Мэрская история одного кресла

фото KONKURENT |  Мэрская история одного кресла
фото KONKURENT

Позиция главы Владивостока, пожалуй, самая опасная в системе власти на Дальнем Востоке - четыре мэра подряд были подвергнуты уголовному преследованию. В связи со вступлением сегодня, 5 апреля, очередного градоначальника в должность, KONKURENT.RU вспомнил, при каких обстоятельствах это кресло переходило из рук в руки. Вновь пытаемся понять: как получилось, что портовый город с огромным потенциалом, призванный стать лицом России в АТР, по сию пору остается лишь местом обогащения отдельных личностей, в т.ч. его мэров, неухоженным и неудобным для жителей, «городом с разбитым лицом», как характеризовал его один американский архитектор.             

Вокруг незабвенного Виктора Черепкова в 90-х годах крутились местные коммерсанты, но система растаскивания городских ресурсов тогда еще даже не начала складываться. Ныне покойный экзальтированный мэр-бессеребренник, каким его и запомнили люди, не сделал себе состояния, как и его сын, который сначала работал программистом, а в 2004 г. был пристроен мэром Николаевым в МУП «Служба спасения».

Один из соратников Черепкова, бизнесмен, будущий краевой депутат и персональный банкрот Евгений Оломский, говорил в интервью: «Благодаря Черепкову у меня появилась гражданская позиция. Он показал мне, как и многим другим, кто способен видеть чуть дальше своей рубахи, контраст между властью честной и ворующей». Оломский, может, и не образец кристальной честности, но сказано точно.

В конце девяностых всевластный губернатор Евгений Наздратенко, во второй раз высадив Черепкова из заветного кресла, поместил туда присягнувшего на верность бывшего черепковского зама Юрия Копылова. Сначала в качестве исполняющего обязанности (классическая схема перехвата управления в краевом центре). В 2000 г. при поддержке нового шефа и горизбиркома Копылов победил Черепкова на выборах.

В прошлом начальник Первомайского райкома КПСС, Юрий Копылов позиционировал себя как «крепкий хозяйственник». Именно при нем местный бизнес начал прибирать к рукам землю, муниципальное имущество, разворачивать стройки на месте общественных пространств, устанавливать рекламные конструкции – все ради прибыли, а населению можно «втереть очки». Этот процесс безостановочно идет уже 20 лет.  

Новому губернатору Приморья Сергею Дарькину, разумеется, тоже хотелось видеть во главе краевого центра своего человека, но он несколько лет спокойно терпел Копылова, укреплявшегося благодаря городским возможностям. В 2004 г., однако, весь ресурс краевой администрации был брошен на поддержку Владимира Николаева, который проявил присущие ему в жизни смелость, которая города берет, и умение побеждать на короткой дистанции.

Николаев, являя собой этакий образец приморского пассионария разлива лихих девяностых, взял Владивосток с боем в прямом и переносном смыслах. Ни опытные конкуренты Черепков и Копылов, ни многочисленные материалы о криминальном прошлом, ни  страхи местного бизнеса и недовольство силовиков (тогда, кстати, это слово было не в ходу), реально боявшихся увидеть вчерашнего «крутого» в кресле мэра, его не остановили.

На церемонию вступления Николаева в должность прибыл весь городской цвет, а завершающая мизансцена, когда новый мэр, стоя у выхода из актового зала мэрии, протягивал руку каждому, мог бы оценить, наверное, даже Френсис Форд Коппола.   

29-летний успешный бизнесмен Игорь Пушкарев, на тот момент вице-спикер Законодательного собрания края, тоже хотел выдвинуться на выборы 2004 г., но не решился противоречить губернатору Дарькину. Своего он добился четыре года спустя.      

В последние дни своего пребывания в должности мэра Юрий Копылов постарался раздать как можно больше разрешений на все что угодно, едва ли не все, кто официально чего-то просил у администрации, желаемое получили. Возможно, он хотел затруднить деятельность своему сменщику. Но Владимиру Николаеву это не очень-то помешало - будучи плоть от плоти этого города, он решил вопросы со всеми.  

Николаев не только наслаждался новой властью, но и смог наладить работу городской администрации. Однако мэрствовал лишь 2,5 года. Политические амбиции и честолюбие, помноженные на земельный вопрос (Дарькин, видя, как лихо уходит ценнейший городской ресурс в чужие руки, сделал так, что право распоряжения землей муниципалитет лишился), столкнули его с губернатором, против которого уже к 2006 г. выступила мощная коалиция, а повальная приватизация муниципального имущества послужила дополнительным аргументом в работе правоохранительных органов.

В 2005 г. Олег Гуменюк, занимавшийся малым бизнесом, стал начальником управления физической культуры и спорта мэрии. После ареста Николаева в начале 2007 г. он продолжал там работать, пока новый мэр Пушкарев не «зачистил» его как «николаевского», хотя, по большому счету, он таковым и не являлся, в серьезных делах того времени не участвовал. 

Как же Пушкарев оказался в кресле мэра, ведь он не был «дарькинским»?

Надо вспомнить, какая обстановка складывалась во Владивостоке в то время. Город больше года обходился без главы, в мэрии чиновники тащили все, что могли (коммерсанты с удовольствием и совсем недорого «решали вопросы» с ними, т.е. коррумпировали). Николаев, едва покинув СИЗО, выехал в  Таиланд «на лечение».

На чиновников краевой администрации, видных в ту пору единороссов и других активных членов тогдашней краевой элиты возбуждали уголовные дела, сотрудники УФСБ по Приморью под руководством генерала Вяткина готовились задержать и самого Дарькина. 

Полпредом президента в ДФО являлся Олег Сафонов, генерал и выходец из спецслужбы. Именно он и принимал решение по кандидатуре «кандидата Кремля» на выборах мэра Владивостока, а губернатору, чья карьера висела на волоске, в той ситуации оставалось лишь согласиться. В кабинет к Сафонову молодой, честолюбивый и богатый политик Пушкарев попал по протекции своего старшего товарища, депутата Госдумы Василия Усольцева. 

Выборная кампания Пушкарева, как известно, проходила под слоганом «Человек Кремля: кто он?». Игорь Сергеевич победил при явке в 23,7% и при отсутствии реальных конкурентов. Кстати, в 2013 г., когда на волне эйфории от «атэсовских» госинвестиций Пушкарев был избран населением во второй раз, явка была еще ниже (менее 20%). 

Достигнув заветной цели – кресла мэра Владивостока, Игорь Пушкарев проявил себя как опытный и сильный управленец во власти. Первым делом начал расставлять своих людей. Самыми близкими оказались выходцы из Спасска-Дальнего, вотчины цементного бизнеса Пушкарева. В итоге спасская команда и начала управлять краевым центром. Уже на втором мэрском сроке на первые роли в окружении Пушкарева выдвинулся Алексей Литвинов, в начале «нулевых» годов прибывший в Приморский край в качестве юриста для сопровождения избирательных кампаний дарькинских технологов.    

Кстати, Олег Гуменюк был в числе тех, кого Пушкарев вынуждал уйти из администрации не самыми красивыми методами. Вряд ли он это забыл. Хотя, став  мэром в 2019-м, Гуменюк оставил на позиции заместителя главы выходца из упомянутой «спасской команды» Константина Лободу.

Игоря Пушкарева, как известно, погубили все те же политические амбиции, производные от личных. «Полагание себя равным богам», огонь тщеславия, разожженный окружением, наличие огромных ресурсов толкнули его на конфронтацию с губернатором Владимиром Миклушевским и попытке перехвата власти в крае. Будучи много лет человеком власти, Игорь Сергеевич жил уже исключительно ради экспансии во власти. Однако из древнегреческих мифов же известно, что за стремление встать в ряд с богами неминуемо следует кара.

Распалившись в политической борьбе, Пушкарев словно забыл, что находится под колпаком у ФСБ, которая не считала его подход к управлению Владивостоком как собственным предприятием соответствующим закону. Полпред Юрий Трутнев тоже так не считал.

Итог – печальный: вместо того, чтобы спокойно дожидаться, пока губернаторская должность упадет к нему в руки сама, словно спелое яблоко, он совершил ряд несистемных действий и оказался за решеткой. Надолго.        

Это очередное противостояние главы Владивостока и губернатора Приморья ввергло край в затяжной кризис власти. Город вновь без хозяина и продолжает приходить в запустение, поскольку по большому счету никому нет дела до вопросов общественного блага.

Как кометы, промелькнули на властном небосклоне врио губернатора Андрей Тарасенко и его ставленник в мэрском кресле Виталий Веркеенко. Эти звезды горели ярко, но недолго. Можно сказать, оба не справились на своих местах, хотя их и не упрекнешь в тяге к разрушению (все было развалено и растащено до них). Отметим только, если кто-то не в курсе, что уже к осени 2018 г. между ними наметилось охлаждение, завершившееся конфликтом, который не получил продолжения только в силу того, что оба покинули должности.

Смогли бы Тарасенко и Веркеенко исправить положение дел в Приморье и во Владивостоке и достичь тех результатов, которые под силу такому тяжеловесу, как Олег Кожемяко, который в настоящее время является одним из самых авторитетных региональных лидеров в России? Не думаем. 

Сегодня занявшему «проклятое» кресло мэра Владивостока Гуменюку можно посочувствовать, а можно и позавидовать – если он не повторит ошибки своих предшественников (в городе еще остались ресурсы, которые можно попробовать распределить среди своих людей, а можно поставить на службу народу) и не «возвеличится», то под крылом Кожемяко может добиться многого.

Жителям остается только верить и надеяться, что новый властный тандем окажется долгосрочным. 

 

 

 

 

Комментарии (4)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Неаноним 8 месяцев назад
0 0
Сейчас они тебе как вернут твоего Пушкарева - так сразу лет на 15. Колонии. Оглашают приговор.
Аноним 8 месяцев назад
0 0
Надоели западные статьи. Пора Пушкарева возвращать
Иванов Сергей Парфирьевич 8 месяцев назад
0 0
Прекрасная статистика по мэрам, вынос тела, условно и штраф, 4 года и побег в Таиланд, 17 лет и конфискация всего наворованного, и что в остатке для нового мэра, 25 или пожизненное?
ввп 8 месяцев назад
0 0
око бдит!
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ