2021-11-22T10:26:41+10:00 2021-11-22T10:26:41+10:00

Великая русско–китайская пирамида. Как Россия обвела Китай

фото: предоставил Ю. Уфимцев |  Великая русско–китайская пирамида. Как Россия обвела Китай
фото: предоставил Ю. Уфимцев

Проиграв в 1895 г. войну Японии, Китай обязался выплатить огромную контрибуцию. Чтобы расплатиться, Поднебесная обратилась за займом к России, которая вместе с Францией выделила 400 млн франков золотом. Для выпуска облигаций и осуществления трансфера был создан Русско-Китайский банк (РКБ).

По замыслу министра финансов России Витте, новый банк должен был упрочить «русское экономическое влияние в Китае в противовес тому огромному значению, которое успели приобрести здесь англичане». К созданию банка были привлечены французские инвесторы. В учреждении РКБ приняли участие Санкт-Петербургский международный коммерческий банк и группа французских кредитных учреждений, включая Парижско-Нидерландский банк и банк «Лионский кредит».

Банковский портфель

Французская группа взяла на себя размещение 5/8 акций банка, но ей отводилось только 3/8 мест в правлении. Остальные акции приобрел Государственный банк России, что обеспечило Министерству финансов России контроль над РКБ. Российские представители, фактически назначавшиеся Витте, составляли большинство администрации банка.

Председателем правления банка являлся князь Ухтомский, директором-распорядителем – Ротштейн, глава Санкт-Петербургского Международного коммерческого банка и доверенное лицо Витте. Французские интересы в банке представлял Верстрат от Парижско-Нидерландского банка.

Банк официально был открыт 10 декабря 1895 г. в Санкт-Петербурге как «акционерное общество в целях производства торговых операций в странах Восточной Азии под наименованием РКБ». На следующий год он приступил к практическим операциям.

Устав РКБ предполагал проведение целого ряда операций, не предусмотренных уставами обычных акционерных банков, действовавших в то время в России. Так, РКБ мог заниматься покупкой за свой счет и по поручению частных лиц товаров, страхованием и продажей за счет третьих лиц недвижимости. Ему были разрешены получение концессий на строительство железных дорог, покупка-продажа иностранных государственных или гарантированных иностранными государствами процентных бумаг, эмиссия собственных денежных знаков – банковых билетов.

По уставу каждое иностранное отделение могло выпускать такие знаки, и Шанхайское отделение выпустило шанхайские таэлевые банкноты, явившиеся расчетными билетами для внутренних и международных операций. Всего РКБ провел 10 выпусков собственных дензнаков в Шанхае, Пекине, Тяньцзине.

В августе 1896 г. в Берлине правление РКБ подписало с китайским правительством соглашение о предоставлении этому банку права постройки и эксплуатации железной дороги Сибирь – Тихий океан через Китай, известной как КВЖД. Для прокладки дороги банк должен был учредить общество КВЖД. Витте назвал это предприятием «величайшего политического и коммерческого значения, орудием сближения восточных и европейских наций». КВЖД была отдана РКБ в аренду на 99 лет, и китайское правительство внесло 5 млн таэлей серебром в банк для строительства дороги.

Правление банка находилось в Петербурге, главная контора – в Шанхае. Банк имел 19 отделений в Китае, Монголии, Японии, Франции и 22 в России. Отделения в портовых городах Китая обслуживали в основном российских чаеторговцев (российские фирмы ежегодно закупали в Китае около 2 млн пудов чая). Через отделения в России осуществлялась торговля с Китаем.

Владивосток: «Дом собственный»

7 января 1897 г. банк начал свои операции во Владивостоке, и вскоре здесь появилась реклама: «Алеутская ул. Дом собственный. Открыт ежедневно, кроме праздничных и табельных дней. Имеется собственное электрическое освещение».

Кроме собственного освещения банк в 1906 г. приобрел еще бывший английский товарный пароход Thane для эксплуатации в дальневосточных водах, который через три года получил приписку № 97 во Владивостокском торговом порту. Участвовал банк и в городской жизни. Правда, не всегда удачно.

Так, Дума Владивостока решила провести трамвай, освещение и построить электрическую станцию. Согласно постановлению думы от

10 декабря 1907 г. № 1/8854, стоимость сооружения трамвая, электрического освещения и замощения улиц должна была составить 646,2 тыс. руб. Финансовая комиссия думы объявила тендер среди банкиров на займ. РКБ дал согласие выдать Владивостокской городской управе кредит на три года под векселя под 8,5% годовых. Однако Русско-Сибирский торговый банк предложил 7%.

Согласно памятной книжке Приморской области за 1902 г., Владивостокское отделение возглавляли Александр Масленников, Степан Эпштейн, Артур Спарро. Кроме них в банке работали трое доверенных и 21 служащий. Владивостокское отделение было самым крупным на Дальнем Востоке России. Для сравнения: в Хабаровском отделении банка работали всего четыре человека.

Первым главой отделения во Владивостоке был Александр Масленников – «человек незаурядной работоспособности и редкой энергии» – председатель Биржевого комитета, гласный городской думы; зять, партнер и совладелец предприятий известного дальневосточного промышленника и пароходовладельца Бринера. Масленников также являлся председателем Общества поощрения коннозаводства, главой попечительского совета Владивостокского коммерческого училища, членом правления и Попечительного общества Восточного института. Активно выступал за открытие во Владивостоке режима порто-франко.

Происходил Масленников из старинной купеческой семьи Москвы, владевшей ткацко-красильными мастерскими на Яузе, где до 1917 г. одна из улиц носила его имя. Он поступил в коммерческое училище Москвы, выучил французский, что и дало ему возможность получить должность РКБ во Владивостоке, по прибытии куда он арендовал под банк второй этаж в трехэтажке ТД «Бринер, Кузнецов и Ко» на Светланской, 38, а впоследствии и приобрел собственное банковское здание – ныне здание Приморской картинной галереи. Масленников скончался в 1917 г. и был похоронен в Покровском парке. В 1920 г., когда умер его тесть – Бринер, тело банкира эксгумировали и перевезли на Сидеми (ныне – Безверхово), где одновременно похоронили с Бринером в фамильном склепе, сохранившемся до сих пор.

Коммерческий и политический

Благодаря активной деятельности владельцев и сотрудников деятельность банка расширялась. «Складочный» (совокупный) капитал РКБ был определен в размере 6 млн руб., затем увеличен до 15 млн руб. Китайское правительство внесло в банк в виде оборотного вклада 5,5 млн руб. К началу 1900-х основной капитал банка достигал 20,5 млн руб., а запасной – 3,7 млн руб.

Банк начал свою деятельность со сравнительно скромных оборотов в Шанхае, а в 1900-м по объему операций РКБ уже занимал 5-е место среди банков России. В 1905 г. он принимал участие в крупной операции по размещению китайского займа в 400 млн франков на парижском рынке. С 1899 по 1903 г. годовой оборот банка вырос с 6,7 до 14,5 млрд руб., чистая прибыль за 1903 г. составила 4,3 млн руб.

К началу Русско-японской войны 1904–1905 гг. РКБ стал основным каналом для вывоза русских капиталов на Дальний Восток: среди действовавших на территории Китая десяти иностранных кредитных учреждений он занимал второе место после английского Гонконг-Шанхайского банка. Его инвестиции составили 33% всех иностранных инвестиций в Китае.

Крупнейшими отделениями банка были Пекинское и Шанхайское. Если последнее являлось «коммерческим», первое было «политическим» и держало фонд в 1 млн руб. для взяток китайским чиновникам. Только верховный сановник Ли Хунчжан, выдавший банку концессию на строительство КВЖД, с 1897 по 1902 г. получил от банка 170 тыс. руб. и скупил акций банка на 126 тыс. руб.

Однако Русско-японская война 1904–1905 гг. нанесла по процветающему банку сильнейший удар, приведший к его реорганизации.

Французское слияние

Поражение России в войне с Японией существенно сказалось на положении Русско-Китайского банка. Так, в 1905 г. вкладчики только Тяньцзиньского и Шанхайского отделения в панике сняли со своих счетов 75 млн мексиканских долларов. Китайско-Восточная железная дорога оказалась разделенной между Россией и Японией, и банк потерял 1/3 имущества.

В списке служащих Владивостокского отделения все чаще появляется запись – «оставил должность». В 1908 г. директором отделения во Владивостоке стал Исидор Кон. В штате банка появилась новая должность – компрадор – «местный торговец, посредник между развивающимся национальным рынком и владельцами иностранного капитала, проникающими на этот рынок». Эту должность навсегда заняли китайские подданные.

Чтобы исправить положение, в 1906 г. принадлежавшие казначейству 33 тыс. акций были проданы акционерным коммерческим банкам, а контроль над РКБ перешел в руки французов. Число филиалов банка к 1907 г. сократилось с 45 до 27, почти прекратились операции в Маньчжурии. Потери банка за 1907 г. превысили 11 млн руб.

Положение Русско-Китайского банка обсуждалось на совещании, созванном министром финансов России Коковцовым в феврале 1908 г. Французские банкиры настаивали на правительственной помощи банку, а министр финансов требовал от них предоставления России кредитов. Для исправления положения директором – распорядителем банка был назначен знаменитый Путилов, одно время возглавлявший общую канцелярию Министерства финансов. По воспоминаниям Витте, Путилов был «одним из самых влиятельных финансистов в банковских сферах не только у нас в Петербурге, но и за границей».

Единственное спасение для Русско-Китайского банка Путилов видел в его слиянии с каким-либо другим банком. В 1910 г. в результате слияния петербургского Северного банка – дочернего учреждения французского банка «Генеральное общество» – с Русско-Китайским банком был создан новый банк, получивший название Русско-Азиатский. Причем китайцы, также являвшиеся акционерами РКБ, узнали об этом в последнюю очередь от своего генерального консула во Владивостоке.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ