«Политические партии теряют доверие населения»: есть ли у них будущее в России?

фото: konkurent.ru |  «Политические партии теряют доверие населения»: есть ли у них будущее в России?
фото: konkurent.ru

За два года до выборов в Госдуму и ЗС ПК власти начинают перекраивать избирательное пространство. Если сегодня по одномандатным округам и партийным спискам избираются по 20 человек, то в будущем пропорции должны измениться до 30 на 10. К чему такая «спешка»? Очевидно, что реформа должна быть законодательно оформлена, а затем обкатана на местных выборах. Но главная причина — низложение партийных ценностей.

«Политические партии теряют доверие населения, — уверен политолог Петр Ханас. — Единственный механизм изменить тенденцию — поменьше популизма, побольше реальных дел. Недаром Владимир Путин призвал на встрече избранных в сентябре губернаторов «быть чуткими» к людям. Там, где главы регионов работали перед выборами, создавали новые коммуникации, вовлекали людей в процессы решения проблем, реагировали на запросы, удалось восстановить доверие. То же самое может произойти и с партиями, если они будут выстраивать свою политику с учетом необходимости новых коммуникаций».

В России сегодня насчитывается 54 партии. Экзотики в списке хватает — от Партии садоводов до Партии добрых дел, защиты детей, женщин, свободы, природы и пенсионеров, против насилия над животными. 9 октября состоялась пресс-конференция партии «Союз справедливых сил России» («СССР»), которая позиционирует себя как «левоцентристская» и будет, возможно, 55-й. Стоит ли говорить, что большинство из десятков объединений мало кому известны, даже по названиям?

Между тем политические партии — по сути, объединения единомышленников, разделяющих общие взгляды и некую идеологию. Члены формируются вокруг определенного стержня. КПРФ утверждает: «Мы за трудящихся», ЛДПР: «Мы за бедных, мы за русских». «Единая Россия» во главу угла ставит государство, «Справедливая Россия» ратует за справедливость.

Однако суть тех объединений, которые имеют долгую историю, понемногу трансформируется. Причем на нынешнем этапе перестает отражать реальное положение дел.

К примеру, под вывеской «коммунисты», отмечает политолог Ханас, творятся дела, которые не отражены в названии. Выхолащивается суть партии. Процветает «внутривидовая борьба» за власть. В затылок Геннадию Зюганову дышат ближайшие соратники, которые желали бы самостоятельно рулить партией и располагаемыми ей ресурсами. Не столь драматическую и масштабную (но тем не менее) смену верхушки мы наблюдали пару лет назад в приморском отделении КПРФ. Много вопросов было к коммунистам на последних выборах в Мосгордуму: как считают политологи, с несистемной оппозицией идейный коммунист «дружить» не будет. Известно, что КПРФ в Приморье имеет опыт кооперации с «несистемщиками».

Игрушки для выборов

И все-таки парламентские партии позволяют власти работать, утверждает Петр Ханас. «Когда говорят, что у нас кризис власти, это неправда. Власть в России цельная, а оппозиционные партии являются действенным элементом политической системы и играют свою роль», — уверен эксперт.

Другое дело, что к классическим партиям массового типа, то есть которые действуют не только в период выборов, имеют рабочие региональные отделения и членство, можно отнести только «Единую Россию» и КПРФ. «В свое время ЛДПР и «Справедливая Россия» имели шанс стать партиями массового типа, а потом поняли, что можно играть на протесте, популизме, — говорит политолог. — Вся стратегия развития этих партий связана с организацией протестных акций. Много слов в период избирательных кампаний, минимум затраченных ресурсов в период между ними. «Единая Россия», как бы ее ни оценивали, — структура работающая, отвечающая за свои декларации. Да, у нее были непопулярные решения. Но опять-таки в условиях, когда легитимная власть могла их себе позволить, в ситуациях каких-то рисков и кризисов».

Если с массовостью не лучшая ситуация даже у парламентских партий, что говорить о прочих пятидесяти? На протестной волне в 2012 г. расширялось партийное поле — через создание либеральных условий для создания и регистрации новых объединений. Этот процесс принял массовый характер. С помощью «бумажных партий» кто-то заработал, участвуя в качестве спойлеров на выборах различного уровня. Однако вести деятельность, продвигать идеи, объединять людей у «новых» не получилось: либо поскольку таких идей не было, либо поскольку отсутствовали ресурсы для их продвижения. Напомним, почти ничего не получилось за 15 лет с активно продвигаемым проектом «Свобода и народовластие» даже у опытного и энергичного Виктора Черепкова. Как бы то ни было, «эмоционального рывка» хватает для продвижения любого проекта ограниченное время, а для развития партии нужна ежедневная работа и средства.

Петр Ханас считает, что семь лет назад развитие политической системы произошло «не так, как хотелось». Выросло количество партий, а качество их резко упало, и через расширенный «шлюз» войти в политсистему удалось далеко не всем желающим. Впрочем, и примеры тому есть, у желающих проявить себя в политике все же расширились возможности — по работе через разные партии (см. табл.).

Мы — сила?

Исследования ФОМ, ВЦИОМ, «Левада-Центра» последних лет однозначно демонстрируют: ни одна из партий серьезно не прирастает сторонниками, а соотношение людей, вовлеченных в партийную деятельность, остается прежним. Учитывая, что общество тем временем развивается, не исключено, что в будущем найдутся иные формы представительства граждан, чем политические партии, чтобы влиять на реализацию их интересов. Когда разные кризисные явления в жизни политических объединений придут на одно время, партии изживут себя.

Сами партийцы настроены по поводу своего будущего гораздо более оптимистично, но традиционно стараются «перетянуть одеяло» друг у друга. «Абсолютно не так, что популярность партий падает, — считает депутат Заксобрания коммунист Владимир Беспалов. — Именно позиционируя себя членом КПРФ, я победил в октябре 2016 г. Коммунисты научились работать и побеждать по одномандатным округам, о чем свидетельствуют результаты осенних выборов в Думу Уссурийска. За последние 5–7 лет резко упал авторитет ЛДПР и «Справедливой России». Есть феномен либерал-демократов по Хабаровскому краю. Но там ЛДПР фактически заняла роль «Единой России» и на выборах депутата Госдумы, депутатов Законодательной думы жесточайше использовала административный ресурс, в том числе против КПРФ. А партии-спойлеры набирают в пределах 3–5%. Таким образом, мы движемся в двухпартийной системе — «ЕР» и КПРФ».

«Везде по миру существуют политические партии, и они работают, — отмечает координатор ЛДПР в Приморском крае Андрей Андрейченко. — Отличие в том, что в большинстве стран на общегосударственном уровне партий меньше, чем в России. В США, Великобритании партий национального масштаба единицы, на региональном уровне разнообразие шире. Если партии устарели, то почему растут рейтинги и все больше людей приходят на выборы? Вы говорите, голосуют за одномандатников? Потому что такова наша политическая система. Были бы партийные списки — люди голосовали бы за них. Устарела концепция определенной партии, которую я называть не буду, и люди идут самовыдвиженцами, потому что стесняются названия. Рост поддержки ЛДПР, к примеру, на последних выборах очевиден».

Людмила Талабаева, секретарь приморского отделения «Единой России» (в день выхода в печать номера «К» стало известно, что она написала заявление о сложении своих полномочий): «Действительно, наблюдается снижение интереса людей к партиям, поскольку основную роль в политической жизни все последние годы играют несколько политических объединений. Россияне устали от одних и тех же лозунгов и идей, от мыслей, что «одна партия хорошая, а другая плохая». У наших оппонентов много лет одна позиция: «Единая Россия» — плохая», этот лозунг не меняется. На самом деле людей интересует больше всего улучшение их жизни.

Скажу вам просто как приморец. С одной стороны, мы в федеральном бюджете — 2020 вкладываем в здравоохранение триллион рублей — вдвое больше нынешнего года, и так по всем направлениям. С другой — сокращаются кадры на авиазаводе «Прогресс», мы переходим на кадастровую стоимость, растет утилизационный сбор. Все это решения власти. Не понимаю, зачем людей тревожить, нервировать, заставлять беспокоиться о том, как жить завтра? А сколько еще и вранья про власть в Интернете! Потому-то сегодня люди часто голосуют абы за кого, лишь бы не за представителей парламентских партий. Другое дело, если жители увидят: растут доходы, есть уверенность в завтрашнем дне. Тогда, думаю, у людей увеличится интерес к политике, к партиям, представляющим их интересы».

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иванов Сергей Парфирьевич 1 месяц назад
0 0
Мне больше всего нравится лозунг кремлевского прикормленного клоуна подлеца-"мы за бедных, мы за гусских".
Аноним 1 месяц назад
0 0
Коммунистов жаба душит что 70 лет уничтожали в людях свободу, а сейчас этим пользуются другие, Единственно кому можно верить это ЛДПР
Неедрос 1 месяц назад
0 0
Ой, как устали... Особенно от Партии Лжецов, Жуликов и Воров...(((
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...