За что ретейлеры устроили битву с банками

фото pixabay.com | За что ретейлеры устроили битву с банками
фото pixabay.com

Ретейлеры продолжают бороться за снижение стоимости приема карт, а платежные системы — за доходы банков. В феврале спор дошел до президента — продавцы пожаловались, что за прием карт с них берут слишком много, и Владимир Путин назвал это «квазиналогом» на бизнес. К проблеме уже подключились Минпромторг, Центробанк и ФАС. Но битва продолжается. KONKURENT.RU решил узнать, как устроена экономика приема карт.

Эквайринг, или возможность расплачиваться за товары и услуги картой, — безусловно, удобная для потребителя опция. Многие уже давно не носят с собой наличные деньги и даже не заходят туда, где нет возможности оплачивать «пластиком». Собственники бизнеса, прежде всего малого, порой с трудом принимают решение о подключении терминалов безналичной оплаты или вовсе отказываются от них, осознанно проигрывая борьбу за часть клиентуры. Впрочем, общую тенденцию не переломить: по данным за 2018 г., более половины оплат в России совершались именно безналичным способом.

Как говорится, сопротивление бесполезно. Рано или поздно подключать эквайринг придется. Тем более что банки тоже борются за клиента и все чаще готовы идти на уступки малому бизнесу: несмотря на небольшой оборот безналичных платежей, они стараются предложить выгодные сервисы и бесплатные услуги, «каникулы» за использование терминала и многое другое.

Любовь Андрущенко, директор продуктового магазина «Владлен» (Хорольский район): «Когда мы только открывались, более 20 лет назад, ни о каком «безнале» не могло быть и речи. Никто тогда о пластиковых картах даже не слышал. На весь наш небольшой поселок приходилось всего три продуктовых магазина. Сегодня торговых точек — пруд пруди, и, как мы ни оттягивали переход на безналичный платеж, пришлось и нам пойти в ногу с коллегами. Магазин приносит условную прибыль, а эквайринг, как ни крути, бьет по рентабельности. Часть денег, которые можно было бы пустить в оборот, «дарим» банкам. Но ничего не поделаешь, ведь даже для поселковых покупателей использование банковских карт упрощает совершение покупок».

Пластиковая схема

Комиссия за прием карт (эквайринг), или торговая уступка, устанавливается в виде процента от суммы операции, ее торговая точка платит обслуживающему ее банку, или эквайеру. Тот оставляет часть вознаграждения себе, но большую часть передает эмитенту карты, которой расплатились. Кроме того, оба банка — и эмитент, и эквайер — за каждую операцию платят комиссию платежной системе.

Торговую уступку эквайеры назначают клиентам самостоятельно. Она, как правило, учитывает вознаграждение, которое получает эмитент (интерчейндж), — его устанавливают уже платежные системы. Интерчейндж рассчитывается как процент от суммы операции и зависит от типа торговой точки и карты (например, на премиальных картах эмитент зарабатывает больше).

Интерчейндж — критически важная составляющая этой системы: за счет него эмитенты могут снижать стоимость обслуживания карт для потребителя, предлагать программы лояльности, подсаживающие человека на использование карт, инвестировать в технологии и новые сервисы. Выбор такой: чем больше интерчейндж — тем дороже прием карт для торговцев, чем он ниже — тем меньше услуг и бонусов банки могут предлагать клиентам.

Андрей Шульга, председатель правления банка «Финам»: «Необходимо понимать, что в сложившихся экономических условиях банки находятся в определенных договоренностях с международными платежными системами (МПС), которым они платят определенный процент. При этом эквайринг по карте «Мир», которая относится к российской национальной платежной системе, фактически нулевой.

Соответственно, условия у всех тоже разные. Чем больше обороты по эквайрингу, тем более льготные тарифы получают российские банки. Льготные программы относятся и к тем банкам, которые являются непосредственным прямым участником международной платежной системы, то есть работают с ней напрямую. Однако львиная доля российских банков относятся к категории аффилированных. То есть платят так называемым банкам-спонсорам. То есть два из трех процентов получает бизнес, и только 1% приходится на долю банка-эмитента. В интернет-эквайринге тарифы могут доходить до 7%. Но и здесь схема та же — 2% — предпринимателю, остальное — банку — за повышенные риски».

В дальневосточном филиале банка «Открытие» уверены, что крупные торговые сети, как в сфере продовольственного, так и в сфере непродовольственного ретейла, работают по ставкам в 0,8–1%. А основная масса небольших магазинов в качестве комиссии уплачивает банкам, обеспечивающим прием пластиковых карт, около 1,8–2%. Лишь торговые точки с крайне низкими оборотами, фиксируемыми в платежных терминалах, работают с уровнем комиссии в 2,5%. «Для банков законодательное ограничение тарифов приведет к снижению доходов от операций по картам», — пояснили в пресс-службе банка.

Квазиналог

На запрос KONKURENT.RU о перспективах работы банковского сектора в условиях возможного снижения тарифов по эквайрингу ПАО «Сбербанк» и ВТБ «Капитал» не ответили. Молчание сохраняют и крупные во Владивостоке торговые сети. Но, уверены опрошенные «К» эксперты, карточный бизнес важен для банков еще и потому, что он помогает снизить стоимость пассивов за счет бесплатных остатков на карточных счетах. Интерчейндж, остатки на счетах и комиссии за обслуживание карт занимают примерно одинаковые доли в общих доходах эмиссионного бизнеса.

Василий Нестеренко, директор ООО «Вип Каскад»: «Отношения между банками и бизнесом с 2014 г. стали крайне напряженными. Вследствие решения правительства о передаче функции фискального контроля над бизнесом на банки, т. е. банк в настоящее время сам считает количество налоговой нагрузки на каждый вид бизнеса. При этом банк не хочет принимать во внимание следующее: бизнес не всегда имеет прибыль, а именно с нее бизнес должен уплачивать налоги, бизнес может нести и убытки. А банки «доят» бизнес, любой «чих» по расчетному счету оплачивается отдельно.

Что касается непосредственно эквайринга, то комиссию за проведенные операции по картам выплачивает бизнес. По сути, это является квазиналогом с продаж. И если во всем мире ставка за услуги по экварийнгу составляет в среднем до 0,3–0,4%, то в нашей стране — от 1,8–3%. Не сложно посчитать, какую дополнительную нагрузку несет бизнес, так как списание комиссионных происходит ежедневно. При снижении тарифа никто не пострадает, выиграют все. Обратите внимание, что еще многие магазины не ставят терминалы оплаты картами, в магазине висит объявление: «Вы можете оплатить покупку переводом с карты на карту» — так бизнес пытается уйти от банковских поборов. Например, покупатель совершил покупку по карте на 1 тыс. рублей, магазину на счет поступило 980 рублей. Т. е. магазин предоставляет вынужденную скидку, которую забирает банк, а не покупатель!»

Несмотря на нежелание крупнейших банков страны поддерживать разговор об эквайринге, в неформальной обстановке специалисты уверяют: использование банковских карт позволяет ретейлу привлечь новых клиентов, повысить средний размер покупки, а также облегчить и ускорить работу кассира. Немаловажным плюсом сервиса банкиры называют сокращение расходов на инкассацию. С их слов, банковские тарифы за предоставление услуг варьируется от 0,5 до 2%.

«Дискуссия о размере комиссий за эквайринг началась с попытки крупных ретейлеров использовать административный ресурс для еще большей минимизации своих расходов. Впрочем, взаимоотношения банков и ретейлеров по-прежнему лежат в бизнес-плоскости, и все вопросы решаются в соответствии с принципами рыночной экономики. Компания — продавец любых товаров и услуг, разумеется, всегда рассчитывает продать их подороже, а компания-покупатель — купить подешевле. Соотношение спроса и предложения, конкуренция на том или ином рынке, профессионализм менеджеров-переговорщиков и определяют итоговые цифры в тех или иных договорах», — сказали в банке «Открытие».

«В каждом банке применяется дифференцированная ставка, она составляет от 0,5%, если идут расчеты внутри банка по картам, и до 1,7%, если перевод осуществлен через банк-посредник. Для сравнения: работа с наличными, предполагающая услуги инкассации, обходится от 0,5%, плюс, например, заезд на «точку», разница с эквайрингом колоссальная! К сожалению, эквайринг для нас стал «третьей статьей расходов» после зарплат и аренды», — протестует один из бизнесменов.

Миллион за минусом тридцатки

Сегодня для розничных сетей тарифы на эквайринг составляют 1–2%, для крупных игроков — в среднем 1,5% от суммы транзакции, что при растущей доле безналичной оплаты приводит либо к снижению эффективности бизнеса, либо к росту цен. Для интернет-магазинов ставка в разы выше, а для малого бизнеса она просто «грабительская» — до 3,5%. Кроме того, банки-эквайеры платят комиссию интерчейндж таким монополистам, как VISA или MasterCard, также применяющим дифференцированный подход в своей ценовой политике (чем меньше банк, тем выше интерчейндж).

По словам участников рынка, в среднем ее размер составляет 1–2% от суммы транзакции, при бесконтактной оплате она может быть ниже на 0,2–0,3 процентного пункта. Предположим, покупатель расплатился в торговой точке своей карточкой. Банк продавца направляет соответствующий запрос эмитенту карты. За эту операцию платится сбор. То есть кредитная организация, обслуживающая торговую компанию, берет с нее комиссию за эквайринг и часть этих денег выплачивает банку, который выпустил дебетовую или кредитную карту.

Существует и другой порядок, так называемый обратный сбор, когда, наоборот, банк-эмитент платит обслуживающему банку. Например, если клиент получает наличные деньги в банкомате стороннего кредитного учреждения. В этом случае часть комиссии за операцию выплачивается банком-эмитентом организации, которая владеет сетью банкоматов.

Размер взаимообменного сбора влияет на комиссию по эквайрингу и, соответственно, на прибыль торговой организации. Если надбавка к стоимости товара невелика, как это бывает в небольших магазинах, то размер комиссии может приближаться к проценту прибыли организации. Поэтому владельцы торговых точек часто предпочитают исключительно наличные и не работают с банковскими картами вообще.

При этом крупные сетевые компании могут получать лучшие условия у банков. Возможность заплатить картой увеличивает оборот компании и прибыль, что приводит к не вполне равным конкурентным условиям на рынке розничной торговли. Но в целом, когда оборот предприятия исчисляется суммами от нескольких сотен миллионов, то плата за эквайринг составляет миллионы рублей.

Василий Нестеренко: «Казалось бы, что такое всего 2–3% от валовой выручки, но вот вам пример: если магазин по картам совершил за месяц операций на 1 млн рублей и с этой суммы банк снимет 2–3%, то, получается, за месяц бизнес заплатит банку 20–30 тыс. рублей, а в условиях кризиса в экономике страны это довольно внушительная сумма, особенно если посчитать расходы по эквайрингу за год».

Дмитрий Боярко, руководитель Консультационного центра содействия малому и среднему предпринимательству при приморском региональном отделении общероссийской общественной организации «Деловая Россия»: «Начнем с того, что ценообразование эквайринга имеет две составляющие: цена держателя карт VISA или MasterCard, которые выдвигают свои условия и требования, и заработок самих банков. Поэтому если банки и согласятся на снижение тарифов, то только в пользу своей собственной маржи. Кстати, у карты «Мир» эквайринг почти нулевой. В этом плане снижение комиссий — это хорошая конкуренция иностранным банкам, которые тоже должны поумерить аппетиты и думать о нашем, российском рынке.

Зарубежный эквайринг стоит очень дешево. В цивилизованных странах эквайринг рассматривается как инструмент, стимулирующий людей уходить от наличных платежей. Собственно, такие же задачи ставит и Банк России, но из-за драконовских процентов по эквайрингу малый и средний бизнес не может им пользоваться. Банки должны понимать, что эквайринг не является механизмом для заработка, это сопровождающая услуга для бизнеса, которая так нам необходима. Я, как и мои коллеги-бизнесмены, выступаем за то, чтобы проценты по эквайрингу снижались».

В ожидании компромисса

Как сообщили в пресс-службе Дальневосточного ГУ Банка России, регулятором уже организовано обсуждение подходов к снижению эквайринговых комиссий всеми заинтересованными сторонами: банками, платежными системами, торговыми ассоциациями, а также министерствами и ведомствами. В качестве первого шага участниками обсуждения были выработаны и поддержаны предложения по снижению платежными системами размера интерчейнджа в социальном сегменте (образование, здравоохранение, аптеки), а также для крупных покупок (автомобили и недвижимость).

«Дальнейшее обсуждение предложений по снижению эквайринговой комиссии будет продолжено в рамках межотраслевой рабочей группы на площадке Ассоциации банков России. Также участники обсуждения единодушно поддержали необходимость присоединения к системе быстрых платежей (СБП) всех банков, особенно системно значимых. Реализация в СБП оплаты товаров и услуг, в том числе по QR-коду, будет способствовать снижению издержек торговых предприятий. Данные предложения были направлены в правительство», — сообщили в пресс-службе Дальневосточного ГУ Банка России.

При этом вице-президент Ассоциации банков России (АБР) Алексей Войлуков поясняет: «Мы предполагаем, что постепенно удастся прийти к компромиссу и урегулировать дальнейшие действия и ставки комиссий. Также пока мы не ожидаем появления какого-либо внешнего куратора, который бы контролировал исполнение обязательств участниками рынка, так как совместная работа ведется на добровольных началах».

КОММЕНТАРИЙ

Владислав Кочетков, президент ГК «Финам»: «В разрезе обсуждения вопроса о целесообразности снижения тарифов по эквайрингу в России необходимо учитывать несколько факторов. Во-первых, наценка российского эквайринга для МСП по сравнению с европейским эквайрингом значительно ниже — от 2 до 4%. Например, в США тарифы эквайринга в бизнес-сегменте достигают 5%. Во-вторых, необходимо понимать, что если в России эквайринг снизится до условного 1%, в лучшую сторону ситуация вряд ли изменится. Помимо банковского сектора, моржа которого безусловно упадет, пострадают и сами потребители. Банки не только будут вынуждены отменить программы cash back, но и свернут практически все бонусные продукты, которые так активно сейчас используют. Согласитесь, это не лучшим образом отразится как на простых потребителях, так и на самом секторе бизнеса.

И в-третьих. Большинство людей, использующих при расчетах платежные системы, ошибочно полагают, что на их собственных денежных средствах проценты по эквайрингу никак не отражаются. На самом деле страдает и сам потребитель — так называемые нулевые проценты при оплате онлайн перекладываются в дальнейшем на покупателя в виде налоговой нагрузки. Если эквайринг подешевеет, с потребительской точки зрения ситуация в лучшую сторону не изменится. Стоимость продукции не снизится, банковские продукты вырастут в цене, и только торговые сети будут зарабатывать больше.

Рынок эквайринга — это классическая олигополия с точки зрения международных платежных систем. На этом фоне в перспективе мы можем рассматривать альтернативу, которая приведет к естественному снижению тарифов по эквайрингу — без административных вмешательств и подписаний соглашений. Я говорю о системе быстрых платежей, которую запускает Банк России. Сегодня, на первом этапе, она работает по технологии Peer-to-peer (P2P) — это способ передачи информации, основанный на равноправии участников. (Дословно: точка в точку — «ты мне, я тебе». — Прим. ред.).

Отправка денег осуществляется либо самому себе, либо контрагенту — физическому лицу. Эти процессы минимизируют проценты по транзакции. В дальнейшем, возможно, уже до конца этого года, появится система оплаты по штрихкодам в торговых сетях. Таким образом, процент по онлайн-переводу существенно снизится, вплоть до нулевой отметки.

Это приведет к тому, что в попытке удержать объем собственных транзакций банки будут вынуждены снижать свои тарифы по эквайрингу. Скорее всего, данный процесс будет проходить так же дифференцированно».

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ