территорию членов международных террористических и экстремистских организаций, трансграничная преступность, связанная с незаконной миграцией, контрабандой наркотиков, оружия и культурных ценностей, а также незаконной добычей водных биоресурсов…

Масштабы злоупотреблений

Для нейтрализации перечисленных угроз был предложен вполне стандартный и предсказуемый набор мероприятий: создание современной пограничной инфраструктуры на юго-западном направлении, в Арктике и на Дальнем Востоке, а также на российско-казахстанской границе, обустройство и техническое оснащение пунктов пропуска, на которых существует тенденция роста интенсивности пассажиро-транспортных потоков.

Казалось бы, вполне своевременный документ, если бы не одно «НО». Зачем было его переписывать, если основные проблемы пограничной безопасности кроются отнюдь не в подрывной деятельности западных спецслужб и притязаниях других стран, а в безалаберности и коррумпированности чиновников соответствующих госструктур. Контроль обустройства государственной границы, механизмов работы пограничных пунктов пропуска является одним из ключевых факторов обеспечения ее эффективного функционирования. Зачастую проблемы, с которыми сталкиваются бизнесмены при пересечении границы, препятствуют нормальному развитию внешнеторговых связей и снижают инвестиционную привлекательность государства.

Еще четыре года назад аудитор Счетной палаты РФ Сергей Мовчан сетовал на не соответствующее современным требованиям техническое оснащение ряда пунктов пропуска, неудовлетворительное состояние подъездных путей к ним, неразвитость сервисных услуг, а также несимметричное развитие самой системы пунктов пропуска.

Мало что изменилось с тех пор. «Объем незавершенного строительства (реконструкции и технического перевооружения пунктов пропуска через границу РФ) Росграницы за четыре предшествующих года вырос на 118,3% и по состоянию 1 января 2016 г. составлял 9,8 млрд руб. или 54 объекта. Помимо этого в деятельности ФГКУ «Росгранстрой» обнаружили нецелевое расходование бюджетных средств (на 127 млн руб.) и нарушение закупочного законодательства (на 884,6 млн руб.)», — сообщала весной 2016 г. пресс-служба Счетной палаты.

О масштабах злоупотреблений в самой Росгранице наглядно свидетельствует прошлогодний приговор Мещанского райсуда Москвы по делу экс-руководителя ведомства Дмитрия Безделова, его зама Бориса Хайтовича, руководителя ФГУ «Дирекция по строительству и эксплуатации объектов Росграницы» (Росгранстрой) Сергея Сазонова, его зама Сергея Козленкова и руководителя ЗАО «Ространсстрой» Александра Казарцева. Как установил суд, с сентября 2009 г. по май 2013 г. они мошенническим путем похитили почти полмиллиарда рублей, выделенных на строительство и реконструкцию шести автомобильных и железнодорожных пунктов пропуска, одним из которых был «Пограничный» в Приморье.

Для этого завышались цены на стройматериалы и объемы выполненных работ. За свои проделки Безделов получил 9 лет колонии со штрафом в 1 млн руб. и трехлетним запретом на госслужбу. Его подельникам суд отмерил от 2 до 8 лет колонии. Кстати, злополучную Росграницу упразднили еще в феврале 2016 г. — ее функции были переданы Минтрансу.

Однако от перемены мест слагаемых в России мало что меняется.

Аппетиты нечистоплотных коммерсантов

«Сегодня 195 из 313 пунктов пропуска не соответствуют нормативным требованиям, длительное время не ремонтировались, оснащены устаревшим оборудованием и не позволяют использовать современные технологии работы контролирующих органов. Вопреки требованиям бюджетного законодательства ни Минтранс, ни ФГКУ «Росгранстрой» не обеспечивают эффективное использование денежных средств, выделяемых на их модернизацию. В ходе прошлогодних проверок было выявлено около 300 правонарушений в данной сфере», — говорится в докладе генпрокурора России Юрия Чайки за 2017 г.

Помимо этого проблемы сохраняются и в таможенной сфере. За минувший год транспортные прокуроры вскрыли более 19,1 тыс. нарушений в деятельности таможенников, добившись возбуждения 193 уголовных дел. В основном речь шла о нелегальном ввозе санкционной сельхозпродукции и контрафактных промтоваров, незаконном экспорте ценных пород древесины и валютоемкой морепродукции.

Между тем аппетиты нечистоплотных коммерсантов в условиях кризиса только растут. По итогам I квартала текущего года таможенники уже возбудили 231 уголовное дело по ст. 226.1 («Контрабанда стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биоресурсов») УК. Еще 21 дело касалось ст. 200.2 («Контрабанда алкогольной продукции и табачных изделий») на сумму 35,8 млн руб., а 12 — ст. 200.1 («Контрабанда наличных денег и денежных инструментов») УК на 24 млн руб. Общая стоимость незаконно перемещенных через таможенную границу стратегически важных товаров и ресурсов превысила 1,2 млрд руб. Еще 11 млрд руб. не вернулись в Россию из-за границы (ст. 193 УК), а 3 млрд руб. перекочевали на счета нерезидентов по подложным документам (ст. 193.1 УК).

В анализируемом документе содержится весьма странный пассаж о низкой мотивации участия граждан в охране границы. Хотя еще пару лет назад в СМИ сообщалось о том, что к пограничной службе привлекут отряды Уссурийского и Забайкальского казачества (на границе с Японией и Китаем), Кубанского казачества (на границе с Грузией), а также казачьих подразделений в Калининградской области (на границе с Польшей и Литвой). Патрулировать территорию казаки будут совместно с погранслужбой ФСБ, которая сегодня отвечает за безопасность границ. На тот момент с пограничниками уже работали Донское и Оренбургское казачества, охранявшие границы с Украиной и Казахстаном. Иначе говоря, упрек властей в адрес населения не вполне обоснован.

Другой вопрос в желании предприимчивых граждан, в особенности из приграничных районов, обогатиться на необустроенности границы за счет незаконных мигрантов и поставок контрабандных промтоваров. Ну, так это вполне логичное желание россиян подзаработать на безалаберности властей, и ничего тут не попишешь.

Таким образом, полноценная реализация Основ пограничной политики находится под большим вопросом, особенно в условиях ежегодного сокращения федерального финансирования мероприятий по модернизации пунктов пропуска через госграницу. Для решения этой проблемы Минтранс планирует привлечь коммерсантов с помощью механизма государственно-частного партнерства. Впрочем, о негативной стороне «приватизации» госграницы говорили в Совете Федерации еще восемь лет назад.

Так, частная собственность пунктов пропуска в Приморье повлекла за собой: взимание платы за пересечение границы с грузового автотранспорта; превышение временного показателя оформления пропуска людей, грузов и транспортных средств, несоблюдение международного расписания пассажирского движения и, как следствие, возникновение очередей и конфликтных ситуаций; зависимость контролирующих органов от владельца имущественных комплексов пункта пропуска неминуемо приводит к коррупции; невозможность создания единой приграничной системы управления транспортными потоками с учетом реальных нагрузок и пропускных возможностей пунктов пропуска, а также нанесение ущерба имиджу России (многие пункты пропуска имеют весьма обшарпанный вид и грешат низким качеством оказываемых услуг). В этой связи возникает уместный вопрос: зачем Минтрансу наступать на те же грабли снова?!

 

Комментарии (5)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
местный | Отправлено: 16 мая 2018, 17:15
коррупция и воровство окончательно добьют то ,что еще осталось.
Аноним | Отправлено: 16 мая 2018, 16:53
Ни одна мышь не проскочит без ведома фсб и все что происходит на границе и рядом с ней под полным контролем.Вопрос другой-почему это происходит? И кто за этим стоит.
Добрыйдоктор Вампесдец | Отправлено: 16 мая 2018, 16:51
А вот к слову о коррупции. Откуда берутся институты с такими зафокстроченными названиями и кто оплачивает их содержание? Директор не выглядит изможденным.
КАЦМАН | Отправлено: 16 мая 2018, 15:44
Куплю 50 см. госграницы, недорого.
ГОЦМАН | Отправлено: 16 мая 2018, 12:57
Погрануправление это ФСБ - незабываем.Отсюда и вывод.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ