Почему цены на марокканские мандарины в Приморье вырастают в 100 раз

Madari не просто импортирует мандарины, но и выращивает их на плантации в Марокко. Мы там единственная не арабская компания, которая занимается производством цитрусовых. Каждый третий мандарин, который продается в высокий сезон (декабрь — январь) в России (том числе и в Приморье. — Прим. «К»), — наш. Давайте проследим путь мандарина из Марокко в Россию и как на этом пути меняется его цена.

Себестоимость мандарина на ветке — около $20 за тонну. Плантатор продает цитрусовые по $60 за тонну. С момента начала сбора плодов до поставки контейнера на причал в порту — один-три дня. В это время потери продукции — 1–3%, они связаны с нерасторопностью и с возможной потерей качества товара.

За сбор, доставку, упаковку, тару и поставку в порт платим еще $375. В итоге в марокканском порту Агадир мандарин уже стоит $435 за тонну. Загрузили на пароход, приехали в Петербург — цена еще подросла: за 12–14 дней доставки мы имеем потери примерно 5–7%. Плюс стоимость фрахта и экспедирования. Итого, когда мандарины приходят в Петербург, их цена в порту возрастает до $555 за тонну.

А дальше путешествие мандарина по России: $205 — это то, что мы должны заплатить государству (таможенные платежи, НДС и пошлина). Причем эти платежи рассчитываются исходя не из фактической таможенной стоимости, а из представлений таможни о том, сколько должен стоить товар, аналогов которого в России не производится.

Таможня считает, что комфортная цена для мандарина — $850, он не должен конкурировать с картошкой, капустой, он должен быть товаром для обеспеченных людей. Тут логика есть. В результате на склад оптовика, например, мандарин приходит по цене $860 за тонну. То есть в стоимости тонны мандаринов $800 — это не мандарин. Плюс потери на перегрузке, на складе, в магазине — 25–50%.

Но и это еще не все. Теперь самая интересная часть — расчеты с марокканским плантатором. Года три мы пытаемся с различными банками утрясти финансовую составляющую. Мы платим в трех валютах: в рублях, долларах и марокканских дирхамах — в зависимости от того, на чьей территории расплачиваемся. Например, за фрахт лучше платить в долларах. Деревянную тару в Марокко надо оплачивать в дирхамах. Мы пытались какую-то часть тары поставлять из России. Но российская тара оказалась дороже, чем та, которую используют марокканские плантаторы, — они ее завозят из Южной Америки.

Когда товар доходит до российской таможни — тут уже все в рублях. Но потом нужно конвертировать полученные от продажи мандаринов рубли в доллары и в дирхамы — по-другому никак. Смотрим, во сколько обходятся транзакции. Примерно 0,35% — комиссия банка за валютные переводы. Плюс потери при конвертации — итого 1,7%. Марокканский банк получил доллары и должен поменять их на дирхамы — это еще плюс 2% на тонну мандаринов. Получается, в сумме банковские комиссии по стоимости эквивалентны тонне мандаринов — $20.

Мы привозили в Россию представителей двух банков из Марокко: один европейский банк, другой марокканский, специализирующийся на поддержке агропроизводителей. Пытались договориться с тремя банками из России — попробовать поэкспериментировать с оплатой только в дирхамах или в рублях, чтобы исключить доллар из этой цепочки. Были хорошие обещания, теплые приемы, но дальше дело не пошло.

Отдельно — про скачки валютных курсов. Когда в 2014 г. доллар подскочил с 30 руб. летом до 100 руб. за $1 в декабре, очень много крупных игроков на фруктово-овощном рынке просели. Кто не получил денег? Правильно — марокканские плантаторы. Потому что русские им объяснили: так получилось. Русские пересчитали стоимость в рублях, вычли таможенные платежи и расходы на прибытие товара в Россию, оказалось, что марокканцы им должны.

После сезона 2014–2015 гг. началось резкое перераспределение цитрусовых поставок из Марокко. До этого Россия лидировала, забирая около 40% их товара. Остальное — Европа и Америка с Канадой. Теперь в Россию отгружают меньше 15%. Более того, русских грузят по остаточному принципу — если есть место на пароходе. Даже урезали число прямых рейсов в Россию.

Итого: получаем стоимость мандаринов в российской рознице $1400–2300 за тонну, или 90–150 руб. за кг.