«То, что мы видим в центре Владивостока, противно задуманному…»

Город когда-то представлял собой «восемь деревень»

В начале 60-х, когда начиналось строительство «большого Владивостока», Валентин Аникеев занимал должность главного инженера проектов института «Дальневосточный ПромстройНИИпроект Госстроя СССР», а в дальнейшем стал главным архитектором края. Город, еще в 1962 г., по его словам, представлявший собой «восемь деревень», развивался в соответствии с четко отработанными принципами советской градостроительной политики, и если бы не грянула перестройка, сегодня он выглядел бы совсем по-другому.

«В 1974 г. был проведен всесоюзный закрытый конкурс на проект детальной планировки центра Владивостока от Амурского залива до Луговой, — рассказал Валентин Аникеев. — Выиграл его московский коллектив — 4-я архитектурная мастерская института Гипрогор во главе с Леонидом Вавакиным, который позже стал главным архитектором Москвы, а ныне является академиком РААСН. Если бы этот, на мой взгляд, очень ценный проект удалось реализовать (а его начали реализовывать), центр Владивостока выглядел бы иначе. Леонид Васильевич четко продумал силуэт города, архитектурную композицию, обосновал и определил как планировочную организацию всего амфитеатра вокруг бухты Золотой Рог, так и расстановку высотных акцентов, которые должны были подчеркнуть уникальный ландшафт с нашими замечательными сопками.

Строительство моста через бухту Золотой Рог было намечено еще согласно генплану 1961 г., но в проекте детальной планировки центра города, предложенном Вавакиным, мост выглядел практически так же, как он выглядит сегодня. Увы, развал Советского Союза нарушил планы, и то, что мы видим в центре Владивостока, противно задуманному Вавакиным — это хаос и точечная застройка, высотки, которые беспорядочно воткнули там, где заказчику удалось получить землю.

В советском градостроительстве был четкий порядок, практиковался комплексный подход к развитию территорий, существовали генеральные планы городов. Градостроительная наука и практика СССР достигли такого высокого уровня, что советский опыт перенимали в Германии и Японии. Конечно, если говорить об архитектуре, на нее влиял диктат экономики — цена квадратного метра в жилых домах регулировалась прейскурантом, утвержденным на высшем уровне: хочешь не хочешь, а выйти за эти рамки ты не мог. Система ограничивала творческий полет мысли архитектора. С другой стороны, сегодня его ограничивает заказчик.

Если бы нам удалось сохранить советский подход к градостроительству, город развивался бы по другим законам, но, к сожалению, есть вещи, которые очень мешают этому. Согласно Конституции, все формы собственности равноправны — и федеральная, и региональная, и муниципальная, и частная, а де-факто (и такая ситуация сложилась не только в России, но и в мире) тон задает частная собственность. В СССР, если требовалось построить новые районы, проложить коммуникации, эти планы реализовывались беспрепятственно. Сегодня любой вопрос упирается в интересы собственника. Вы, наверное, в курсе, что нам пришлось специально принимать законы для того, чтобы снести ряд объектов и проложить коммуникации к саммиту АТЭС. Градостроительство СССР было на голову выше — это несомненно, однако реалии рыночной экономики диктуют совсем другие правила, несовместимые с советским размахом».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ