2022-01-24T12:12:20+10:00 2022-01-24T12:12:20+10:00

Промысел Арсеньева. Чем исследователь занимался в «Дальрыбохоте»

фото: из архива РГО |  Промысел Арсеньева. Чем исследователь занимался в «Дальрыбохоте»
фото: из архива РГО

Русский этнограф, географ, исследователь и писатель Владимир Арсеньев долгое время работал в качестве инспектора рыбоохраны. Как это было?

Приморская губерния Дальневосточной области РСФСР вошла в состав СССР с момента его образования – 30 декабря 1922 г. С первых дней новое государство поставило задачу «залечить нанесенные раны последних лет и строить жизнь на новых началах путем наиболее продуктивного использования имеющихся ресурсов края и развития производительных сил далекой окраины с расчетом, в конечном счете, создать для нее ту роль, на которую она имеет право при громаднейших своих естественных богатствах с открытым выходом в океан».

Для решения этой задачи в январе 1923 г. было создано и подчиняющееся Главрыбе Дальневосточное краевое управление рыболовства и охоты и государственной рыбной и пушной промышленности «Дальрыбохота» (именуемое также Дальневосточным управлением рыболовства и охоты на морского зверя «Дальрыба»).

«Дальрыбохота» ведала рыбными, морскими, звериными и охотничьими промыслами и государственной рыбной и пушной промышленностью на территории Приморской, Приамурской, Амурской, Сахалинской и Камчатской губерний.

В подчинении «Дальрыбы» были районные управления рыболовства (Приморское с тремя подрайонами, Хабаровское, Николаевское), инспекторы рыбопромысловых районов, носивших сезонный характер (Камчатского, Ичинского, Гижигинского, Восточно-Камчатского, Карагинского, Олюторо-Наваринского, Охотского, Чукотского, Сахалинского, Командорских островов), а также Лопатинский бобровый заповедник и Тихоокеанская научно-промысловая станция. Районные управления осуществляли надзор за выполнением арендаторами подписанных ими договоров и выполнением правил и законов по рыболовству, в том числе в конвенционных водах Дальнего Востока.

26 января 1923 г. инспектором отдела морских звериных промыслов при «Дальрыбохоте» был назначен Владимир Арсеньев. Очень скоро он стал заведующим подотделом охраны и надзора в сфере рыболовства. Арсеньев с присущей ему кипучей энергией занялся вопросами охраны островов, перехода от охотничьего промысла к промышленному производству, организации питомников пушных зверей, оснащения островов радиотелеграфной связью.

Арсеньев вместе с охотоведом А. Д. Батуриным составил проект «Временного положения об условиях и порядке использования островов Дальнего Востока для промышленного звероводства» и направил его в Наркомат внешней торговали СССР. Проект содержал в себе положения о возвращении численности морского зверя, защите от хищнического убоя и об организации баз для промышленного звероловства.

Арсеньев придавал большое значение Командорским островам как территории особой государственной важности и исключительной ценности ввиду масштабов своего пушного промысла. В феврале 1923 г. он поставил перед Дальревкомом вопрос о снабжении Командорских островов продовольствием и промысловым снаряжением и 18 июня того же года на пароходе «Томск» отправился в командировку на Командорские острова для доставки жалованья служащим промыслов, продовольствия населению, а также чтобы вывезти с островов добытую за сезон пушнину. Арсеньев добрался на пароходе до Камчатки через Хакодате, посетил остров Беринга и Медный, доставив продовольствие и промысловое снаряжение, и 22 июля вернулся в Петропавловск, где как член Комиссии по камчатским делам при Дальревкоме занимался выяснением вопросов, связанных с освоением Камчатки, а 4 августа в составе небольшой группы исследователей совершил восхождение на Авачинскую сопку, спускался в кратер вулкана.

1 сентября Арсеньев вернулся во Владивосток. В ходе экспедиций на Камчатку и Командорские острова в 1923 г. Арсеньев ознакомился с состоянием дальневосточных морских и пушных промыслов, что позволило ему составить и направить в Высший совет народного хозяйства рекомендации по использованию и охране природных богатств, составить план охраны бобров на мысе Лопатка.

В апреле 1923 г. Арсеньев сообщал в НКИД СССР о высадке на Командорах островах команд иностранных судов для убоя морзверей и скупки пушнины и попросил принять самые решительные меры по ограждению острова от иностранных хищнических шхун.

По материалам поездки на Командорские острова и Камчатку в 1923 г. Арсеньев опубликовал несколько работ: «Командорские острова в 1923 г.» (на русском и английском языках), «В кратере вулкана», «На острове Ионы». Кроме того, в 1923 г., во время его работы в «Дальрыбе», во Владивостоке вышла научно-художественная книга Арсеньева «Дерсу Узала», которая принесла ему впоследствии всемирную известность.

С конца апреля до середины июля 1924 г. Арсеньев находился в командировке в Москве и Чите в качестве ответственного представителя «Дальрыбы» для обсуждения вопросов, связанных с эксплуатацией Камчатки, и для участия в работе Главного концессионного комитета по экономическим и инородческим вопросам Дальнего Востока.

16 марта 1925 г. Владимир Арсеньев был освобожден от работы в «Дальрыбе» по собственному желанию, но продолжил реализовывать накопленный им опыт и знания. В 1925 г. им были изданы работы: «Гижигинский промысловый район», «Дельфиний промысел», в 1926 г. – «Северное побережье в колонизационном отношении» – и составлена карта Чукотского полуострова с лежбищами моржей, в 1927 г. он издал книгу «Тихоокеанский морж».

А в 1928 г. Арсеньев выступил с секретным докладом, составленным «на основе долголетних личных наблюдений и материалов, собранных во время путешествий», – «Условия нашего будущего».

Из доклада: «Произошло как бы молчаливое разделение морей, – констатировал Арсеньев. – Корейцы решили взять каботаж в свои руки у берегов Уссурийского края, японцы хозяйничают в Охотском море, а американцы – в Беринговом море. Все эти суда иностранные, а флаг советский найти в водах Великого океана так же трудно, как встретить знакомого на улице Москвы. Длина нашей береговой линии от границы с Кореей до Чукотского полуострова и далее до Колымской губы, считая в том числе и остров Сахалин, равна 20 тыс. км, и эти 20 тыс. км охраняет одна только моторно-парусная шхуна «Брюханов».

Такая охрана побережья, само собой понятно, не достигает цели. Когда шхуна «Брюханов» уходит из Владивостока, она не только не может ловить хищников, а озабочена только тем, как бы проверить документы на законных рыбалках. Хищники, будучи хорошо осведомлены о времени ухода шхуны «Брюханов» из Владивостока, спокойно принимаются за свой промысел, зная, что шхуна надзора вернется только к ноябрю. Не имея кораблей, мы не можем вообще хозяйничать и управлять краем. Вопрос этот по срочности «пожарный», и его нельзя откладывать».

Арсеньев предложил увеличить число судов, густо заселять районы переселенцами, «развивать и поощрять спорт и физкультуру в море». Доклад был разослан высшему хозяйственному и партийному руководству Дальневосточного края и был принят им как руководство к действию.

Юрий УФИМЦЕВ

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU - с прямой доставкой в Telegram
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ