«Все были в трансе». О трагедии в день ВМФ

фото: предоставил Ю. Уфимцев |  «Все были в трансе». О трагедии в день ВМФ
фото: предоставил Ю. Уфимцев

В 1960-х главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР Сергей Горшков принялся реформировать подведы. Одной из первых задач стало формирование на Дальнем Востоке полноценной океанской авиации и ее перевооружение.

В Приморье океанская авиация была сосредоточена на аэродроме в Западных Кневичах в составе не так давно перевооруженного на Ту-16 минно-торпедного авиационного полка дальнего действия ВВС ВМФ СССР — 49-го МТАП. Тяжелый двухмоторный реактивный многоцелевой самолет (прозванный «Барсуком») длиной 35 м и весом в 37 т мог нести торпеды, ракеты и атомные бомбы.

Полк существовал еще со времен войны. В декабре 1954 г. при выполнении тренировочного полета по маршруту истребителем МиГ-15 535-го ИАП 32-й ИАД 54 ВА (летчик — капитан П. Бывшев) был сбит торпедоносец Ту-14 49-го МТАП. В этот день группа самолетов полка возвращалась с бомбометания на полигоне Анна. Молодые небоеготовые экипажи полков 3-й МТАД проходили летные сборы на аэродроме Майхэ (Шкотово), откуда и взлетел в тот день Ту-14.

Трагическая ошибка произошла из-за отказа системы опознавания торпедоносца и незнания летчиками-истребителями новой авиационной техники. Ту-14 из-за внешнего сходства был принят за В-57 («Канберра») ВВС США. Экипаж старшего летчика лейтенанта Мужжавлева погиб. Более полувека считалось, что самолет упал в воды залива Петра Великого, однако в 2008 г. экспедиция общественной организации «Авиапоиск» обнаружила в окрестностях горы Лысый Дед, недалеко от поселка Молельный Мыс Приморского края, обломки Ту-14 и фрагменты останков экипажа.

В феврале 1960 г. при заходе на посадку на аэродром Кневичи командир первой эскадрильи подполковник Белобородов под воздействием сильного порыва ветра не справился с управлением Ту-16. Самолет, задев крылом ближнюю приводную станцию, выкатился за пределы ВПП. Он получил значительные повреждения, экипаж не пострадал. Но главная трагедия полка была еще впереди.

В августе 1963 г. главком Горшков прибыл во Владивосток. Поэтому на очередном праздновании Дня Военно-Морского Флота во Владивостоке решено было перед трибунами высшего командного состава на Спортивной набережной города устроить демонстрационный полет эскадрильи бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-16 звеньями по три штуки.

Эскадрилья из 10 троек поднялась с аэропорта Кневичи и направилась на парад. Руководил полетами Герой Советского Союза полковник Шишков. Впереди эскадрильи шел самолет командира дивизии подполковника А. И. Павловского, который перед полетом сказал летчикам, что летать надо как Шишков — близко друг к другу. Павловский был племянником командующего Дальневосточным военным округом и решил показать свое подразделение в лучшем свете. Несмотря на то, что погода была отвратительная, никто не решился отменить полет — полк построили и дали команду:

— Полетели, орлы. Все — полетели!

«Тушки» проносились над самыми мачтами выстроившихся в парадный строй кораблей ВМФ. Летели со стороны моря параллельно берегу Амурского залива. Был не то туман, не то очень низкая облачность, — вспоминал очевидец, тогда еще мальчик, взятый отцом на просмотр парада. — Сами корабли были видны с берега довольно хорошо, но самолеты — уже сквозь очень хорошую пелену. Помню, что почти сразу после этого отец взял меня за руку, и мы быстро ушли. Я не хотел и спрашивал: почему мы уходим? Года через два я узнал почему…»

28 июля 1963 г. десять троек самолетов полка плотным строем прошли над трибунами в Спортивной гавани. Погода была неблагоприятная для выполнения такого задания. Стояла низкая слоистая облачность с высотой нижней кромки 120 м, и часть боевого порядка вынуждена была идти в облаках. Тройка командира 49-го МРАП подполковника Ю. Н. Антипова следовала за самолетом комдива. Над островом Русским самолеты вошли в облака.

Правый ведомый, замкомандира майор В. А. Удовицкий, пытаясь сохранить плотный боевой порядок, столкнулся с самолетом ведущего. Оба самолета разрушились в воздухе и упали на Русский рядом с островом Елена. Экипажи в составе 12 человек погибли. Третий экипаж — майора А. М. Хмызова — благополучно произвел посадку на своем аэродроме. Часть самолетов полка была отправлена на запасной аэродром Хороль.

Оба самолета упали в поселке Канал на то место, где сегодня находятся дачи и яхт-клуб «Ветераны и юнги флота». Часть обломков упала в бухту Новик. Кроме того, на месте падения самолетов загорелся и сгорел стоящий в 100 м от берега жилой четырехквартирный дом. Два человека из числа жильцов дома погибли.

До сих пор помнит об этом случае и известный приморский фотограф Георгий Хрущев: «Мой отец Хрущев И. Г. чудом остался жив. Но погибла гражданская жена отца. После этого мы приехали с мамой из города Усть-Каменогорск, и наша семья воссоединилась. Двое других жильцов — мать и дочь — получили ожоги. Особенно сильно обгорела девочка. Она долго лечилась, но все же выжила».

Дети поселка Канал ходили смотреть, как водолазы вытаскивали из самолета, который упал в воду, погибших летчиков, имена которых еще не были известны. «Я нес вахту на планшете КДП Кневичи, — вспоминал один из офицеров. — Все были в трансе. Ведь мы узнали о случившемся сразу, перехватив сообщение японской радиостанции НЧК».

Полковник Павел Левшов, представитель Совета ветеранов флота, в то время был еще ребенком. Его отец участвовал в том воздушном параде. Павел Владимирович помнит, какая напряженная была в тот день обстановка. За праздничным столом собрались родственники и близкие, и вдруг сообщение о крушении. Все с волнением стали ждать оглашения имен. Для 12 семей села Кневичи тот день стал настоящей трагедией. «Отец никогда не говорил со мной об этом случае, — рассказывал Павел Левшов. — В конце концов, в аварии погибли его друзья и знакомые».

Инцидент стал причиной запрета воздушных парадов на день ВМФ, который продлился до середины 1990-х.

На острове Елена была установлена мемориальная доска, посвященная катастрофе (на полукапонире № 17, расположенном возле побережья с северной стороны подножия горы Ларионовской). Но в наше время она уже пришла в негодность и, кроме того, содержала неточные сведения о членах экипажей, ошибки в именах и званиях. Так, например, фамилия Удовицкий написана через «а», а фамилия Карагодин вообще заменена на Иванова. В 2010 г. ребята из поискового отряда «Авиапоиск» в память о тех событиях решили установить на острове новую мемориальную табличку. Открыл торжественный митинг полковник Павел Левшов. Память погибших летчиков почтили минутой молчания, возложили цветы.

В самих Кневичах в 1964 г. был установлен памятник погибшим, сохранившийся до сих пор. На нем выбиты такие слова: «Дорогим товарищам по оружию от боевых друзей — однополчан». Сам полк был расформирован в 1990 г.

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноним 2 недели назад
0 0
Мне было 8 лет и я случайно видел эту процессию. Они выходили с Западных Кневичей на трассу Артём-Заводской.
Иванов Сергей Парфирьевич 2 недели назад
2 5
В смехдержаве никто не забыт и ничто не забыто.
Пикачу Детектив 2 недели назад
6 0
Печальная история. Опять чьи-то амбиции взяли верх над разумом. Покойтесь с миром, лётчики.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ