«Каюсь, меня посещал грешный соблазн и вправду грабануть этот банк»

История о том, что возможностей для доступа к персональным данным у разных злодеев очень много

АВТОР: Николай МАТВИЕНКО, экономист

Лет десять назад с моей женой случилась неприятная история: один очень известный в Приморье банк потребовал возврата просроченного кредита..., который она не брала. Впрочем, быстро выяснилось: кредит взял некий не чистый на руку сотрудник этого банка, воспользовавшись данными из ее депозитного договора, изготовил подложные документы, украл деньги и скрылся. На первой же встрече с руководством банка начальник службы внутренней безопасности нам все это рассказал, извинился за беспокойство и после этого еще долгие 4 года мы общались со следователями, приставами, корпоративными юристами, уполномоченными коллекторских агентств и еще длинным перечнем всяких ответственных граждан в мундирах и в штатском разной степени озабоченности.

Вы думаете, они того жулика искали? Нет, конечно. Им было явно некогда. Но они великодушно тратили свое драгоценное время, «работая с нами»: требовали всяческих справок и объяснений, с тремя копиями и без, с нотариальными заверениями и печатями пронумерованных листов, удостоверяющих, что кредит действительно никто из нас не брал, и не должен был, и даже не думал и т.д. и т.п. Поскольку тот факт, что банк никаких претензий к нам не имеет ничего не значит: есть «дело» - значит надо «искать».

Общение всегда начиналось стандартно - звонок среди ночи из Москвы: «Вы когда кредит вернете? Что, значит, не брали?! Вот «дело». Вам завтра надлежит явиться». И понимаешь, конечно, что - дурь. Но и не явиться, значит, «дело» рассмотрят «в отсутствие ответчика», а там уже по вынесенному решению могут и домой прийти с понятыми и описью, и с самолета снять, как «невыездного»,и просто на улице остановить вашу машину с предписанием забрать ее на арест-площадку «пока не вернете долг».

Каюсь, в иные моменты меня посещал грешный соблазн и вправду грабануть этот банк – уж слишком тяжело было жить с мыслью о том, скольких людей я разочаровываю.

Но вот в декабре в банке началась санация, а я не могу даже позлорадствовать, как следовало бы при таких обстоятельствах. Ведь даже ЦБ РФ не знает, в чьи руки перешли «дела» по несуществующему долгу, и как эти руки дальше себя поведут.

И через сколько еще лет что-то где-то «всплывет», не взирая на «cрок давности». И не сочтет ли налоговая инспекция незаконным доход невозвращенного кредита - даром, что его никто и не брал. И так далее. Слишком велики возможности СИСТЕМЫ испортить нам жизнь по любому поводу, даже самому надуманному, даже если это была ошибка самой СИСТЕМЫ в выполнении своей главной задачи – обеспечить единообразие соблюдения правил. Попросту говоря, чтобы жуликов не было. СИСТЕМА дала сбой, но виноватой она себя никогда не признает, потому что таковое не предусмотрено.

Однако, следует ли все объяснить «злым умыслом» банков? Вряд ли.

Ведь вообще-то мы уже давно живем в мире «Кис-Кис», где всепроникающую любовь к домашним животным дополняют эти две ласковые аббревиатуры в финансах:  первая КИС происходит от английского словосочетания know your customer – «Знай своего клиента», а вторая - Корпоративные Информационные Системы.

«Знать клиента» - это вид государственного регулирования финансовых институтов и компаний, работающих с деньгами частных лиц, требующее от этих компаний идентифицировать личность контрагента прежде, чем проводить с ними транзакции. «Знание клиента» призвано уберегать банки от разного рода недобросовестных граждан,  чьи нехорошие поступки могут нанести им ущерб, а значит и нам – честным вкладчикам. И выворачивая карманы под бдительным взором охранника, мы должны чувствовать радость и благоговение по поводу этой заботы. Ну, или во всяком случае, вспоминать лучшие годы детства, когда школьные педагоги шмонали наши портфели в поисках рогаток и сигарет. Ради нашего же блага!

А как чудесны «Информационные Системы»! И про платеж нам напомнят, и с днем рожденья поздравят, и про новый кредит не забудут сказать, и среди ночи (т.е. днем по московскому времени) разбудят с опросом: «Хорошо ли нам спится с их кредитом?» И как вообще можно спать, если он до сих пор не был взят?! А эти азартные квесты на экране банкомата, в котором продумано все, что бы занять нас минимум на полчаса разбором очередной шарады «меню» ради совершения одного единственного платежа за коммуналку. Согласитесь – мы даже в детстве так не играли!

Но давайте притормозим на мгновение и оглянемся на результат. Если Кис-Кис так хорош и полезен, если он необходим и мы готовы делиться с ним нашей приватностью ради его безупречной работы, то в итоге его функционирования в национальной кредитной статистке мы должны видеть «ноль» просроченных долгов: плохие заемщики отсекались бы еще на входе первой «кис», а вторая давала бы возможность хорошим оптимизировать свои долги по схемам «умного кредитования». Ну, если не «ноль»,то хотя бы позитивную тенденцию: из года в год проблем все меньше, а дела все лучше.

Но ничего подобного мы не видим.

Наоборот, за 9 последних лет просроченная задолженность юридических лиц перед банками выросла в 6 раз и достигла к 1 декабря 2017 г. 1,8 трлн рублей. И что настораживает, эту и без того немалую сумму догоняет «просрочка» физических лиц. Сегодня каждый 7-й российский заемщик (7,16 млн человек из 47 млн заемщиков) неплатежеспособен, а сумма их совокупных долгов составляет 1,4 трлн рублей.      

Итого в  кредитной «просрочке» сейчас по стране 3,2 трлн рублей, т.е практически та самая сумма, которую составлял весь Резервный фонд РФ на момент его создания (3,05 трлн рублей) в 2008 г. В том самом году, когда повсеместно стал входить в моду Кис-Кис. Так и хочется спросить: «Совпадение?»

Вот ведь странно. Кис-Кис все  видит,  все знает, но как-то уж очень неэффективное переваривает это знание. Как говорит один мой знакомый повар: «У кого-то глаза явно больше желудка».

Справедливости ради, не стоит валить все на банки. Ведь и без них данные наших паспортов мошенники могу скопировать во многих местах, где мы вынуждены предъявлять документы: в больнице, регистрируя очередь по полису ОМС, страховому агенту, оформляя ОСАГО, на почте, когда забираем посылку, не говоря уж о посещении всяких «присутственных мест», где обитает власть или просто «уважаемые люди». В советское время, при «тоталитарном кровавом режиме», я мог годами не вынимать свой аусвайс из тумбочки, зная, что никакой патруль автоматчиков в касках меня на улице не остановит. А сейчас паспорт приходится доставать едва ли не чаще, чем кошелек. Причем в ряде мест одно без другого уже не работает: я говорю не о виртуальной регистрации на сайтах электронных платежей, а о вполне себе материальном посещении отделения банка, где операционистка, взяв в руки вашу карту, выданную этим же банкам, с вас же требует еще и паспорт – тот самый паспорт, что они постранично сканировали, когда оформляли эту карту, чтобы списать по ней платеж государству – налог или какую-то пошлину.

Так что возможностей для доступа к персональным данным у разных злодеев сейчас куда больше, чем предусматривал одноименный закон.

И эти возможности фактически никак не контролируются. В подавляющем большинстве случаев требование демонстрировать свою законопослушность в отношении тех, кто представителем закона не является, само по себе незаконно. Но и требующих можно понять: когда за процесс в целом никто не отвечает, то как им себя уберечь от ущерба?

 

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ