Рыбакам протягивают руку помощи. Зачем?

О бардаке в рыбной отрасли

Государство планирует потратить 613 млрд руб. к 2030 г., нарастив за счет этого годовой улов до 5,4 млн тонн, что всего на 6% превышает рекордный показатель прошлого года. Не дороговато ли обойдутся нам всем незначительные излишки морепродукции, которая и так добывается изношенными дальневосточными судами который год подряд и без всяких госвливаний?

Два месяца назад в рамках «правительственного часа» министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев с упоением рассказывал сенаторам о перспективах развития рыбохозяйственного комплекса. По его словам, к 2030 г. оборот организаций отрасли вырастет на 160% — до 900 млрд руб., а доля рыбопродукции с высокой добавленной стоимостью в общем объеме произведенного достигнет 65% против 30% в 2018 г. В общей структуре рыбопромыслового флота на новые суда будет приходиться не менее 80% добычи (в 2018 г. этот показатель составил 15%). «Реализация новой стратегии развития отрасли позволит повысить среднедушевое потребление рыбы почти на 3,5 кг (сейчас якобы 21,7 кг. — Прим. ред.)», — заявил он. Просто дух захватывает от таких перспектив! Но…

На протяжении долгих лет Дальневосточный рыбохозяйственный бассейн (ДРБ) вносит весомый вклад в общероссийскую добычу морских биоресурсов (ВБР) — почти 69%, или 3,4 млн тонн в 2018 г. Основной объем добычи составляют такие виды ресурсов, как минтай, крабы, сельдь, треска, кальмары, камбала. Впрочем, тихоокеанских лососей в минувшем году добыли также в избытке — почти 680 тыс. тонн. Объем добычи биоресурсов, общедопустимый улов которых в ДРБ не устанавливался, превысил 332,8 тыс. тонн (+10,6% к 2017 г.). Казалось бы, ешь не хочу! Как бы не так.

«Нет у россиян культуры потребления морепродукции», — любят повторять отдельные представители отраслевых ассоциаций. Особенно когда речь заходит о валютоемких видах продукции, экспортная пошлина на которые сегодня обнулена. Только в прошлом году ТУ Росрыболовства подтвердило 3,4 тыс. сертификатов на 1,4 млн тонн дальневосточной морепродукции, предназначавшейся для экспорта в Евросоюз. Для сравнения: в 2017 г. указанные показатели были на уровне 2,7 тыс. сертификатов против 1,2 млн тонн. В свою очередь, более 1,2 млн тонн морепродукции сертифицировали для вывоза в Китай (в 2017 г. — 1,1 млн), 60,4 тыс. тонн крабопродукции отправилось в Южную Корею (58,1 тыс. тонн), а 3 тыс. тонн — в Японию (3,6 тыс. тонн).

По подсчетам Дальневосточного таможенного управления, в 2018 г. было легально задекларировано на экспорт 1,5 млн тонн рыбы и морепродуктов стоимостью 3,2 млрд долларов США. К уровню 2017 г. физические объемы экспорта увеличились на 9%, а выручка участников ВЭД — на 28%! Более 87% всего экспорта составила мороженая рыба (минтай, сельдь, лососевые, печень, икра и молоки), а 3,7% — крабы. Для сравнения: доля рыбного филе в общей массе экспортированных биоресурсов — всего 4,3%.

И это, разумеется, не считая контрабандных поставок лососевых, крабов, морского ежа, креветки и т. д. (а это сотни миллионов рублей в год). Уже в первом квартале 2019 г. дальневосточные таможенники возбудили шесть уголовных дел о контрабанде 106,5 тонны живого краба на общую сумму 72 млн руб., вывезенного в Китай и Японию по заниженной цене. При этом далеко не все контрабандисты оказываются за решеткой.

Получается, что большая часть дальневосточных уловов по-прежнему поступает на столы наших взыскательных азиатских соседей, платежеспособность которых остается основным мотивирующим драйвером для местных рыбопромышленников.

Принуждение к строительству, помноженное на разгильдяйство

В целях обновления рыбопромыслового флота в 2017 г. был запущен механизм выделения 20% долей квот добычи отдельных видов ВБР на инвестиционные цели (под строительство судов и рыбоперерабатывающих предприятий). По итогам двух заявочных кампаний по распределению долей инвестквот для ДРБ было заключено 9 договоров на строительство крупно- и среднетоннажных судов и 13 — на постройку заводов по переработке минтая и донно-пищевых видов рыб (трески, камбалы, наваги, макруруса, палтуса, терпуга и кальмара). В текущем году заявили еще подобных 10 проектов.

Недавно председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев своим постановлением изменил порядок предоставления инвестквот, увеличив размер банковской гарантии, необходимой для заключения договора о предоставлении квот на строительство среднетоннажных рыбопромысловых судов, с 30 до 50–60 млн руб., а малотоннажных — с 10 до 30 млн.

Помимо этого, были введены инвестквоты на добычу крабов, распределяемые по результатам электронных аукционов. На это будет выделяться 50% общедопустимого улова сроком на 15 лет. Победители аукционов должны будут построить 31 судно для ДРБ. Примерная стоимость одного проекта — порядка 1 млрд руб. с возможностью корректировки в зависимости от комплектации. Суда должны быть длиной более 50 м с оборудованием по производству продукции мощностью не менее 10 тонн в сутки. Строиться они должны будут на отечественных верфях.

Казалось бы, вполне здравая идея — обязать дальневосточных рыбопромышленников начать вкладываться в обновление собственных производственных мощностей (коль скоро они настолько рентабельны). Однако и тут не обойдется без бардака. Согласно заключению Счетной палаты России о расходовании бюджетных средств Росрыболовством, уточненная оценка по доходам от продажи на аукционах права на заключение договора о закреплении долей квот добычи ВБР была уменьшена с учетом проведенных аукционов почти в 70 раз и составила 248,4 млн руб., или 9,7% от общего объема доходов. Значительное расхождение обусловлено труднопрогнозируемым характером поступлений от перечисления платы, которая может быть предложена победителями аукционов (!). Что получит государство таким образом, большой вопрос…

В заключенных ведомством соглашениях о предоставлении предпринимателям госсубсидий для возмещения части затрат на уплату процентов по инвесткредитам, полученным на развитие флота и береговой инфраструктуры, не были указаны соответствующие инвестпроекты. Данное обстоятельство исключало возможность привлечения бизнесменов к ответственности в случае нецелевого расходования выделенных средств. Наряду с этим Росрыболовством не осуществлялся надлежащий контроль за деятельностью получателей субсидий, в том числе в части достоверности предоставляемых ими отчетов. Итогом столь халатного отношения регулятора к своим обязанностям стало то, что за последние десять лет из 1,2 млрд руб. субсидий, заложенных в бюджете, было освоено лишь 46,2%, или 567,5 млн руб. В результате было построено и модернизировано всего шесть рыбопромысловых судов, а объем введенных мощностей по хранению и переработке рыбопродукции не превысил 308,4 тыс. тонн.

Рыба гниет с головы

Основная задача властей — дальнейшее наращивание рыбного экспорта. Согласно майскому указу президента РФ Владимира Путина, объем внешней торговли рыбой и морепродуктами должен быть увеличен к 2024 г. с нынешних 5,2 до 8,5 млрд долларов США в год. На реализацию этой цели направлена, по сути, и новая Стратегия развития рыбохозяйственного комплекса. Однако задача по наращиванию внутреннего потребления рыбопродукции, уровнем которого так озабочена спикер СФ Валентина Матвиенко, не может быть выполнена одновременно с задачей почти двукратного увеличения экспорта.

В этой связи выполнение положений Доктрины продовольственной безопасности в части самообеспеченности рыбопродукцией, расширения доступного ассортимента и обеспечения контроля ее качества, а в конечном счете — смена сложившейся годами уязвимой сырьевой модели развития рыбной отрасли, находится под большим вопросом.

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Гурман 1 неделю назад
0 0
Не видать нам рыбного четверга как своих ушей.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ