«Кризис — стихия, но разрушает она только слабое»

Рынок не обманешь, если креатив сводится к фейковым проектам иллюзорного «развития»

Номинально цена валюты отражает равновесие между спросом и предложением. А по сути — это оценка наших перспектив. Если общество полно энергии и креатива, если построенная им экономика обладает хорошим человеческим потенциалом, привлекательность денег, обслуживающих эту экономику, растет. Растет с ней и курс.

Наоборот, если в общественном сознании господствует прокрастинация — «зачем делать сегодня то, что можно завтра», а креатив сводится к фейковым проектам иллюзорного «развития», то рынок не обманешь. Он «голосует ногами» за такую «экономику» — бегство капитала, стагнация, инфляция и вынужденная девальвация.

А следом и бегство людей. Подавляющая часть регионов России уже третий десяток лет страдает от депопуляции. Выросло целое поколение, для которого лозунг «Валить отсюда надо!» — главный, а то и единственный в жизни. В России все еще по пальцам можно перечислить те места, где население растет, правда, и там рост не за счет укрепления домохозяйств, повышения их зажиточности и, как следствие, желания передать богатство наследникам, а показывая именно примитивный миграционный прирост: из плохих мест люди перебираются в более-менее сносные. Никаких чудес.

Курс рубля лишь отражает эту картину. Но никак не формирует ее. И никакими биржевыми манипуляциями ее не исправить. Дело же не в деньгах. И уж тем более не в «санкциях» американцев, как назойливо нам говорят из телевизора. В режиме «санкций» мы живем уже целый век. Он был всегда. К нему все привыкли и другого не знают: санкции были при СССР с первых дней Октябрьской революции, порой доходя до войны. И при новой России ни на минуту никуда не пропадали. Ничего необычного за последние годы в этом плане не произошло. И нынешняя псевдопатриотическая истерика с «санкциями» смеху подобна.

Дело в нас самих. Почему это так трудно понять?

Вот пример: в Приморье сейчас в аварийном состоянии находится 600 мостов через местные речки. (Примерно! Точную цифру даже никто посчитать не берется). Как мы на это реагируем? А никак. Ждем, когда обвалится. А потом говорим: ну ничего, есть же другие мосты, объедем по ним. А когда другие упали: ну ничего, есть же брод — проедем на джипах.

А когда джип не проезжает: ну ничего, мы вертолеты купили… И так до бесконечности. Это прокрастинация.

Но кому нужна валюта бездельников?! Как только отгремели барабаны саммита АТЭС, начиная с 2013 г. в Приморском крае валовой региональный продукт из года в год меньше совокупных денежных доходов населения. Это при том, что и ВРП-то не панацея. В олигархической структуре экономики России рост ВРП происходил исключительно за счет «проедания» национального богатства, разбазаривания ресурсов по бросовым ценам, никак не утруждая себя хоть бы малой добавленной стоимостью. Так мы еще и ВРП по сути профукиваем (см. график).

На сегодняшний день разрыв накопился уже в 70 млрд — каждый житель Приморья должен «печатному станку» почти по 50 тыс. рублей. И Приморский край — далеко не единственный такой регион. Подобных субъектов Федерации — без малого половина. Деньги просто печатают и продолжают печатать, иногда буквально — с модным дизайном радужных картинок.

Но с чего бы рубль-то рос?! Валютные свопы ЦБ, эквилибристика с ОФЗ — это тактические приемы, позволяющие как-то «потянуть время», изображая хорошую мину при бестолковой игре. Иногда время надо «купить», чтобы гладко и без протестов провести выборы президента, или Олимпиаду, или какой-нибудь чемпионат. Но содержательно все эти бумажные фокусы в нашей экономике ничего не меняют, потому что это — экономика благодушия, прокрастинации. А по-русски — застоя. Время заканчивается, «барабаны мероприятий» стихают, и «отложенный курс» нагоняет свое.

Зайдите в здание городской думы Владивостока, что на Суханова: грязный холл, лестница, забывшая, как выглядит тряпка уборщиц, паутина на окнах, туалет на замке. Лампочку перегоревшую и ту некому заменить. Знаете почему? Потому что не могут договориться с собственником здания, чтобы тот привел все в порядок, потому что этого собственника… не могут найти. И так десять лет!

Было бы не так смешно, кабы это был экзотический случай. Но в этом же здании располагается штаб МЧС, и они, очевидно, тоже «не могут найти». И по муниципальным органам других городов в целом все то же самое — антисанитария, уборщиц уволили, туалет на замке. О каких таких «горизонтах развития» тогда все толкуют?

И нас постоянно увещевают, что мы должны все это терпеть и молчать, потому что якобы воздержание от критики обеспечивает видимость покоя и стабильности. Только покой этот давно уже превратился в застой, за поддержание которого надо платить. Нравится это или не нравится. За никчемные саммиты с триллионными затратами, за зимние олимпиады в летных курортах с триллионными затратами, за мировые чемпионаты ради кучки фанатов с триллионными затратами, за безальтернативные выборы в стиле бродячего цирка с триллионными затратами… за все это надо платить. И платят. Из бюджета, из стабфонда…

А когда деньги кончаются — затейники разводят руками и говорят: «Ну, значит, придется повышать пенсионный возраст, поскольку платить живым пенсионерам денег в стране больше нет и надо просто выждать…» Или вот еще — рубль обвалим, чтобы больше фантиков нашелушить, разноцветных, гламурных.

Кризис — стихия, но разрушает она только слабое, что построено с ленцой, с надеждой на авось. Отгремели шумные праздники, а в голове ничего не осталось: как работать, как дело делать — опыта нет. Поэтому столь удивительным образом уживаются в нашем сознании великодержавное шапкозакидательство и бытовая безнадега — в одном флаконе. Что ни возьми — «не можем преодолеть».

Не хватает людей? Напряженная демография? Трудности с наймом трудовых ресурсов? Ну так откройте границы! Впустите мигрантов! Дайте им заработать и грязь у нас подмести.

Не хватает денег? Впустите иностранные банки. Не хватает здоровья? Впустите иностранную медицину. Ну куда это годится: чтобы пройти простейшую медкомиссию при трудоустройстве, на водительские права, не говоря уж о серьезной диагностике, нужно весь город обегать: лаборатории в одном районе, рентген — в другом, врачи — в третьем, психиатр, нарколог — просто сказка, едва ли не единственные на весь Дальний Восток, очередь аж с Сахалина, и… вы уже догадались — их кабинеты в противоположных районах: успел к одному — опоздал к другому. Вы про какую такую «продолжительность жизни» нам тут толкуете, если даже простейший медосмотр не умеете организовать?

Не вдаваясь в детали: падение курса национальной валюты — это сигнал отставания. Громкий и четкий сигнал. И не надо прятаться за сказки про «недооцененность». Это тревожный сигнал, который нормальное общество должно мобилизовать к активному действию.

Вспомним, как вело себя население Южной Кореи, когда случился кризис 1998 г. и страна оказалась на пороге дефолта. Там люди сами, добровольно сдавали золотые вещи — только чтобы помочь их Центробанку пополнить резерв. Почему они это делали? Ответ прост: они доверяли своей власти. Они понимали, что кризис — это стихия. Но компетентная власть выведет страну из нее.

Доверяем ли мы точно так же нашим властям? Ну нет же, конечно! Ведь даже лампочку перегоревшую им не по силам заменить — не могут «организовать процесс». Или, пребывая в непроходящей прокрастинации, ждут, что оно само по себе завтра как-то заменится?

Читайте Konkurent.ru в
Яндекс Новости - KONKURENT.RU Google Новости - KONKURENT.RU
Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Гость 2 года назад
0 0
Нет,не "все так и есть"! Автор намеренно (?) допустил поверхностное аргументирование некоторых своих тезисов. В результате все выглядит не объективным анализом,а просто выражением своего личного мнения.
Андрей 2 года назад
0 0
Все так и есть ! Автор молодец, в яблочко
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ