Яйца, несущие на себе Владивосток

Сотни предметов Фаберже когда-то пропали в Приморье
ru.wikipedia.org | Яйца, несущие на себе Владивосток
ru.wikipedia.org

Руководство Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль» и Приморского музея имени Арсеньева подписали соглашение, в рамках которого музеи Московского Кремля в течение пяти лет проведут во Владивостоке несколько выставок из собственного собрания. В том числе пасхальные яйца Фаберже, несущие на себе изображение Владивостока.

В разные годы в фирме Фаберже трудились от 500 до 700 человек. Самым признанным мастером был крестьянин-самоучка Михаил Перхин. Он работал над созданием пасхальных яиц с 1885 г. до 1903 г. Все пасхальные яйца, сделанные в эти годы, носят его инициалы. Все предметы имели общий стиль, общие черты, что являлось результатом бдительного контроля самого Карла Фаберже. Любая вещь, которая не соответствовала его жестким стандартам совершенства, немедленно уничтожалась.

После октябрьского переворота Фаберже закрыл свой дом, вверив его содержимое директору Эрмитажа. Сам сначала перебрался в Ригу, затем в Швейцарию, где и скончался в 1920 г. Пасхальные яйца были признаны вершиной творчества великого ювелира.

Царь Александр III ежегодно, вплоть до смерти в 1894 г., дарил своей жене Марии Федоровне пасхальные яйца, Николай II продолжил традицию отца, увеличив заказ вдвое: одно яйцо предназначалось для его матери,  вдовствующей императрицы, другое — для супруги Александры Федоровны. Всего по императорским заказам было сделано 55 пасхальных яиц, 56-е осталось неоконченным.

Процесс создания пасхальных яиц окружала таинственность. Сын мастера Евгений свидетельствовал, что их форма и особенно содержание сюрпризов скрывались даже от царя. Однажды, когда тот пожелал уточнить некоторые детали, Фаберже вежливо сказал: «Ваше величество будет доволен». И всегда подтверждал это на деле. На каждый праздник Пасхи он доставлял лично подарок царю вместе со счетом на оплату (порой до 8000 руб.), а позже, когда заказ был удвоен, эта обязанность возлагалась и на одного из сыновей. Вручение подарка было настоящей церемонией, которую ждали с нетерпением: царствующая семья желала увидеть, какой шедевр создал мастер на этот раз.

Из всех царских яиц только десять остались в России. В 1917-м они как личное имущество императриц были национализированы. Керенский распорядился отвезти их в Москву, в Оружейную палату. До 1922 г. сундуки с ценностями стояли нераспечатанными, после они попали уполномоченному Совнаркома Чинареву: началась беспрецедентная распродажа национального русского достояния.

Считалось, что драгоценности не имели музейной ценности. Максим Горький писал, что изделия Фаберже — это просто «художественно обработанное серебро». Однако все распродать не удалось — рынок был перенасыщен, и в 1927 г. 24 яйца вернулись в Оружейную палату. Через три года Наркомфин снова потребовал выделить 11 яиц на продажу.

В Оружейной палате Московского Кремля осталось лишь 10 императорских пасхальных яиц. Среди них такие, как «300-летие дома Романовых», «Московский Кремль», «Александровский дворец», «Штандарт», «Память Азова», «Транссибирская магистраль». Причем два последних имеют непосредственное отношение к Владивостоку, изображение которого выгравировано и на одном из них.

Великий путь и великое путешествие

В мае 1891 г. во Владивосток пришла большая эскадра во главе с флагманом — крейсером «Память Азова». На борту корабля находился будущий император России цесаревич Николай, совершавший кругосветное путешествие. Во Владивостоке Николай заложил плавучий док, Уссурийскую железную дорогу, памятник Невельскому, а городская дума в память об этом посещении построила кирпичные триумфальные ворота.

Из Владивостока Николай по суше отправился в столицу. В память о путешествии, закладке Уссурийской железной дороги, начинающей Танссибирскую магистраль, счастливом исходе нападения японца отец Николая император Александр III заказал у Фаберже пасхальное яйцо с моделью крейсера «Память Азова» внутри и подарил его императрице Марии Федоровне на пасху 1891 г.

Броненосный корабль «Память Азова» был построен на Балтийском заводе в конце 80-х годов XIX века, и путешествие из Кронштадта во Владивосток было его первым плаванием. Во Владивосток «Память Азова» прибыл 16 мая 1891 г. и весь следующий год провел на Дальнем Востоке, совершая плавания вдоль берегов России и навещая иностранные порты. Летом 1892 г. вышел из Владивостока в обратный путь на Балтику.

С 1895 г. «Память Азова» являлся главной ударной силой ТОФ. Главным событием в его истории стало участие в передаче русскому флоту Порт-Артура в 1898 г. Собрав в новоприобретенной базе главные силы эскадры, «Память Азова» приветствовал Андреевский флаг, который 16 марта на мачте Золотой Горы поднял великий князь Кирилл Владимирович. В Порт-Артуре крейсер простоял всю весну и лето, после чего возобновил стационарную службу в других портах. В конце 1899 г. крейсер вышел из Владивостока в Кронштадт. Он служил на севере до 1929 г., когда был разобран на металлолом.

Уже став императором, Николай решил отметить окончание строительства Транссиба, который он заложил девять лет назад. В 1900 г., на Пасху, императрица Александра Федоровна получила от Николая II в подарок яйцо «Транссибирская магистраль». На скорлупе с крышкой на шарнире — карта России с Транссибирской магистралью с указанием всех станций, включая и Владивосток. На яйце надпись: «ВЕЛИКИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ПУТЬ К 1900 ГОДУ».

Яйцо было сделано в Петербурге и имело клейма: фирмы — «Фаберже»; мастера — «М. П.»; петербургского окружного пробирного управления — женская головка в кокошнике с пробой «56» и инициалами управляющего округом Я. Ляпунова «ЯЛ». В яйце использовались такие материалы, как золото, платина, серебро, алмазы, ограненные «розой», рубин, оникс, дерево, шелк, бархат. Окна в составе были сделаны из хрусталя.

Сегодня оба яйца хранятся в Государственном музее Московского Кремля, куда поступили из валютного фонда Наркомфина в 1927 г.

На этом история Фаберже и Владивостока не заканчивается. Здесь проездом после строительства Транссибирской магистрали побывали все его четыре сына — Евгений, Агафон, Александр и Николай. А руководитель московского отделения фирмы Фаберже Александр бывал во Владивостоке дважды, по пути в Шанхай.

Летом 2009 г. Владивосток посетил кавалер ордена Карла Фаберже, эксперт Министерства культуры Российской Федерации и консультант русского отдела аукционного дома «Кристи» Валентин Скурлов. По его словам, в 1922 г. из Владивостока были вывезены сотни предметов Фаберже, многие из которых до сих пор не найдены.

«Известно, что в январе 1917 г. из Петербурга в Сиам (Таиланд) были отправлены посылки с украшениями Фаберже в подарок сиамскому королю. Две посылки пропали, и в 1922 г. их следы обнаружились в одном из банков Владивостока. Последний командующий белогвардейскими частями на Дальнем Востоке генерал Дитерихс их изъял и незначительную часть украшений продал китайцам для приобретения фуража и продуктов. Остальные он взял с собой или оставил во Владивостоке», — рассказывал Валентин Скурлов.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ