Пенсии россиян бросят на финансирование силовиков. Зачем?

О зарплатных скрепах бюджетного процесса

Президент Владимир Путин подписал 854-страничный закон № 175-ФЗ о внесении изменений в федеральный бюджет на 2019 г., согласно которому расходы на социальную политику решено урезать на 20,1 млрд руб. (4,8 млрд из них предназначались на соцобеспечение). Не сложно догадаться, куда же пойдут сэкономленные на социалке бюджетные средства. Правильно — силовикам.

Ассигнования по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» были увеличены на 18,2 млрд руб. Причем 3,7 млрд руб. сверх уже заложенного в бюджет будет выделено органам прокуратуры, 2,8 млрд — Следственному комитету, а 2,1 млрд — Росгвардии. Однако рекордная прибавка ожидает МВД — более 7 млрд руб. Впрочем, помимо силовиков, не забыт оказался и чиновничий аппарат, которому увеличат довольствие на 854 млн руб.

То ли еще будет. Бюджетные расходы на пенсии военным и силовикам повысятся с 769 млрд руб. в 2020 г. до 797 млрд в 2021–2022 гг., следует из материалов Минфина к бюджетным проектировкам на предстоящую трехлетку, одобренных на заседании правительственной комиссии 18 июня. На 1 октября 2019 г. пенсии у экс-сотрудников ФСБ будут составлять в среднем 30 тыс. руб., у полицейских — 17 тыс., при этом возрастная планка по выходу на пенсию у них осталась прежней. Средняя гражданская пенсия по старости в России составляет порядка 15 тыс. руб.

В связи со столь весомыми финансовыми вливаниями в силовой блок возникает резонный вопрос — ЗАЧЕМ? Притом что количество регистрируемых преступлений в стране уже который год снижается, а на долю тяжких и особо тяжких приходится 22,5%. Быть может, для того, чтобы повысить уровень раскрываемости совершенных преступлений, а также качество предварительного следствия и дознания, которые, судя по ежегодным отчетам Генпрокуратуры России, по-прежнему хромают?

Вот лишь несколько красноречивых цитат. На протяжении последних лет остается значительным количество преступлений, укрытых от учета (более 180 тыс.). При этом их доля в общей массе зарегистрированных выросла до 7,5%. В минувшем году нераскрытыми остались 860,4 тыс. из 1,9 млн преступных деяний. Из них к категории тяжких и особо тяжких относилось более 23% (в 2017 г. — 21,7%). Среди них 639 убийств и покушений, 1,2 тыс. фактов тяжкого вреда здоровью, 465,8 тыс. краж, 15,3 тыс. грабежей и 1,4 разбоев. Не обнадеживают показатели и текущего года (6 мес.): четверть от общего числа нераскрытых преступлений (377,4 тыс.) приходится на тяжкие и особо тяжкие деяния. А это 126 убийств, 353 факта тяжкого вреда здоровью, 200,1 тыс. краж, 5,7 тыс. грабежей и 491 разбой! Проще говоря, лица, их совершившие, все еще на свободе.

Несмотря на общее снижение преступности и следственной нагрузки, наблюдается динамичный прирост числа нарушений в деятельности следственных органов (преимущественно МВД России): с 2,9 млн в 2009 г. до 5,1 млн в 2018 г. Большинство из них касаются приема, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях. Наряду с этим высоким остается число отмененных в силу незаконности и необоснованности постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовных дел или их прекращении. По-прежнему много уголовных дел возвращается прокурорами в следственные органы для производства дополнительного расследования.

Настораживает еще одна цифра: в целях пресечения незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности было отменено 4,6 тыс. незаконных постановлений следователей о возбуждении уголовного дела (в 2017 г. — 5 тыс.) и 10,1 тыс. — у дознавателей (12,1 тыс.). Что касается процессуальных решений, повлекших признание за обвиняемыми права на реабилитацию, то в минувшем году таковых принято 18,4 тыс. (в 2017 г. — 18,5 тыс.). Общая сумма их материальных требований превысила 597 млн руб. Иначе говоря, от многотысячной и высокозатратной армии правоохранителей государство понесло еще и полумиллиардные убытки. И это не считая ущерба, причиняемого организациям коррумпированными силовиками, а также весомых компенсационных выплат, присуждаемых ЕСПЧ пострадавшим от произвола полиции.

Не лучшим образом обстоит ситуация и на Дальнем Востоке. Из 32,8 тыс. зарегистрированных в прошлом году тяжких и особо тяжких преступлений нераскрытыми остались 13,4 тыс., а за 6 мес. 2019 г. — 6,8 тыс. из 17,3 тыс. Лидерами по количеству «глухарей» остаются Приморский и Хабаровский края, Амурская область. С недавних пор к ним присоединились и два новых субъекта округа — Забайкалье и Бурятия.

Получается, что, несмотря на ежегодные многомиллиардные ассигнования, правоохранительная система функционирует неважно, и, судя по прогнозам, улучшений в ее работе не предвидится. Тогда зачем, спрашивается, продолжать накачивать ее столь крупными суммами в ущерб остальным статьям бюджета, а также снабжать дополнительными полномочиями?

В отсутствие легальных возможностей защиты своих прав население реагирует депрессией и апатией, прорывающихся во вспышках протестной активности. Настроение электората значительно ухудшилось из-за безработицы, падения денежных доходов, а также пенсионной реформы. Всероссийская акция в поддержку столичного журналиста Ивана Голунова, обвиненного в наркоторговле, продемонстрировала готовность общества сплотиться против фабрикации уголовных дел. В такой ситуации «без сытых опричников», как писал А. Толстой в романе «Князь Серебряный», властям не обойтись.

Комментарии (5)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноном 3 месяца назад
0 0
Служил и ди сих пор не пойму почему шахтер или моряк тоже тяжелая и опасная работа ну у силовиков тяжелее у них еще и взятки крышевые ну вы надеюсь поняли. Только шахтер почему то ждет возрастной ценз а силовики 35 и уже пенсионер а то и раньше вот где нужно пенсионную реформу делать а не нищих стариков обирать. Честь имею майор внутренней службы в отставке
Аноним 3 месяца назад
0 0
Если Вы не служили в армии, полиции МЧС, ФСБ, ФСИН, то никогда не поймёте почему военные пенсионеры имеют льготы
Бухгалтеръ 3 месяца назад
0 0
Уровень бедности в России в первом квартале 2019 года вырос до 14,3% против 13,9% год назад, сообщил Росстат. Из-за снижения реальных доходов и роста цен на продукты за чертой бедности живут почти 21 млн россиян. При расчете уровня бедности в первом квартале 2019 года применялись установленная приказом Минтруда величина прожиточного минимума — 10 753 руб. — и уточненная Росстатом в марте методология оценки денежных доходов населения. Слабая динамика реальных доходов связана с ускорением инфляционного давления в результате повышения НДС с 18 до 20%. Россияне, чья структура потребления прежде всего ориентирована на простые продукты (хлеб, картофель, крупы), пострадали в большей степени.
Гость 3 месяца назад
1 0
Завершающий абзац улыбнул своей надуманностью.
люблю путина 3 месяца назад
0 0
путин видимо тщательно утрамбовывает тропу на пути к визиту Коли Чеушеску.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ