Виктор Зозуля: «Здесь всем управляют олигархи»

Виктор Зозуля, экс-руководитель приморского филиала ОАО «Амурская ЭРА». Родился в 1949 г. в Одесской области УССР. В 1971 г. окончил Одесский политехнический институт по специальности «радиоинженер-конструктор». В 1971–1977 гг. — бригадир на кишиневском заводе «Сигнал», 1977–1981 гг. — инженер на СКТБ «Бриг», в 1981–2011 гг. работал в филиале ОАО «Амурская ЭРА» в г. Большой Камень. С 1989 г. — учредитель и руководитель ряда коммерческих структур. Фото: предоставил В. Зозуля |  «Здесь всем управляют олигархи»
Виктор Зозуля, экс-руководитель приморского филиала ОАО «Амурская ЭРА». Родился в 1949 г. в Одесской области УССР. В 1971 г. окончил Одесский политехнический институт по специальности «радиоинженер-конструктор». В 1971–1977 гг. — бригадир на кишиневском заводе «Сигнал», 1977–1981 гг. — инженер на СКТБ «Бриг», в 1981–2011 гг. работал в филиале ОАО «Амурская ЭРА» в г. Большой Камень. С 1989 г. — учредитель и руководитель ряда коммерческих структур. Фото: предоставил В. Зозуля

Несмотря на немолодой возраст, один из первых кооператоров на Дальнем Востоке по-прежнему активен и живет на несколько домов в Приморье, Одесской области и Таиланде. Как инженер Виктор Зозуля относится к бизнес-планированию без иллюзий и считает, что выход частного предпринимательства на серьезный уровень в ДФО возможен только в партнерстве с государством.

— Виктор Васильевич, как так получилось, что с крайнего запада СССР вы перебрались в свое время на Дальний Восток?

— С начала 1970-х я работал на кишиневском заводе «Сигнал», мы поставляли аппаратуру связи на военно-морской флот и в судостроение. В 1974 г. от нашего завода была направлена бригада для проведения шефмонтажных, швартовных и приемосдаточных работ на заказе атомной подводной лодки проекта 667Б в г. Комсомольске-на-Амуре и на сдаточной базе ЗСО «Восток» в Большом Камне. Задействованы были многие предприятия из Ленинграда, Владимира, Кишинева, Пензы и Москвы. Я был бригадиром от «Сигнала» по монтажу и сдаче в эксплуатацию нескольких комплексов радиоэлектронной аппаратуры. Непосредственно сдавал изделие «Квант», входящее в комплекс космической связи «Цунами». Впервые в СССР нами была произведена связь подводной лодки через спутник с наземным пунктом связи.

С 1977 г. из Кишинева переехал в Николаевскую область, где работал в СКТБ «Бриг». Занимался проектированием, изготовлением и внедрением в производство промышленных роботов (манипуляторов) в судостроении.

В 1981 г. переехал в Большой Камень, устроился на работу в цех № 4 предприятия «ЭРА», которое являлось филиалом ОАО «Амурская ЭРА» г. Комсомольска-на-Амуре. Работал старшим инженером-настройщиком на строящихся подводных лодках. В 1983 г. стал заместителем начальника цеха по спецтехнике, с 2003 г. — директором филиала.

— «Заниматься бизнесом в обществе перестроечной эпохи считалось чем-то криминальным. А слова вроде «предпринимательство» и «прибыль» ассоциировались у людей с Уголовным кодексом», — писал первый в СССР кооператор Артем Тарасов. Вы, когда решили «делать деньги», не боялись, что к вам придут, все отберут?

— Время было такое, что боялись потерять работу прежде всего. И остаться ни с чем. О бизнесе многие задумывались, но все старались совмещать предпринимательство с основной работой на госпредприятии. Было тяжело оторваться от материального снабжения, производственной базы. На существующих государственных предприятиях нужно было периодически выполнять отдельные сложные технологические процессы. Мы привлекали квалифицированных специалистов действующих заводов на выполнение определенных объемов работ во внеурочное время (после работы, в выходные, в период отпусков) за отдельную плату. В СССР все жили небогато, у каждого были материальные проблемы. Работники заводов сами находили нас и просили для себя дело, чтобы получить дополнительный заработок.

— Как вы решились заниматься бизнесом в СССР?

— Начал в 1989 г., когда мне было 40 лет. Основная причина в том, что хотелось улучшить свои жилищные условия, купить большую квартиру. Моя семья из четырех человек ютилась в одной комнате. При той скорости жилищного строительства, что была тогда в СССР, нам надо было ждать 10 и больше лет в очереди, чтобы получить от государства что-то побольше.

— На ваш взгляд, падение советского строя связано с развалом экономики или тут больше виноваты политические причины?

— Все материальные, финансовые и трудовые ресурсы страны строго использовались и распределялись в соответствии с пятилетними планами развития народного хозяйства. Государство фактически руководило всеми отраслями через Госплан. Для каждого предприятия устанавливались четкие планы на номенклатуру и объемы производства. В соответствии с этим выделялись фонды на материалы, на комплектующие изделия, на зарплату, на материальное поощрение, на социальное страхование и т. д.

Такая форма управления народным хозяйством позволила СССР создать в короткие сроки тяжелую промышленность, энергетику, транспорт; оснастить промышленность и сельское хозяйство машинами и орудиями производства; быстро и эффективно восстановиться после Великой Отечественной войны. По мере дальнейшего развития и возрастающих потребностей населения увеличивалось отставание Советского Союза от стран Запада и США в легкой промышленности, в выпуске товаров народного потребления, в современной электронике, в бытовых услугах и так далее.

Это вынудило правительство пойти на реформы в народном хозяйстве через поощрение кооперативного движения. Но никто, наверное, тогда не представлял, что произойдет в финансовой области, когда появится возможность перетекания денежных средств из фондов в наличные деньги. Возникла неконтролируемая инфляция, которая в итоге, как я считаю, и привела к развалу экономики и распаду СССР.

Но это произойдет позже, поначалу казалось — все будет хорошо. С появлением кооперативов возникла возможность использовать частную инициативу в бытовом обслуживании, торговле, общепите, задействовать недозагруженные производственные мощности и трудовые ресурсы в свободное от основной работы время.

— В чем специфика возникновения и развития частного предпринимательства в судоремонте Дальнего Востока?

— В гражданском судоремонте мощности не удовлетворяли потребности судовладельцев, существовали значительные очереди на ремонт и обслуживание судов, ощущался недостаток квалифицированных специалистов. В военной же промышленности, даже при недозагруженном производстве, ремонт гражданских судов не производился из-за большой стоимости работ, вызванной высокими накладными расходами и стоимостью нормочаса.

Мы с товарищами проанализировали данную ситуацию. В 1989 г. на базе завода ЗСО «Восток» создали судоремонтный кооператив «Гарант». Уже в марте этого года, в течение месяца, отремонтировали два судна рыболовного колхоза «Новый мир». В дальнейшем кооператив разделился на несколько малых судоремонтных предприятий, которые арендовали ремонтные мощности рыболовецких колхозов. Так мы стабилизировали кадровый состав, получали необходимые объемы заказов.

Я руководил ООО «Амурская ЭРА БК». Предприятие периодически сотрудничало с такими оборонными заводами, как ДВЗ «Звезда», ЗСО «Восток» и ОАО «Амурская ЭРА». Используя недозагруженные мощности этих предприятий, их технологические возможности, мы развернули поле деятельности по всему Приморскому краю. Ремонтировали суда на Находкинской БАМР, Дальтехфлоте, на 178-м и Дальзаводе, на СРЗ № 30 в бухте Чажма, на Славянском СРЗ, других предприятиях. В кооперации с большими судоремонтными заводами мы провели множество работ на различных гражданских судах и на кораблях ВМФ.

— Почему вы ушли из судоремонта?

— Закат частного предпринимательства в судоремонте начался с монополизацией, после образования ДЦСС. Заводы были лишены собственных финансов и перестали рассчитываться за выполненные нами работы. Корпорация годами не производила погашение задолженности по реестрам, составленным заказчиками работ. Появилась куча посредников, которые ничего не делали, но за все требовали. К окончанию 2000-х бизнесом стало заниматься невыгодно, в начале 2010-х я все позакрывал.

В общем, это и понятно, когда в руководстве такие люди, как Игорь Борбот. Прекрасно помню появление парня, которому едва 30 лет. Ни с того ни с сего сначала занял должность директора 178-го завода, а потом — руководителя ДЦСС. Какое отношение Борбот имел к судоремонту и судостроению? Какая мне польза от того, что друзья Сергея Дарькина занимали руководящие должности? С нашими контрагентами стало невозможно работать.

Другой момент, почему я прекратил бизнес, — ужесточение контроля со стороны налоговых органов. Когда каждый шаг под надзором, ничего не зарабатываешь, а ДЦСС не отдает тебе твои деньги. Зачем такое предпринимательство?

Благо пенсию заработал. Сейчас живу в Одесской области, работаю на огороде. Периодически посещаю Таиланд, раз в несколько лет бываю в Приморье, навещаю родню и друзей. Конечно, этот край стал для меня за десятилетия родным.

Работать без паники

— На ваш взгляд, строящаяся в Большом Камне судоверфь имеет будущее?

— Конечно, суда по перевозке СПГ, ледоколы — это перспективно. Северный морской путь освобождается от крупных льдов. Не думаю, чтобы частный бизнес вкинул в предприятие столько денег просто ради того, чтобы их потерять.

— Почему на российских предприятиях до сих пор широко используется китайская рабочая сила?

— Китайцы, в отличие от русских, готовы работать с утра до вечера, ими проще управлять. Наш начальник думает не как заплатить рабочему, а как сэкономить и самому увести деньги. Китайский начальник получает от заказчика средства и старается более или менее честно распределить между своими людьми.

— На ваш взгляд, как меняются условия для ведения предпринимательской деятельности в России начиная с 90-х? Насколько эффективны льготы, которые получают резиденты свободного порта, ТОСЭР?

— Преференции для бизнеса изначально были существенными. Первые кооперативы платили налогов всего 4,7% от прибыли, а бухгалтерский учет велся простейший. Не требовалось никакой особой отчетности, сидел один человек, спокойно учитывал доходы, расходы.

Конечно, поддержка, которую получают новые предприятия в рамках особых экономических режимов, — очень здорово. Но что могут малые предприниматели в рамках своих скромных возможностей? Надеяться, что кто-то вбухает в дело свои деньги и сам потянет производство? Никто не потянет. Кредит не взять, налоговая будет постоянно беспокоить. На мой взгляд, резиденты должны строиться и развиваться в рамках неких комплексных госпрограмм, при поддержке крупного бизнеса, госкорпораций. Как это работает в Японии. К примеру, нужны Toyota какие-то детали, корпорация организует дочернюю фирму, покупает туда станок. Компания Toyota создает вокруг себя тысячи и тысячи малых предприятий, с которыми заключает длительные контракты на изготовление определенных комплектующих, оказание услуг, снабжение. С утра до вечера эти «сателлиты» работают на корпорацию и за счет этого живут.

Без партнерства с крупным бизнесом или государством частному предпринимателю тяжело. В России же об этом даже и речи нет. Крупный бизнес, наоборот, выдавливает мелкий. ДЦСС, к примеру, первым делом взял «под себя» судоремонтные заводы и их финансы. Фактически корпорация выполняет ту роль, которую играл в СССР Госплан. (Смеется). Какая тут может быть частная инициатива и развитие?

— Если взять условного начинающего российского предпринимателя, какие вызовы перед ним стоят? На какие риски ему следует обратить внимание в первую очередь?

— Каждый должен заниматься своим делом, подходить ко всему с головой. Условно говоря, если ты специалист по сварке металла, не суйся в деревообработку. Нужна высокая квалификация, опыт. Получить их можно, работая на крупных предприятиях. Придя в бизнес «с улицы», можно только торговать, больше ничего не получится.

— Вы пережили с конца 80-х не один и не два кризиса. Сейчас в России наступает новый — дешевеет нефть, дорожает доллар. В мире свои условия диктует коронавирус и есть предпосылки к замедлению экономического роста. Что делать российскому малому, среднему бизнесу в этих условиях?

— Считаю, просто нужно работать и не обращать на пандемию и прочее внимания. Без паники. Берите пример с китайцев. Они практически уже восстановили свое производство.

— Один из крупных приморских предпринимателей сказал, что бессмысленно требовать от российского бизнеса соблюдения норм и правил в тех же объемах, как это делается в развитых странах, типа ЕС или США. Ради конкурентоспособности России, скорее, в нормативных подходах стоит быть более скромной, приближаясь к Китаю?

— Здесь есть рациональное зерно. Главная беда — в России очень много чиновников, больше, чем было во всем СССР. Каждый из госслужащих считает себя незаменимым, оправдывая свое существование, начинает усложнять правила, придумывать новые инструкции. Конечно, контролирующие структуры нужны, но не до такой степени.

Думаю, электронный документооборот, электронные платежи должны повлечь резкое сокращение количества чиновников и тотальный контроль расходования средств. Все можно увидеть — где что отмывают, законно расходуют или нет.

Начальники на местах, получая из центра деньги на программы развития, большие стройки, сразу думают о том, чтобы создать карманное предприятие и туда закачать эти средства. Огромные бюджетные деньги прокачиваются через посредников и поступают в карманы чиновников. Жулики, у них одна идеология — своровать.

Царство олигархии

— На Украине другой менталитет?

— Здесь всем управляют олигархи. Эти очень богатые люди взялись четко контролировать прохождение своих денег. Идет сокращение кадров в областных энергокомпаниях, разделяется сбор денег от населения и обслуживание коммунальных сетей. В общем, олигархи занимаются тем, чем должно заниматься государство. Но народ недоволен, поскольку работают капиталисты на свой карман, все выводится в офшоры. Не благотворительностью же эти олигархи занимаются, просто идет грабеж богатств страны. Сейчас появились новые платежи — помимо самого газа мы оплачиваем отдельно его транспортировку. Хотя вся газотранспортная система Украины построена еще в советское время на народные деньги, а те, кто собирает деньги, никакого отношения к транспортировке по большому счету не имеют.

— Получила ли Украина, ориентируясь на Запад, экономические преференции?

— Скажем, льготы эти неофициальные. Квалифицированные, грамотные люди, их миллионы, выезжают за границу. Все на заработках у соседей, там лучше платят. Для самой страны это очень плохо, потому что собственное производство в отсутствие кадров развивать невозможно. Характерно, что на Украине сильно в последние годы растут зарплаты. Потому что проблема найти, допустим, строителя, плиточника.

— Изменилось ли на Украине что-либо с приходом нового президента? Есть ли предпосылки для восстановления добрососедских отношений между РФ и Украиной?

— Ничего такого не вижу. Зеленский не в состоянии ничего сделать, поскольку все силовые структуры контролирует не он. В такой ситуации реализовать какие-то собственные планы не в силах президента, даже если они есть. Со всех сторон Владимиру Александровичу суют палки в колеса.

— Пугает ли украинцев коронавирус?

— Сейчас я в небольшом городе, все тихо и спокойно, паники нет. Медицина же наша настолько слаба… Раньше люди умирали от гриппа, воспаления легких, и сейчас умирают. Процент смертности такой же, как и был. Многие мои знакомые переболели какой-то респираторной инфекцией. Тут главные факторы — хорошие генетика и иммунитет.

 

Комментарии (2)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Кот 2 месяца назад
0 1
В России не только воры и негодяи живут. Иначе бы страна развалились.
местный 2 месяца назад
2 0
все правильно написано,жаль ,что живем в стране воров и негодяев
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ