2021-05-31T11:50:03+10:00 2021-05-31T11:50:03+10:00

Начальник острова Тюленьего. В честь кого назвали известный во Владивостоке маяк

Чего только не делал этот морской офицер

фото: kfss.ru |  Начальник острова Тюленьего. В честь кого назвали известный во Владивостоке маяк
фото: kfss.ru

В память о морском офицере Сергее Россете назван мыс на конце Эгершельда. Имя это перешло и к построенному там же в 1952 г. на высоте 62 м над уровнем моря маяку. И уже без малого 70 лет маяк Россета «обеспечивает навигационную безопасность плавания судов в акватории Амурского залива». А его имя напоминает об опасности дальневосточных морей и о суровой жизни их первопроходцев.

Сергей Селиверстович Россет родился 1 декабря 1856 г. в Царском Селе в семье поручика лейб-гвардейского Финляндского полка, выходца из Франции. В 1873 г. поступил в Морское училище, окончил его в 1877 г. с производством в гардемарины. В течение пяти лет служил на Балтийском флоте. В 1878 г. произведен в мичманы, в этом же году на пароходе «Цимбрия» перешел в США, а в 1879 г. на крейсере «Африка» вернулся в Кронштадт. В 1880–81 гг. плавал в Балтийском море, 30.09.1891 г. поступил в Минный офицерский класс.

В 1892 г. был переведен в Сибирскую флотилию, во Владивосток прибыл в мае этого же года. В течение четырех лет (1882–86 гг.) плавал ревизором, старшим штурманским офицером и вахтенным начальником на канонерских лодках «Морж», «Нерпа», «Горностай» и клипере «Абрек» в Японском, Восточно-Китайском, Охотском, Беринговом морях и Тихом океане, Амурском лимане и по реке Амур. Участвовал в гидрографических работах в проливе Кии, у восточного берега полуострова Терпения острова Сахалин, острова Тюленьего, в губе Лебяжьей (о. Феклистова), на острове Большой Шантар (б. Абрек) в Охотском море. Выполнял промеры реки Амур от Николаевска вверх до устья реки Сунгари и обратно. Составил меркаторскую карту на район о. Тюлений – м. Терпения. В 1883 г. произведен в лейтенанты. В 1888 г. награжден орденом Св. Станислава 3-й степени.

В 1887 г. Россет был назначен начальником охраны острова Тюленьего, где находились огромные лежбища котиков.

«Тюлений остров, как вам известно, находится в Охотском море, у восточного берега о. Сахалин, близ м. Терпения, от которого он лежит на расстоянии около 9 миль, т. е. 16 верст. По виду это почти вертикальная скала, оканчивающаяся наверху узенькой площадкой, возвышающейся над уровнем моря футов на 60, – рассказывал Россет слушателям на лекции, прочитанной им во Владивостоке по поводу возвращения с первого дежурства. – Кому принадлежит честь открытия Тюленьего острова, я из материалов Владивостокской морской библиотеки узнать не мог, но должно приписать это голландцам, которые в 1643 г. под командой капитана Фриса плавали в заливе Терпения.

Я для астрономических наблюдений пользовался тоже только секстантом и одним хронометром. Если бы морские котики по неизвестным до сих пор причинам не избрали бы его своим летним местопребыванием, то Тюлений остров навсегда бы остался необитаемым.

В названных выше местах они появляются весной, проводят лето, а с наступлением зимы вновь неизвестно куда исчезают. Кроме морских котиков в водах Тюленьего острова водятся сивучи, несколько видов нерп и киты…»

Однажды будущий адмирал Степан Макаров на «Витязе» снимал лейтенанта Россета вместе с его командой с острова Тюленьего после окончания очередного охранного дежурства. Шхуна «Алеут», которая должна была это сделать, задержалась на крейсерстве в Баренцевом проливе, и Россету с людьми пришлось поволноваться в ожидании судна, которое могло бы их доставить во Владивосток. Тем не менее, как писал потом в своем рапорте Макаров: «Лейтенант Россет и все порученные ему нижние чины имели бодрый, здоровый и веселый вид. Лейтенант Россет не считал свое положение опасным и на следующий день предполагал, если погода позволит, оставить остров и на своем вельботе идти в Тарайку. Насчет провизии он считал себя обеспеченным и вообще произвел впечатление бравого, разностороннего офицера, умеющего самостоятельно руководить делом».

В 1886 г. у мыса Дежнева российский клипер «Крейсер», несший тогда охранное дежурство у берегов Чукотки, арестовал американскую хищническую шхуну «Генриетта».

В момент ареста трюмы «Генриетты» оказались набиты китовым усом (2 тонны), моржовыми клыками (около 200 фунтов), шкурками лисицы (500 штук). Браконьерская «Генриетта» была конфискована. Своим внешним видом и характеристиками, при классических измерениях (60 футов длины, 28 футов ширины и средней осадкой 7 футов она имела 45 тонн водоизмещения), шхуна сразу же понравилась командиру Владивостокского порта. Да и построена она была всего два года назад. Приказом № 531 от 14 августа 1886 г. командир порта записал ее в свое ведомство.

Лейтенант Россет написал рапорт на имя командира порта, предлагая передать корабль ему. «Посылка к Тюленьему острову шхуны принесет делу охраны больше пользы и менее расходов, чем командирование отряда и перевозка его на паровых судах. Такое распоряжение явится вполне целесообразным, тем более что шхуна под военным флагом, крейсируя у острова, всегда будет находиться на страже и вполне достигнет той же цели, какой достигали и паровые военные суда, не говоря о практике для молодых матросов в трудном деле и полной возможности командира судна сделать опись берега и промер…» – отмечалось в прошении.

Компорта согласился, и в мае 1888 г. Россет вышел на очередное дежурство на Тюленьем уже в качестве командира шхуны «Крейсерок» – так теперь называлась переименованная «Генриетта».

При проходе пролива Лаперуза 10 июня 1888 г. ночью в условиях штормовой погоды командир судна «Крейсерок» лейтенант Россет волной был смыт за бот – «гротовым гиком был выброшен за борт и утонул». Член Общества изучения Амурского края (ОИАК) Амир Хисамутдинов по сохранившемуся шканечному журналу «Крейсерка» и воспоминаниям очевидцев в точности восстановил все события того вечера 10 июня 1888 г.: «Шхуна «Крейсерок» зашла в пролив Лаперуза, откуда намеревалась взять курс на место дежурства – остров Тюлений. С утра было тихо, но, как часто бывает на море, погода начала внезапно портиться.

В 18:00, на ходу застегивая меховое пальто, на мостик поднялся командир шхуны лейтенант С. С. Россет. Плавание в проливе – дело сложное, и он предпочитал пройти эту опасную часть сам, тем более что его помощник, молоденький мичман Ергольский, только что был переведен на «Крейсерок» с эскадры и совсем не имел опыта управления капризной шхуной.

К 20 часам совсем стемнело. Россет едва успел взять пеленга у острова Ребунсири и, облокотившись о столик в крохотной рубке, слабо освещенной керосиновой лампой, поставил на карте точку – местопребывание шхуны в данный момент: 45°35’ сев. широты и 140°50’ вост. долготы.

Ветер усилился, и по вспенившемуся морю можно было определить его силу: не меньше пяти баллов. Несмотря на это, Россет решил приступить к лавировке. Только был взят первый риф у грота, как его сильно заполоскало. Размахиваясь от ветра и качки, грот-гик разогнул несколько гак у завал-талей. Завал-шкентель случайно выложился, стропка завернутого шкота лопнула, и гик, перебросившись на наветренную сторону, с силой ударил ничего не подозревавшего Россета, сбросив его за борт».

«Крейсерок» вынужден был прервать поход и под командованием помощника командира мичмана Ергольского возвратился назад во Владивосток.

15 июня 1888 г. в два часа дня на рейде бухты Золотой Рог бросила якорь военная шхуна. Это был «Крейсерок». Те, кто заметил его приход, были удивлены: охранное дежурство шхуны должно было окончиться только глубокой осенью. Все объяснял приспущенный на корме флаг: по давнему морскому обычаю это означало, что на судне траур. Как только шлюпка с санитарным врачом, отвалившая от борта «Крейсерка», причалила к берегу, по городу прокатилась печальная новость: погиб командир шхуны лейтенант Сергей Селиверстович Россет.

В тот же день командир Владивостокского порта издал приказ, в котором говорилось: «10 июня ночью в Лаперузовом проливе при повороте шхуны «Крейсерок» сбросило за борт командующего оной лейтенанта Россета. Для расследования обстоятельств дела назначаю комиссию под председательством капитана 2-го ранга Чеглокова, членами в оную лейтенантов Максимова и Маркова. Комиссии поручаю вместе с тем проверить судовое имущество и кассу. Приступить к возложенному поручению немедленно».

Гибель Россета была утратой и для ученой общественности города. «…С. С. Россет только пробился на путь деятельности и самостоятельного труда, встав на ноги, и мог с надеждой смотреть на начавшуюся зарю трудового будущего», – отмечалось в отчете ОИАК. Ведь Россет был одним из первых членов этого общества и, кроме отличного исполнения служебных задач, оказывал ему значительные услуги, доставляя ценный этнографический материал.

Незадолго до свой гибели он прочитал лекцию в обществе о результатах его поездки на остров Тюлений и Сахалин в 1887 г. Прочитанное – «Поездка на о-ва Тюлений и Сахалин с картою» – было опубликовано в первом номере только что образованных и отпечатанных в типографии сибирского флотского экипажа «Записок ОИАК», явившись и одной из первых научных работ этого общества.

В некрологе газета «Владивосток» отмечала: «Помимо прекрасных качеств морского офицера, он приобрел себе добрую славу и любовь товарищей и знакомых, отличался безупречной честностью, мягким и уживчивым характером, был всегда веселым и приятным собеседником».

Юрий УФИМЦЕВ

 

 

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Автор 2 недели назад
0 0
А то! :)
Сергей 2 недели назад
1 0
Прочитал с интересом !
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ