Месседж из прошлого: как Владивосток стал столицей телеграфа

фото pixabay.com | Месседж из прошлого: как Владивосток стал столицей телеграфа
фото pixabay.com

Десятки лет через Владивосток проходили все телеграммы, идущие из или в Китай. Открытию телеграфа предшествовала долгая и кропотливая работа датчанина Карла Фредерика Тьетгена в столице России — Санкт-Петербурге.

Тридцатилетний Тьетген заработал первые деньги на торговле, совершая коммерческие вояжи между Данией, Англией и Скандинавией. Как успешный коммерсант он был приглашен на должность управляющего первым инвестиционным банком Дании «Частный банк» и первый ввел в Дании практику расчета чеками. Получив возможность оперировать крупными деньгами, он организовал множество компаний, ставших монополистами в Дании и работающих до сих пор. Самая известная на сегодняшний день — это основанная им пивоваренная компания Tuborg, c 1970 г. вошедшая в состав компании Carlsberg.

В 1868 г. Тьетген организовал «Датско-норвежско-английскую телеграфную компанию», которая должна была связать телеграфом эти страны. Сам он стал председателем правления. Тьетген, пользуясь тем, что между российской императорской фамилией и королями Дании имелись тесные родственные связи, добился того, что русские передали ему концессию на прокладку телеграфа из Дании в Россию. Для осуществления этого проекта Тьетген вместе с уже образованной компанией зарегистрировал «Датско-российскую телеграфную компанию».

В октябре 1868 г. Тьетген получил от царского правительства концессию на прокладку телеграфа из Владивостока в Японию и дальше в Китай. Для осуществления этого проекта он, объединившись с «Норвежско-британской подводной телеграфной компанией», организовал 1 июня 1869 г. «Великую северную телеграфную компанию» со штаб-квартирой в Копенгагене. Эта компания прибрала к рукам прокладку телеграфных кабелей на Балтике и в России на многие десятилетия. Тьетген стал председателем совета директоров новой монополии с капиталом в 27 млн крон.

11 октября 1869 г. была высочайше утверждена концессия на соединение телеграфных линий из Японии и Китая с русскими телеграфами. Для осуществления именно этого проекта Тьетген 9 января 1870 г. открыл «Великую северную японо-китайскую расширенную телеграфную компанию». Главная контора компании находилась в Шанхае, а также в Нагасаки. Русское правительство предоставило бесплатно для концессии компании громадный участок земли во Владивостоке, между Алеутской и Посьетской улицами, на котором было построено небольшое деревянное здание телеграфа и площадки для игры в лаун-теннис (на месте нынешней «Серой лошади»). Здесь еще долго сеяли овес для лошадей начальника станции. «Датский телеграф. Ул. Алеутская. Собственный дом. Составляет передаточную инстанцию для телеграмм, приходящих по кабелю и следующих в Нагасаки, Шанхай и далее», — так гласили справочники тех лет.

Для прокладки хотели использовать северный кабель, который должна была предоставить «Компания телеграфных работ Хуперс». Но в связи с тем, что ее мощностей не хватило, субподряд был отдан компании «Братья Сименс». Вскоре были проложены кабели Владивосток — Нагасаки (системы 772 nm), Нагасаки — Шанхай (491 nm), Шанхай — Гонконг (950 nm). Для охраны кабеля в Китае вдоль его прокладки курсировал вооруженный патруль, предотвращавший многочисленные попытки китайцев-«металлистов» поднять кабель со дна.

18 августа 1871 г. компания завершила работы по прокладке подводного кабеля, соединив телеграфом Владивосток с японским Нагасаки и китайскими Шанхаем и Гонконгом. 1 января 1872 г. вся линия начала свою официальную работу. В связи с тем, что азбукой Морзе невозможно было передавать по телеграфу китайские иероглифы, компания издала специальный словарь, в котором каждому иероглифу соответствовала группа цифр, которую уже можно было передавать азбукой Морзе. Такой словарь передали и владивостокской конторе телеграфа.

23 февраля того же года «Великая северная» и «Японо-китайская расширенная» слились в одну компанию, которая в 1883 г., закупив кабель у компании «Телком», на судах Scotia и Seine проложила новую улучшенную параллельную линию Владивосток — Нагасаки — Шанхай, удачно конкурируя с «Английской расширенной телеграфной компанией», имевшей монополию на телеграфное сообщение через Атлантический океан.

Начавшаяся Русско-японская война породила проблемы в телеграфном сообщении, поскольку обе воюющие стороны были вынуждены пользоваться одной и той же транссибирской линией связи, и Россия опасалась, как бы корреспонденция, шедшая из центра во Владивосток и другие дальневосточные военные базы, не просочилась в Японию. Та, в свою очередь, тоже остерегалась пользоваться этой линией из соображений секретности, так как ее депеши могли быть перехвачены и расшифрованы на ретрансляционных пунктах, находившихся на русской территории. В итоге с началом войны линия Владивосток — Нагасаки перестала функционировать, и телеграммы в Китай из Европы пошли через Иркутск и далее через Монголию.

После войны работа линии возобновилась, но Гражданская война в России опять нанесла удар по датскому телеграфу. Вторая мировая война также принесла на Тихом океане немало неприятных сюрпризов. «Нужно заметить, — писал историк компании Лидегор, — что «Большая северная телеграфная компания» установила коммерческие отношения с большевиками, когда они пришли к власти в России, и с коммунистами в КНР после 1949?г., став одной из немногих иностранных компаний, способных продолжать свою экономическую деятельность, не прерывая ее из-за революций».

В 1948 г. совместными советско-японо-датскими усилиями вновь восстановили телеграфную линию из Нагасаки через СССР на Хельсинки. В 1967 г. после длительных многолетних переговоров Минсвязи СССР с «Японской международной телекоммуникационной компанией» и «Великой северной» стороны пришли к соглашению о модернизации линии между Европой и Дальним Востоком, проложенной еще в 1872–1883 гг. и пропускающей только телеграммы. Договорились установить новое оборудование, позволяющее пропускать телексы и телефонные звонки. По пропускной способности эта линия была эквивалентна 120 телефонным каналам и состояла из коаксильного кабеля, протянутого по дну Японского моря из Наоетсу в единственный открытый для иностранцев порт Находку.

Облегченный кабель системы 477 nm (используемый американцами в военно-воздушных силах) был произведен в Колоне «Японской компанией подводных кабелей» и проложен судном KDD Maru в 1967 г. в содружестве с американской «Корпорацией подводных кабелей». Эта прокладка стала первым использованием военного кабеля в мирных целях, а сама линия, связавшись с советской, стала самой короткой телеграфной линией между Дальним Востоком и Европой (JASC). С введением ее в эксплуатацию два старых кабеля стали не нужны.

Как и в старые времена, в дальневосточных морях кабели «Великой северной» постоянно находились в опасности быть поднятыми и проданными на металлолом. Для этого специальное патрульное судно компании Neptun патрулировало район. Тем не менее в конце 1950-х годов около 100 км кабеля были украдены у компании в районе корейского берега.

Проложенный японцами и «Северной компанией» кабель Наоетсу — Находка действовал как телеграфный до июня 1996 г. и сейчас используется для научных исследований.

Сам основатель телеграфа Тьетген был поражен частичным параличом вследствие кровоизлияния в мозг в 1896 г., что вынудило его отойти почти ото всех своих дел. Скончался великий предприниматель вечером 19 октября 1901 г.

Сегодня продолжатель дела «Великой северной», датская компания GN Store Nord A/S, является производителем гарнитур слуховых аппаратов марки Jabra и оборудования аудиологической диагностики под торговой маркой GN ReSound.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

 

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Ахтор 1 месяц назад
0 0
Это редакционный заголовок. Я не знаю.
Иванов Сергей Парфирьевич 1 месяц назад
0 0
Ахтор , а что такое месидж в русском язеке?
Инна 1 месяц назад
0 0
интересно. спасибо.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ