Юрий Копылов: «Меня приучили работать честно и добросовестно»

Бывший глава приморской столицы о партийных структурах, нынешних выборах и колумбарии
Из личного архива героя публикации |  «Меня приучили работать честно и добросовестно»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Копылов Юрий Михайлович, 58 лет. Место рождения: Краснодарский край, станица Медведовская.
Образование: Дальневосточное мореходное училище в Находке (1965), Высшая партийная школа в Москве (1977), Дальрыбвтуз, специальность «экономика и организация промышленности продовольственных товаров» (1985).
Карьера: работа на судах «Востокрыбхолодфлота» (1965—1973); Первомайский райком КПСС, Владивостокский горком, Приморский крайком — инструктор, секретарь парткома управления «Востокрыбхолодфлот» (1973 – 1984); первый секретарь Первомайского райкома КПСС (1985—1991); генеральный директор компании «Паллада» (1991—1995); первый заместитель мэра Владивостока, управляющий городом (1996—1997); и. о. главы администрации г. Владивостока (декабрь 1998 — июнь 2000); глава Владивостока (июнь 2000—июль 2004).
Состав семьи: жена, сын и дочь.
Увлечения: резьба по дереву, ковка, водные виды спорта.
Главное личное достоинство: огромная работоспособность.
Главный недостаток: «Безоглядно верю в человеческую порядочность».

К редакции Юрий Копылов подъехал за рулем серого потрепанного пикапа («только что из автосервиса забрал»), зашел, неся в руках большую сумку. В ней был карабин. Экс-мэру Владивостока, должно быть, нелегко приходится в оппозиции к тем силам, которые сейчас управляют краем и городом.

Через ступеньки не прыгал

— Юрий Михайлович, чем сейчас занимаетесь?

— Официально нахожусь в отпуске — до 23 декабря. С 1998 года я работал беспрерывно, накопилось больше четырехсот дней отпускных. Вообще, мой непрерывный трудовой стаж — 43 года.

— Как вы столько смогли накопить?

— 15-летним пацаном пошел в «мореходку» и надолго связал свою судьбу с рыболовной промышленностью. Там меня приучили работать честно и добросовестно. Когда был уже заместителем директора по производству «Востокрыбхолодфлота», на каждой бочке, банке, ящике стояла моя фамилия — а это приличная часть всей рыбы, вылавливаемой в СССР. Ни разу продукция, за качество которой я отвечал, не была забракована. Великолепную школу прошел, работая в партийных структурах. Это была школа даже не трудолюбия, а фанатизма в труде. В 80-х стал самым молодым в Союзе секретарем райкома партии. Представляете мою ответственность — самый большой в городе по населению и объемам промышленности Первомайский район? К тому времени, когда стал главой Владивостока, за плечами накопился солидный опыт.

— Нынешним руководителям края и города, которые пришли из «реального сектора», такого опыта не хватает?

— Для понимания любого производства нужно пройти все его этапы, хотя и не обязательно подолгу задерживаться на каждой ступеньке. Я начинал матросом, поваром, боцманом. И везде учился. Консервный цех рыбокомбината в Зарубино построен по моей дипломной работе. Дайте мне участок побережья — построю комбинат, буду выпускать продукцию. Знают ли рыбопромышленники, которые сейчас «рулят» Приморьем, где у рыбы хвост, а где голова? А чем отличается эмалированная банка от лакированной?

В 20 лет Копылов возглавил крупнейшую комсомольскую организацию, потом проработал на разных партийных должностях еще 20 лет, и затем только была квалификационная комиссия, которая решила: да, он может быть секретарем райкома, рекомендуем его на эту должность. К тому времени теологию даже изучил, мне теперь легко разговаривать с любым священником.

А сейчас какой принцип действует? С Васей деньги делали, с Петей водку пили — хорошие ребята, пойдут в аппарат. Где система подготовки кадров? Я — заведующий кафедрой муниципального управления в Университете переподготовки кадров. Ни одного из тех людей, которые приходят во власть сейчас, на лекциях не видел.

Не выборы, а представление

— Как вам пришла в голову идея снять свою кандидатуру со второго тура мэрских выборов?

— Я написал в своем заявлении о снятии, почему я это сделал. Вместо выборов мы видели фарс. Избирательная система в Приморском крае порушена и куплена на корню. Правоохранительные органы — суды, милиция, прокуратура — вместе выводили одного кандидата на пост мэра. Как понимать такую услужливость правоохранительной системы?

Отказ участвовать в выборах был актом самопожертвования. Хотелось привлечь внимание президента к тому, что творилось во Владивостоке. Но, как обычно, все свелось к победе его величества доллара.

— Надеетесь на отмену результатов выборов?

— Оснований достаточно! Все эти подлоги, запугивания, избиения людей, шантаж, подкупы избирателей.

Я человек системы. Очень надеюсь на Москву, на президента. Возможность донести туда информацию есть. Но в администрации Путина не все однозначно. Есть люди, которые заинтересованы, чтобы их «друзья» сидели в регионах. Думаю, скоро эту компанию вычистят, вот тогда и посмотрим.

— Ощущаете ли вы сейчас какое-то давление?

— Угрожают. Делают заказы правоохранительной системе, чтобы в моей прошлой работе найти какую-нибудь зацепку для возбуждения уголовного дела. Портят жизнь всем, кто как-то связан с Юрием Копыловым.

— Представим, что итоги выборов отменят, вы вновь стали главой. И что дальше?

— Просто возьму в руки перспективный план работы и возьмусь за то, что доделать не успел. И приведу к управлению ребят помоложе.

Утраченные альтернативы 

— Одна из актуальных городских проблем — нехватка воды. В чем вы видите ее решение?

— Все сложности, которые есть сейчас, существуют со времени основания города. Я читал протоколы заседаний дореволюционной думы Владивостока. Там тоже постоянно обсуждались забитая «ливневка», плохие дороги, текущие крыши, необеспеченность питьевой водой.

 Есть отличное решение водной проблемы — построить водозабор под Арсеньевым, в месте, которое называется Второлужским. Огромный приток талых вод, который там ежегодно наблюдается, позволяет накопить 140 миллионов тонн воды. Переброску до Артемовского водохранилища организовать несложно, расстояние всего 100 километров. Проблема в том, что стоит этот проект 500 миллионов рублей, а Пушкинская депрессия, которую лоббируют определенные силы, — 3,5 миллиарда. Естественно, продвигают тот вариант, на котором можно больше поживиться.

— Давно хотел вас спросить об одном из ваших проектов — колумбарии. Нужен ли он вообще Владивостоку?

— Что такое колумбарий? Это альтернатива для родственников. Можно похоронить покойника в два раза дешевле. Хочешь — поставил пепел любимого человека на комод, хочешь — в стеночку, хочешь — в фамильный склеп. По том, решается вопрос дефицита земли под захоронения. Кстати, ни рубля из казны города на колумбарий затрачено не было.

Вспомните, как издевались надо мной из-за канатной дороги? А ведь это, опять-таки, альтернатива. Но я надеюсь, что все-таки реализую этот проект. Кстати, я бы уже построил «канатку», если бы решил тратить на нее бюджетные деньги. Но ни рубля из бюджета не взял.

— Когда открывали Некрасовский путепровод, вы радовались за город?

— Этот проект предложила наша администрация. В «Сером доме» 2,5 года 12 человек занимались разработкой путепровода. А потом мы прошли госэкспертизу. Готовый проект я презентовал Сергею Дарькину.

Да, губернатор открыл развязку. Но на выезде с путепровода сужение, и опять пробки. Чего в ладоши хлопать? Работы еще навалом. Параллельно путепроводу необходимо сделать дорогу вдоль нефтебазы и построить переезд через железную дорогу на Пограничной. Тогда поток, который движется на Эгершельд, не будет загружать центр города.

Новая метла

— Как оцениваете перемены, которые произошли во Владивостоке за последние месяцы?

— Ежедневно мне звонят сотни человек: предприниматели, руководители муниципальных предприятий, сотрудники мэрии. И кое-кто уже плачется на жизнь тяжелую! С бизнеса требуют: делись, минимум 35% прибыли, а обычно — 50%. Особо больно, что во Владивостоке останавливается строительство. Я так думаю, закончат те здания, что начаты при мне, а потом — все.

Нельзя путать собственную коммерческую структуру и город. Мэр прежде всего должен думать, где взять деньги, чтобы потратить их на бюджетную сферу, помочь старикам, больным, немощным.

— Николаев малоимущим помогает.

— Я был ошарашен, когда узнал, что с Нового года все льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг во Владивостоке уберут. При мне 32 тысячи человек были полностью освобождены от оплаты за квартиры, где они живут. Каждый экономил полторы тысячи рублей в месяц. Плюс — бесплатные лекарства, льготы на трамвай, проезд в автобусе. При Копылове учителям помимо заработной платы, положенной государством, ежегодно дополнительно выделялось из казны города 62 миллиона рублей.

Дай бог, Николаев что-то сделает для Владивостока. Но сейчас, я вижу, речь зашла об упразднении многих муниципальных предприятий. Это в корне не верно. У города должны быть собственные структуры, которые предоставляют гарантированный минимум услуг.

БЛИЦ

— Вам без малого 60. Подводили жизненные итоги?

— Я прожил праведную трудовую жизнь, никогда не ловчил, не химичил, не крал и другим не позволял.

— Ваша оценка последних президентских инициатив?

— Владимир Путин пытается выстроить единую систему управления государством. Это правильно.

— Верите в бога?

— Стыдно было бы брать свечку и креститься человеку, который стоял в резерве на первого секретаря крайкома партии. Но православную гимназию я во Владивостоке построил.

— Что позитивного находите в утрате поста мэра?

— Появилось время для общения с внуками. А то они и не знали, как выглядит их дед.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...